www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Криминология
Есберген Алауханов. Криминология. Учебник. – Алматы. 2008. - 429 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЦ, СОВЕРШАЮЩИХ НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА

Выявление причин преступности в целом и отдельных категорий преступлений предполагает, прежде всего, тщательное изучение личности преступника. Именно в ней аккумулируются различного рода факторы объективного и субъективного характера, которые сами по себе или при наличии тех или иных объективных условий, приводят к совершению преступлений. Те или иные качества личности могут либо стимулировать при определенных условиях преступное поведение, либо, наоборот, тормозить принятие соответствующего решения.

С.В. Бородин в этой связи отмечает, что «личность преступника с его сознанием и волей является тем центральным звеном, которое связывает причину и следствие. Здесь созревает решение совершить преступление, которое затем осуществляется... Для того, чтобы какие-то внешние обстоятельства обусловили преступное поведение, надо, чтобы они были соответственно оценены субъектом такого поведения, побудили его избрать преступный способ действия»1.

Под личностью преступника следует понимать совокупность демографических и социально-психологических свойств, приобретенных генетически или под влиянием окружающей среды и определяющих в совокупности ее поведение в той или иной ситуации. Свойства личности могут изменяться, и она может деформироваться.

Проблема личности преступника подверглась всестороннему исследованию в литературе. В опубликованных работах эта проблема исследуется на различных уровнях: применительно к преступности в целом, отдельным категориям преступлений, специфическим контингентам правонарушителей (женщинам, алкоголикам, несовершеннолетним, рецидивистам).

Наиболее перспективным, на наш взгляд, является изучение личности преступника применительно к отдельным категориям преступлений, исходя однако не из уголовно-правовой, а криминологической классификации. Такое изучение позволяет определить категорию лиц, которые в той или иной ситуации могут совершить соответствующее преступление, выявить механизм формирования антисоциальной мотивации поведения, результаты таких исследований, наконец, могут быть использованы при разработке профилактических мероприятий.

Личность преступника в так называемых бытовых, ситуативных преступлениях имеет свои особенности.

Авторы курса криминологии выделяют три основных типа личности преступника: 1) последовательно криминогенный, 2) ситуативно-криминогенный, 3) ситуативный.

Насильственные посягательства на личность, как правило, совершаются лицами, относящимися к двум последним категориям.

Преступления лиц ситуативно-криминогенного типа, в значительной мере, обусловлены как особенностями личности, так и неблагоприятной жизненной ситуацией. Для поведения лиц этого типа характерно систематическое нарушение моральных норм и совершение правонарушений непреступного характера, что создает готовность к преступлению. Личность ситуативного типа идет на преступление под влиянием необычно сложной обстановки, чаще всего неблагоприятно сложившихся личных, семейных или служебных обстоятельств. Преступление совершается под решающим влиянием ситуации. К этой категории относятся лица, впервые совершившие преступление.

Прежде всего нельзя, по нашему мнению, относить к преступникам ситуативного типа только лиц, впервые совершивших преступление. Ведь ситуации, обусловившие совершение преступления, могут в жизни индивидуума повториться, и, только по признаку повторного совершения преступления, отнесение его к ситуативно-криминогенному типу означало бы формализацию этой квалификации, что в значительной мере снижало бы ее теоретическое и прикладное значение. Едва ли существуют, на наш взгляд, основания для выделения типа «случайного» преступника. Трудно выделить параметры, по которым его можно было бы отличить от преступника ситуативного типа. Ведь такие преступники, по общему правилу, признают социальные нормы и совершают преступления под влиянием экстраординарной ситуации. Чем же они отличаются от «случайного» преступника? Ведь последний также действует прежде всего и в основном под влиянием ситуации, нередко созданной потерпевшим. Едва ли различия между ними имеют практическое значение. Мало того, выделение типа «случайного» преступника означает признание того, что преступление способен совершить при определенных условиях каждый человек, не обладающий никакими криминогенными признаками. Между тем большинство людей, даже в острых криминогенных ситуациях, не способны совершить насильственное посягательство на личность.

Нами был опрошен значительный контингент лиц молодого возраста (студенческая молодежь), 440 их них ответили, что неспособны на совершение таких посягательств. Все это позволяет сделать вывод, что насильственные посягательства на личность, в частности, причинение вреда здоровью в так называемых «бытовых» преступлениях, совершают лица ситуативно-криминогенного и ситуативного типа.

В этой связи нельзя не согласиться с предложением о выделении в криминологии специальной группы преступлений, совершаемых в сфере бытовых отношений. Выделение и четкое отграничение «бытовых» преступлений от иных составов позволит, в прикладном аспекте, привести в определенную систему меры их профилактики.

В литературе рядом авторов проводится разграничение «бытовых» и «досуговых» преступлений. Авторы Курса советской криминологии считают, что «конструирующим признаком насильственного бытового преступления должен служить бытовой конфликт, т.е. столкновение интересов, острое противоречие между преступником и потерпевшим, связанными между собой личностными..., либо общественно-бытовыми отношениями... Атрибутивный признак досугового преступления – это совершение его в свободное от работы и быта (в узком смысле) время. Досуговое преступление как бы вырастает из определенных видов свободного времяпрепровождения». Едва ли это разграничение обладает достаточной четкостью и практической значимостью. Куда, например, отнести насильственное преступление, совершенное на пикнике в загородном лесу на почве ревности? Если исходить из предложенной классификации – и к бытовым, и к досуговым.

Поэтому мы исходим из того, что к бытовым преступлениям следует относить как преступления, совершаемые в сфере повседневных бытовых отношений, так и те, что совершаются гражданами в часы и дни досуга опять же на почве бытовых ситуаций.

Этой категории преступлений соответствует и определенный тип преступника, для которого при принятии решения о совершении преступления в качестве решающего фактора выступает ситуация.

С учетом этого обстоятельства следует отметить, что лица, совершающие такие преступления, имеют меньше специфических криминогенных особенностей, чем те, кто совершает кражи, грабежи, разбойные нападения, изнасилования, хулиганство и др. Для таких лиц характерна значительно меньшая нравственная деформация. Поэтому структура этой группы правонарушителей имеет относительно меньше специфических отличий от общей структуры населения.

Тем не менее, проведенные исследования позволили выделить некоторые демографические и социально-психологические особенности, присущие на статистическом уровне лицам, совершающим насильственные посягательства на личность на почве бытовых отношений. Их значение и учет могут оказаться полезными при проведении профилактических мероприятий.

Каковы же основные признаки лиц, совершивших рассматриваемые преступления?

По полу осужденные за причинение вреда здоровью в 2005 и 2006 годах распределяются следующим образом: мужчины – 93 % и женщины – 7 %. Это касается вреда здоровью всех видов. Среди осужденных только за средней тяжести и тяжкий вред здоровью женщины составили 5,8 %. Таким образом, женщины относительно чаще причиняют легкий вред здоровью. Эти данные еще раз подтверждают, что насильственные преступления в основном совершаются мужчинами. Доля причиненного женщинами вреда здоровью ниже, чем их доля в общей структуре преступления. Такой вывод подтверждается и данными других многочисленных исследований. Уровень тяжкой насильственной преступности среди женщин имеет тенденцию к росту. Здесь, видимо, проявляется определенная тенденция распространения мужского типа поведения среди некоторой категории женщин, характеризующаяся потреблением спиртных напитков, склонностью к разрешению конфликтов насильственными средствами, а также половой распущенностью, чреватой нередко острыми межличностными конфликтами. В качестве одной из причин возросшей среди женщин преступности против личности является то, что женщины становятся более грубыми, черствыми, менее женственными, чувствительными. Это связано с ослаблением в обществе социальных институтов и, в первую очередь, семьи и социального контроля.

В преступлениях против личности для женщин особое значение приобретает ситуация, которая часто выступает в качестве повода к совершению преступления. Эти преступления чаще всего связаны с личными переживаниями, такими, как ревность, месть, ссора.

Многие насильственные преступления женщин связаны с неумением предвидеть последствия своих действий, в сочетании с повышенной, как правило, оценкой значимости конфликтов в семейной жизни для ее последующего поведения. Речь, разумеется, идет не об отсутствии предвидения, так сказать, физических последствий своих действий, а о последствиях для всей последующей жизни, в частности, неумения сопоставить объективную значимость возникшего конфликта и все социальные последствия совершаемых насильственных действий.

Следует также отметить, что значительное число преступлений совершены женщинами (более 60 %) под влиянием виктимного поведения потерпевших, в основном мужей и сожителей.

Демографическая характеристика личности преступника предполагает выявление возрастных групп, наиболее склонных к совершению преступлений.

По данным проведенного выборочного обследования осужденные за все виды телесных повреждений, по возрасту распределялись следующим образом:

– до 18 лет – 2 %;

– от 18 до 25 лет – 21,5 %;

– от 25 до 35 лет – 43,5 %;

– от 35 до 50 лет – 21 %;

– от 50 до 60 лет – 9,7 %;

– свыше 60 лет – 2,3 %.

Таким образом, наиболее распространено совершение таких преступлений среди лиц в возрасте от 25 до 35 лет. Группы же в возрасте от 18 до 25 лет и от 35 до 50 лет почти одинаковы. А в целом лица в возрасте 35 лет составили 67 % всех осужденных.

Анализ осужденных по возрастному признаку позволяет сделать и вывод о том, что лица более молодого возраста несколько чаще причиняют средней тяжести и тяжкие телесные повреждения. Среди них:

– от 18 до 25 лет – 25,2 %;

– от 25 до 35 лет –43,6 %;

– от 35 до 50 лет – 12,6 %;

– от 50 до 60 лет – 12,6 %;

– свыше 60 лет – 3,4 %.

Итак, осужденные в возрасте до 35 лет за эти наиболее тяжкие посягательства на здоровье граждан составили 71%.

Таким образом, совершение насильственных посягательств на здоровье личности характерно в основном для лиц молодого (однако, не юношеского) и среднего возраста.

Анализ изученных уголовных дел позволяет объяснить эту закономерность. Именно у людей более старшего (в основном, среднего) возраста возникают наиболее серьезные конфликтные ситуации, суть которых нередко сводится к крушению устоявшегося образа жизни, разрушению семьи, супружеской неверности, предательству в дружбе и т.п. Кроме того, в этом возрасте может сложиться социально-деформированная личность с вредными, а порой и опасными привычками и наклонностями – тип криминогенно-ситуативного преступника. Все это может способствовать социально-негативному поведению в сложившейся криминогенной ситуации, особенно связанной с виктимным поведением потерпевшего.

В более молодом возрасте люди реже попадают в критические ситуации, а в более позднем их жизненный опыт позволяет им находить правомерные решения в конфликтных и проблемных ситуациях.

По данным проведенного выборочного исследования, осужденные за причинение телесных повреждений различной тяжести по роду занятий распределялись следующим образом: рабочие – 63, 2 %, служащие – 9,1 %, учащиеся школ (лицея, колледжа) – 2,2 %, сельские жители – 10,3 %, пенсионеры – 5,7 %, лица, временно не работающие – 4,6 %, лица без определенного места жительства и без определенных занятий – 3,4 %, отбывающие наказание в местах лишения свободы – 1,5 %.

Среди рабочих значительную часть составили лица, занятые неквалифицированным и малоквалифицированным трудом.

Обращает на себя внимание относительно небольшое число осужденных из числа сельчан (10,3 %), свидетельствующее о том, что насильственные способы разрешения межличностных конфликтов относительно меньше распространены среди сельского населения республики. Незначительное число осужденных учащихся школ, лицеев и колледжей в определенной степени связано с тем, что в исследуемый контингент не включались лица, причинившие телесные повреждения в процессе совершения хулиганства. Относительно невелико среди лиц, совершающих преступления ситуативного характера, связанные с причинением вреда здоровью граждан, число временно или постоянно не работающих. Они в исследуемом контингенте составили 8 %. Это значительно меньше, чем число таких лиц, совершающих корыстно-насильственные преступления. Видимо, это связано с тем, что у таких лиц ограничены и ослаблены социальные связи (семейные, по месту работы, учебы, иные неформальные). В связи с этим, преступления чисто ситуативного характера они совершают значительно реже, чем корыстные и корыстно-насильственные.

Не вызывает сомнений влияние образовательного уровня граждан на их поведение в тех или иных конфликтных ситуациях. Вместе с тем следует отметить, что низкий уровень образования все же более характерен для лиц, совершающих преступления не ситуативного характера, таких как кража, грабеж, хулиганство, изнасилование и т.п. Во всяком случае, по данным проведенного нами исследования, можно сделать такой вывод, хотя, разумеется, влияние общего уровня культуры проявляется и в ситуативных преступлениях. Преступники и законопослушные граждане – это в большинстве случаев и прежде всего существенно различные по уровню и содержанию культуры типы личности – различные социально-культурные типы.

Все же отметим, что сказанное не в полной мере применимо к ситуативным преступлениям, особенно к таким, которые совершаются под значительным влиянием виктимного поведения потерпевших. Такие преступления нередко совершаются лицами того же социально-культурного типа, что и законопослушные граждане. Косвенно это подтверждают данные об образовательном уровне осужденных за причинение телесных повреждений. По данным выборочного исследования среди осужденных за эти преступления неграмотные составили 3,4 %, малограмотные и имеющие образование до 4 классов – 1,5 %, 4–7 классов – 9,1 %, неполное среднее образование (8 классов) – 18,6 %, среднее и среднее специальное образование – 64,3 %, незаконченное высшее – 11 %, высшее – 2 %.

Вместе с тем, среди осужденных преобладают лица, имеющие среднее и высшее образование (67,4 %), а вместе с имеющими неполное среднее образование они составили 85,9 %.

Лица с низким уровнем образования чаще совершают насильственные преступления под влиянием алкогольного опьянения.

По семейному положению осужденные распределились следующим образом: женатые (замужем) – 70,2 %, холостые – 24,1 %, разведенные – 4,6 %, вдовцы и вдовы – 1,1 %. 27,5 % осужденных имели детей.

Эти данные также весьма характерны для ситуативных преступлений. Среди лиц, совершивших другие насильственные преступления, преобладают не состоящие в браке. Семья является фактором, который тормозит возникновение решимости совершить преступление. Наличие семьи и детей увеличивает число социальных функций человека, круг обязанностей, общения. Понимание ответственности перед семьей и детьми обычно стимулирует законопослушное поведение. Для подростка и, в значительной мере для взрослого преступника, ближайшая социальная группа (а сюда, прежде всего, и безусловно относится семья) чрезвычайно важна, потому что именно реакции со стороны окружающих составляют в значительной мере источник поведения индивида. Наши исследования дают основания сделать вывод о том, что чисто ситуативные насильственные преступления чаще других совершаются женатыми (замужними) и нередко именно на почве семейного конфликта. Это косвенно подтверждается и данными о том, что 97,7 % совершивших преступление, жили в своей квартире и лишь 2,3 % – в общежитиях.

По данным анкетирования осужденных, 47,1 % осужденных в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения, 42,6 % – были трезвы, 9% опрошенных на этот вопрос не ответили.

Представляет интерес вопрос об отношении осужденных к алкоголю и наркотикам. Проведенный нами опрос осужденных показал, что 16,6 % из числа употребляли спиртные напитки систематически, 63 % изредка, 4,5 % в той или иной мере употребляли наркотики, 15,9 % вообще ни спиртное, ни наркотики не употребляли. 17,6 % опрошенных доставлялись в медвытрезвитель, 7,8 % – лечились от алкоголизма, а 0,5 % – от наркомании.

Все это позволяет сделать вывод о том, что хотя почти половина осужденных в момент совершения преступления находилась в состоянии опьянения, алкоголизм, наркомания не характерны для лиц, совершающих ситуативные (бытовые и досуговые) преступления, посягающие на здоровье граждан.

15,8 % опрошенных до совершения преступления участвовали в азартных играх, в основном, играли в карты. 28,5 % – ранее подвергались административным и дисциплинарным взысканиям.

По данным выборочного изучения уголовных дел, 25,2 % осужденных были ранее судимы, в том числе 10,2 % за преступления, связанные с причинением телесных повреждений.

Трудней оказалось выявить характер интересов осужденных, т.к. единственным источником сведений здесь являются материалы их опроса-анкетирования. Но содержащиеся в них ответы далеко не всегда достаточно определенны и искренни. Хотя 84 % опрошенных ответили, что читают художественную литературу, газеты, журналы, большинство из них дифференцированно на эти вопросы ответить не смогли. Однако, беседы со многими осужденными показали, что среди них все же преобладают лица, которые в основном проводили досуг, посещая кинотеатры, видеобары, рестораны, просматривая видеофильмы. Большинство читали газеты, но мало кто – художественную литературу. Кино и видеофильмы многие предпочитали детективного, эротического и порнографического характера, что могло отрицательно сказаться на их нравственном формировании. Нельзя в этой связи не согласиться с тем, что распространение порнографии, произведений, пропагандирующих культ насилия и жестокости, способствуют нравственной деградации лиц, совершающих эти преступления, формированию антисоциальной направленности сознания этих граждан, психологической готовности действовать в проблемных и конфликтных ситуациях, используя антисоциальные средства и способы.

Приведенные данные, характеризующие личность преступников, совершающих на почве бытовых, досуговых отношений насильственные посягательства на здоровье граждан, позволяют сделать следующие выводы.

1. Для лиц, совершающих преступления в сфере бытовых отношений, в том числе насильственные посягательства на здоровье граждан, не характерны какие-либо специфические социально-психологические особенности, которые резко отличали бы их от граждан законопослушных. Это обусловлено тем, что большинство этих преступлений совершается не столько в результате глубокой нравственной деформации этих лиц, сколько под влиянием ситуации.

Большинство лиц, осужденных за эти преступления, могут быть отнесены к типу криминогенно-ситуативному или ситуативному.

2. Подавляющее большинство этих преступлений совершается мужчинами среднего возраста, чаще в возрасте 25–35 лет. Основной контингент осужденных составили рабочие, в основном малоквалифицированные и работающие в сфере обслуживания. По своему образовательному уровню они мало отличаются от остального населения. Большинство обследованных лиц имели общее или специальное среднее образование. Однако, надо отметить, что 14 % из их числа не имели даже неполного среднего (8-классного) образования. Почти три четверти осужденных имели семью.

3. Для лиц, совершивших насильственные посягательства на здоровье граждан, характерны и некоторые социально-негативные признаки. Почти половина из их числа в момент совершения преступления находилась в нетрезвом состоянии, 16,6 % – употребляли спиртные напитки систематически, а 63 % – по их словам изредка, 17,6 % – доставлялись в медвытрезвитель, 7,8 % – лечились от алкоголизма и 0,5 % – от наркомании, 15,8 % осужденных участвовали в азартных играх, 28,5% – подвергались административным и дисциплинарным взысканиям, к ним применялись меры общественного воздействия.

Для большинства лиц, подвергавшихся анкетированию, характерна узость и примитивность духовных интересов.

4. По данным выборочного исследования рецидив среди рассматриваемой категории лиц составил 25,2 %. Это значительно ниже, чем уровень рецидива преступности в целом и по многим категориям преступлений.

Данные, характеризующие личность преступника, в значительной мере способствуют выявлению условий и обстоятельств, порождающих криминогенную ситуацию и способствующих совершению рассматриваемых преступлений.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100