www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Криминология
Есберген Алауханов. Криминология. Учебник. – Алматы. 2008. - 429 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ БЫТА

Криминологическая характеристика преступлений в сфере быта достаточна сложна. Она охватывает их пространственно-временные признаки (т.е. соотношение их различных видов, основные тенденции развития, распространенность, криминогенные ситуации, способы, место и время совершения).

Рассматриваемые преступления представляют собой совокупность однородных по основным криминологическим признакам (место совершения, бытовой характер мотивации и др.) преступных деяний. Вместе с тем, по видовому составу массив бытовых преступлений весьма неоднороден и включает различные по уголовно-правовым признакам преступные деяния (насильственные и ненасильственные, направленные против личности, нарушающие общественный порядок и др.).

Как показывает практика, насильственные преступления все более приобретают черты бытовой преступности. Наблюдается рост удельного веса насильственных преступлений в общей структуре преступности, а также числа насильственных преступлений, совершаемых в сфере быта.

Более 60 % преступлений против личности совершаются по бы-товым мотивам. Отличается устойчивая тенденция «бытовизации» насильственной преступности, которая чаще встречается в крупных городах. Однако, в отдельных регионах нашей республики большинство бытовых насильственных преступлений совершается в сельской местности. Это обусловлено особенностями социально-экономического и культурного развития данных регионов.

Анализ практики борьбы с бытовой преступностью указывает на тесную взаимосвязь «бытовизации» насильственных преступлений с пьянством. Реализация в нашей республике общегосударственной долговременной программы по преодолению пьянства и алкоголизма (ограничение продажи спиртных напитков несовершеннолетним, усиление правовых и иных мер борьбы с пьянством и т.д.) способствовала утверждению трезвости, укреплению общественного порядка. Сократилось число уличных правонарушений. Вместе с тем не утратила своей остроты проблема бытового пьянства. В значительной мере это обусловлено тем, что, с одной стороны, пьянство вследствие усиления борьбы с ним в общественных местах как бы вытесняется в сферу быта, а с другой стороны, возможности государственно-правового воздействия на питейные традиции в сфере семейно-бытовых отношений весьма ограничены.

Источником большинства рассматриваемых преступлений является конфликт, возникающий из повседневного межличностного общения в сфере семейно-бытовых отношений. По содержанию ситуации их можно подразделить на:

а) преступления как итог длительных и острых конфликтов, инициатором которых был преступник;

б) преступления, явившиеся следствием конфликтогенного поведения потерпевшего;

в) преступления как результат аморального образа жизни преступника и потерпевшего (на почве совместных пьянок и т.п.);

г) преступления, явившиеся следствием внезапно возникшего стрессового состояния, вызванного неправомерным поступком потерпевшего;

д) преступления, возникшие вследствие разрешения преступником общественно опасным способом внутриличностного конфликта в условиях объективно нейтральной ситуации.

Как свидетельствует практика, в сфере конфликтных семейно-бытовых отношений преобладают длящиеся криминогенно-конфликтные ситуации, охватывающие значительные временные границы, которые обычно перерастают в циклически обостряющиеся (периодическое напряжение в межличностных отношениях с тенденцией к усилению) или же только в обостряющиеся (конфликтность без видимого улучшения). Циклически повторяющие-ся криминогенно-конфликтные ситуации продолжаются в среднем в 33 % случаев от полгода до трех лет, а в 63 % случаев – от трех до восьми и более лет. Указанная классификация имеет важное познавательное значение, так как ориентирует субъектов профилактики на разработку и осуществление, так сказать, специально-сферных мер предупреждения применительно к особеннос-тям этих ситуаций. Дифференциация профилактических средств в соответствии с содержанием криминогенных ситуаций будет способствовать повышению действенности и целенаправленности профилактики.

Преступные посягательства в бытовой сфере обычно бывают направлены на близких личности преступника людей (супруга, родственники, знакомые), с которыми его связывают определенные ролевые отношения (семейные, родственные, дружеские), имеющие ярко выраженную эмоциональную окраску. В этом находит свое выражение специфика рассматриваемых преступлений, которые в отличие от других насильственных преступлений имеют четкую личностную направленность. Свойственная многим преступлениям анархо-индивидуалистическая направленность, выражающаяся в явном неуважении к обществу, для бытовых преступлений является лишь дополнительным, сопутствующим признаком, характерным для бытового хулиганства.

Большинство рассматриваемых преступлений совершается по месту совместного жительства преступника и потерпевшего: в изолированных квартирах (70 %), в общих квартирах (14 %), в общежитиях (6 %), на улице и в других общественных местах (10 %). Симптоматично и то, что эти преступления совершаются в основном в рамках семьи с соседями. Сравнительно небольшой удельный вес преступлений, возникающих на почве конфликтных соседских межличностных отношений, во многом объясняется успешным решением в нашей республике жилищного вопроса. Строительство благоустроенных изолированных квартир на одну семью, квартир с так называемыми дворами на этажах для многодетных семей значительно нивелирует проблему «кухонных» и других конфликтов соседей, возникающих в общих квартирах. Однако, данный, безусловно, благоприятный социальный процесс может обусловливать и некоторые побочные нежелательные последствия. Способствуя усилению автономности семьи, квартирная изолированность значительно снижает возможности социального контроля за поведением в семье. Замкнутость внутрисемейных отношений, отсутствие или ослабление межсоседского общения, как свидетельствует практика, нередко приводят к тому, что возникающие на почве конфликтных семейных отношений криминогенные ситуации не получают своевременной разрядки извне, за-трудняют направленное воздействие на конфликтующие стороны в целях приостановления неблагоприятного формирования их личности.

Преступления в сфере быта совершаются в основном в нерабочее время: вечером – 65 %, ночью – 12 %, днем – остальные. Несколько больше преступлений совершается в праздничные и выходные дни. Сведения о времени, месте и других обстоятельствах совершения этих преступлений показывают, что профилактическая работа, связанная с усилением социального контроля по месту жительства граждан, должна быть активизирована в вечернее время, а также в предвыходные, выходные и праздничные дни. Особое внимание следует обратить на так называемых бытовых пьяниц, семейных дебоширов и лиц, находящихся под админист-ративным надзором или состоящих на профилактическом учете.

Одной из главных особенностей изучаемых преступлений является совершение их одним лицом. Выборочное исследование показывает, что только 3 % бытовых преступлений совершены в группах. Это связано с близким характером отношений преступника и потерпевшего. Групповые же преступления в основном имели место при совершении бытового хулиганства и преступлений между соседями в общих квартирах.

Криминологическая характеристика преступлений, возникающих в сфере быта, предполагает и изучение личности преступника. Такое изучение имеет важное значение для познания причинно-следственных связей, лежащих в основе рассматриваемых преступлений, обеспечивает применение адекватных познаний объекту профилактических средств воздействия.

Преступления в сфере быта совершают в 85 % случаев лица мужского пола. При этом они совершают наиболее опасные бытовые преступления по сравнению с преступлениями, совершаемыми женщинами.

Криминологический интерес представляет сравнение удельного веса женщин, совершивших бытовые преступления, с их удельным весом в общем контингенте лиц, совершающих преступления.

В целом женщин в составе преступников значительно меньше, чем мужчин. По выборочным данным, удельный вес женщин в общем составе преступников составляет 12–15 %.

Доля женщин среди убийц составляет 3–4 %; среди лиц, нанесших тяжкие телесные повреждения – 2–3 %. Однако, в составе бытовых преступников, совершивших убийство, удельный вес женщин почти в два раза выше. Такие различия в мужской и женской преступности объясняются сложным комплексом социальных факторов, определяющих поведение мужчин и женщин. Применительно к преступлениям в сфере быта в общей структуре жен-ской преступности значительный удельный вес занимают преступления против личности, совершаемые в острых криминогенно-конфликтных ситуациях и обусловленные негативными сторонами бытовых отношений. Такое положение определяется, по-видимому, остаточными явлениями фактического неравенства полов в быту, обостряющими внутрисемейные отношения, неоправданным различием в положении, которое занимает женщина в системе общественных отношений и при выполнении бытовых обязанностей, негативными явлениями и противоречиями, возникающими при рассогласовании производственных и семейных ролей. В этой связи важное значение в предупреждении преступлений и других правонарушений, совершаемых женщинами в сфере быта, имеет дальнейшее развитие процесса эмансипации женщин и укрепление их статуса, устранение диспропорций в различных сферах жизнедеятельности и правильное сочетание производственных и семейных ролей, выполняемых женщинами в обществе, быстрое и эффективное разблокирование криминогенно-конфликт-ных ситуаций в быту, другие общеспециальные и специальные меры профилактики.

Проведенные исследования показывают, что среди совершивших преступления в сфере бытовых отношений наибольшей криминогенной активностью отличаются две возрастные группы – лица 18–30 и 31–40 лет. Это не случайно и во многом связано с социальным статусом лиц указанных возрастных групп.

Особый интерес представляет подгруппа лиц 25–30 лет, т.е. возраста активной брачно-семейной жизни, становления семейных отношений, предполагающего новые обязанности, нормы поведения и т.п. В этой ответственный период жизни нередко происходит вызревание и обострение внутрисемейных противоречий, разрешаемых, как правило, в форме межличностных конфликтов. Важным показателем обострения бытовых конфликтов является статистика разводов. Несмотря на национальные, другие особенности населения Казахстана, возрастной «пик» разводов падает именно на молодых людей указанного возраста. Это наводит на мысль о некоторой идентичности процессов, обусловливающих разводы и совершение преступлений в сфере быта.

Ряд факторов, подводящих супругов к расторжению брака, детерминируют и семейно-бытовые преступления. Например, разводы чаще происходят из-за пьянства мужа, которому, как правило, сопутствует жестокость, скандалы, побои, угрозы убийством и другие антиобщественные действия. Эти же факторы играют ведущую роль в детерминации преступлений, совершаемых на почве бытовых конфликтов. Следовательно, проблема разводов имеет и криминологический аспект. Это необходимо учитывать при разработке мероприятий демографической политики. По уровню образования лица, совершившие преступления в сфере быта, характеризуются следующим образом: имеют начальное образование – 3 %; неполное среднее – 27 %; среднее – 66 %; высшее – 4 %.

Как видим, рассматриваемая группа преступников имеет относительно высокий уровень образования. Это обусловлено тем, что большая часть конфликтов в сфере быта возникает у молодежи, которая, как известно, отличается более высоким образовательным уровнем. Однако молодые люди, совершившие преступления в сфере быта, все же отстают по уровню образования и культуры от своих законопослушных сверстников. Они, как правило, заняты тяжелым физическим неквалифицированным трудом (грузчики, разнорабочие и др.). Среди них распространено злоупотребление алкоголем. Именно этот контингент совершает больше всех преступлений. Но было бы неправильным напрямую связывать характер труда и противоправное поведение лиц. Здесь необходимо учитывать сложное взаимодействие иных факторов (культурно-образовательный уровень, потребности, интересы и др.), определяющие поведение человека.

Большой интерес представляют лица, которые на момент совершения бытовых преступлений нигде не работали и не учились. Как известно, правовой ответственности за тунеядство в настоящее время в нашей республике нет. Однако это не меняет характеристику таких лиц. Негативное отношение к труду и склонность к паразитическому существованию отрицательно сказывается на развитии их личности, обостряет отношения с членами семьи, родителями и обусловливает возникновение криминогенных ситуаций. Так, две трети лиц этой группы неоднократно меняли место работы, не задерживались на одном предприятии более года. С последнего места работы каждый третий из них был уволен за прогулы и иные нарушения трудовой дисциплины. Большинство их характеризовалось повышенной криминогенной активностью и совершило наиболее тяжкие преступления.

Значительный интерес представляют уголовно-правовые признаки, дающие возможность определить направленность преступных посягательств и степень устойчивости антиобщественного поведения бытовых преступников. Почти каждый третий из них ранее осуждался за совершение различных преступлений, в том числе около половины имели две и более судимости. Более 35 % были опасными рецидивистами как раз по преступлениям в сфере быта. Причем, преступники-рецидивисты, осужденные первоначально за хулиганство, впоследствии совершали на почве бытовых конфликтов тяжкие преступления против личности. Например, почти каждое бытовое убийство и каждое второе тяжкое телесное повреждение совершаются лицами, ранее судимыми за хулиганство, а в возрастной структуре наибольший преступный опыт наблюдается у лиц старше 30 лет (две и более судимости). В целом следует констатировать, что по мере увеличения возраста растет количество судимостей. Причем, этой тенденции сопутствует закономерность увеличения вероятности совершения более тяжкого преступления по мере роста количества судимостей. Материалы выборочных исследований свидетельствуют, что среди бытовых преступлений, совершенных рецидивистами, почти отсутствуют деяния, причиняющие легкие телесные повреждения. Вместе с тем деяния, причиняющие тяжкие телесные повреждения, составляют большинство.

Иногда вышеуказанная закономерность принимается за универсальную, т.е. распространяющуюся на последовательное совершение ряда любых преступлений. Но это не совсем так. Анализ эмпирических материалов показывает, что применительно к преступлениям в сфере быта данная закономерность не проявляется. Иными словами, вероятность совершения более тяжкого преступления небольшая, особенно если ранее совершались не насильственные преступления. Следовательно, необходим дифференцированный подход, учитывающий структуру совокупности ранее совершенных преступлений. При этом особую роль, как уже отмечалось, играет хулиганство, которое является своеобразным предвестником высокой вероятности совершения в будущем более тяжкого преступления, особенно в быту, где часто возникают конфликтные ситуации. Представляется, что данный момент имеет важное прогностическое значение, и его следует учитывать в профилактике насильственных преступлений в сфере быта.

Среди так называемых бытовых преступников-рецидивистов преобладают лица, которые находились на свободе после отбытия последнего наказания не более трех лет, т.е. для них характерен ранний рецидив, что, по-видимому, объясняется возрастными особенностями рассматриваемых преступников. Повторное совершение преступлений в течение времени, превышающего три года по-сле отбытия наказания, характерно для лиц в возрасте свыше 30 лет.

Наличие у рецидивистов неискорененных антиобщественных взглядов и привычек указывает на недостатки в деятельности ИУ КУИС. Особенно сильно они проявляются, когда рецидивисты сталкиваются с бытовой, семейной и трудовой неустроенностью, отрицательным к ним отношением в семье и в коллективе. Все это в сочетании с негативной ориентацией, определенными укоренившимися качествами личности, досугом, заполняемым пьянством, может привести к последующему рецидиву преступлений. Лицо, отбывшее наказание и болезненно переносящее процесс адаптации, в условиях конфликтной бытовой ситуации может «сорваться» и совершить новое преступление, особенно в тех случаях, когда «делает ставку» на семью как средство восстановления своего социального статуса. Заметим, что помимо традиционно декларируемых в литературе мер усиления борьбы с рецидивом (совершенствование деятельности судов, ИУ КУИС, органов, осущест-вляющих административный надзор), весьма важными являются профилактика и устранение межличностных конфликтов в быту рецидивистов, отбывших наказание. В этом направлении в равной степени необходимы как различного рода меры по усилению социального контроля, так и меры, направленные на оказание помощи по улучшению жилищно-бытовых условий и налаживанию нормальных внутрисемейных отношений.

Для полной криминологической характеристики преступлений, совершаемых в сфере быта, необходимо изучение личности преступника в системе конкретных форм ее социальной деятельности. Утвердившийся в психологии деятельный подход в изучении явлений психической жизни личности позволяет рассматривать ее в некотором относящемся именно к ней, осуществляемом ею процессе жизнедеятельности. При этом можно выявить, какие общественные процессы и формы непосредственно влияют на формирование личности и выяснить роль личности в становлении своего «я». Существует истина: «Какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами». Именно это дает ключ к познанию личности человека как сложного социально-биологического существа.

Лицам, совершившим преступление в сфере быта, как уже отмечалось, свойственно противоречивое сочетание отрицательных и положительных черт личности и столь же противоречивое по своему содержанию сочетание форм социальной деятельности. Это значит, что при исследовании образа жизни преступника необходимо избегать однозначных характеристик и стремиться к изучению личности в системе его различных по социальной значимости и качеству видов деятельности.

В социальной действительности жизнедеятельность человека представляет собой совокупность многообразных форм ролевого и внеролевого поведения. Причем первые составляют подавляющее большинство форм социальной активности личности. Каждый человек в своей трудовой, общественной и личной жизни исполняет множество разнообразных ролей. Криминологи в целях более глубокого изучения личности преступника стали все чаще обращаться к теории ролевого поведения. Хотя концепция социальных ролей по-разному воспринимается и трактуется отдельными авторами, в целом понимание ее сводится к трем аспектам: роль как сумма требований, ассоциированных с данной позицией; роль как понимание индивидом того, что от него требуется данной позицией, т.е. субъективное восприятие объективных требований; роль как реальное действие индивида в данной позиции – ролевое поведение.

Особо велико значение ролевого поведения в сфере бытовых отношений, т.е. там, где совершается большинство насильственных преступлений. Если рассматривать жизнедеятельность бытовых и семейных правонарушителей в целом, то нередко наблюдается резкое противоречие между их ролевым поведением в бытовой сфере и поведением в сфере труда, характеризующееся своеобразным феноменом «раздвоения» личности: с одной стороны, человек вежлив и дисциплинирован на работе, с другой – скандалист и деспот в семье. По данным выборочных исследований около 60 % изученных лиц, совершивших преступление в сфере быта, характеризовались по месту работы положительно, в то время как по месту жительства положительно характеризовалось только 20 %. Причем характеристики как положительные, так и отрицательные имели прямую связь с отношением человека к своим трудовым или семейным обязанностям.

Дуалистический характер поведения бытовых преступников определяется не только противоречиями, обусловленными различной степенью развитости и согласованности тех или иных сфер жизнедеятельности, где существуют различные нормы поведения, но и способами включения в социальные процессы самого человека (в семье, например, противоречия могут создаваться неадекватностью действий человека требованиям, вытекающим из брачно-семейных отношений).

Истоки такого противоречивого поведения семейно-бытовых правонарушителей в определенной мере позволяет вскрыть теория ролей. Ролевое поведение в семье осуществляется в основном в форме коллективной совместной деятельности всех членов семьи, обеспечивающей ее функционирование. Существует определенная связь между ролевым поведением членов семьи и социальными функциями семьи, которым принадлежит определяющая роль. Более того, социальные роли в семье есть отражение ее социальных функций.

Выделяют следующие основные социальные функции семьи: материальная (организация потребления и хозяйственная деятельность), духовная (воспроизводство духовных сил, воспитание детей и т.п.), биологическая (физическое воспроизводство населения). Указанные функции осуществляются членами семьи в соответствии с общественно установленными семейными ролями. По-следние представляют собой своеобразные «идеальные модели» поведения функционально связанных людей – мужа и жены, родителей и детей. «Идеальные модели» семейного поведения определяют форму и содержание взаимодействия субъектов внутрисемейных отношений, обеспечивая нормальное развитие семьи в соответствии с ее социально заданными функциями. При этом в каждом конкретном случае содержание ролевого поведения определяется взаимодействием требований социальной роли и индивидуальности исполнителя. Индивидуальное привносит в ролевое поведение элементы своеобразия и изменчивости. Однако сущность социальной роли определяет не изменчивое, а повторяющееся, устойчивое, типическое, выражающее общесоциальные нормы поведения. Вместе с тем, в реальной жизни допускаются различные отклонения от указанных моделей поведения. Это происходит тогда, когда мотивы индивидуального поведения расходятся с требованиями социальной роли. Диссонанс индивидуального и социального влечет за собой нежелательные для общества последствия, выражающиеся в нарушении структуры общественных отношений, дисфункциональности отдельных социальных институтов и, наконец, в преступлениях, совершаемых в сфере быта.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100