www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоохранительные органы
Мартыненко О.А. Детерминация и предупреждение преступности среди персонала органов внутренних дел Украины: Монография. – Х.: Изд-во ХНУВС, 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4.2.1. Экономические факторы

Говоря о криминогенных факторах экономического рода, многие авторы рассматривают в качестве доминирующих прежде всего кризисные явления в сфере экономических отношений. Действительно, нестабильность и расбалансированность экономики в 1990-е гг. привели к длительному спаду производства, безработице, инфляции и падению жизненного уровня населения Украины. Несмотря на некоторые позитивные сдвиги в экономическом развитии, официальный уровень бедности Украины в 2000-2003 гг. вырос с 26 до 28%. В таких же регионах, как АР Крым, Волынская, Закарпатская, Луганская, Николаевская, Херсонская и Хмельницкая области уровень бедности колеблется от 33 до 46%. По данным Госкомитета статистики Украины, задолженность по заработной плате на 1 января 2003 г. составляла 2 млрд 323 млн грн., а количество сотрудников, не получившим своевременно зарплату, равнялось 2 млн 155 тыс. чел.[1] Это означает, что в среднем каждый четвертый украинец не имеет достаточных средств для обеспечения своих минимальных потребностей.

Деструктивные процессы в сфере экономики оказались одними из наиболее криминогенных и для состояния законности в органах внутренних дел, поскольку именно в силу перестройки экономических отношений силовые подразделения изначально были поставлены в крайне невыгодное положение.[2]

Сокращение капиталовложений в бюджет правоохранительных органов автоматически повлекло такие негативные явления, как систематическая задержка выплаты денежного содержания, несвоевременное получение сотрудниками страховых сумм и материальной помощи. Одновременно происходило сокращение объема мер социальной защиты и по сути дела, сворачивание ряда социальных программ в отношении личного состава. По причине бюджетного дефицита хронический характер приобрели ежегодные отмены льготной оплаты жилья и коммунальных услуг, проезда в общественном транспорте, возросла необеспеченность сотрудников жильем. Ухудшение материального обеспечения органов внутренних дел привело к резкому увеличению числа фактов взяточничества, коррупции, вымогательства, краж, служебного подлога. В докладе Уполномоченного по правам человека Н.И. Карпачевой отмечались факты, когда целевая финансовая помощь государства, направленная на содержание задержанных и арестованных лиц, использовалась в областях для погашения задолженности личному составу за продовольственные пайки и содержание служебных собак.[3]

Подобные явления не удивительны, если учитывать, что Законом Украины «О государственном бюджете Украины на 2003 год» для содержания МВД предусматривалось всего 1794 млн грн., в том числе на оплату труда 1359 млн грн., что составляло соответственно 26% и 65% от реальной потребности.[4]

Ряд сотрудников оказался втянутым в стихийные рыночные отношения самым незамысловатым образом в качестве нелегальных сторожей, сопроводителей грузов, охранников с последующим развитием такого участия в формирование так называемых милицейских «крыш».

Такого рода негативное влияние факторов экономического порядка не нуждается в особых комментариях в силу своей наглядности, очевидности и предсказуемости. Однако наиболее криминогенное влияние на состояние дисциплины и законности в ОВД Украины оказывают вовсе не перечисленные выше детерминанты, поскольку они являются производными от экономических факторов более глобального масштаба. В конце концов, устранение существенного разрыва в зарплате и восстановление системы социальной защиты является делом не столь продолжительного времени. И опыт стран Европейского Союза только подтверждает, что решение сходных экономических проблем не устраняет проблемы существования полицейской преступности.

Общими детерминантами экономического порядка, которым, по мнению автора, следует уделять первостепенное внимание при анализе природы преступности в органах внутренних дел Украины, являются процессы становления рыночных отношений, поставивших все силовые ведомства в условия жесткой конкуренции за квалифицированную рабочую силу. Возникший негосударственный сектор экономики в виде охранных и адвокатских агентств, юридических, кадровых и оперативных служб крупных промышленно-банковских учреждений оказался в состоянии предложить более выгодную работу для многих высокопрофессиональных следователей, оперативных работников, руководителей подразделений.

Проведенный автором анализ дел в области кадровой политики МВД СССР и Украины показал, что кризисные явления в экономике всегда сопровождались заметным оттоком личного состава и, как следствие – растущим некомплектом кадров (рис. 23).

Рис. 23. Общая динамика неукомплектованных должностей (в % от общего числа)

Так, в момент распада СССР и образования независимой Украины общий некомплект кадров впервые достигает величины в 2,6% по сравнению с традиционным для советского периода показателем в 0,9%. В 1994 и 1997 гг. показатель некомплекта увеличивался соответственно до отметок в 3,4% и 7,4 %, что сопровождалось падением уровня дисциплины и резкими всплесками преступности среди личного состава ОВД. Общую динамику повторяют и кривые некомплекта среди основных служб – уголовного розыска, органов дознания и следствия.

Как детерминанта глобального характера, соревнование государственного сектора и рыночных отношений не только создает отток наиболее подготовленных специалистов, но и предопределяет качественную структуру молодого кадрового пополнения, которое можно условно разделить на две большие группы.

Первую группу составляют молодые люди, которые в большинстве своем имеют некоторый самостоятельный жизненный опыт, пройдя срочную службу и часто – испробовав свои силы и возможности на рынке труда. По различным причинам они останавливают свой выбор на службе в ОВД как на наиболее соответствующем способе применения своих сил и получении доходов. Имея преимущественно среднее образование, кандидаты на службу данной категории после прохождения первоначальной подготовки направляются на должности рядового и младшего начсостава. Общеобразовательный и культурный уровень большей части молодого пополнения в последующем часто остается на уровне среднего, сами молодые сотрудники не ставят целью дальнейшее обучение и продвижение по служебной лестнице. Карьерный рост рассматривается ими, в основном, как занятие спокойной должности в престижном подразделении или службе.

При стабильном развитии общества данная группа представляет незначительную криминогенную опасность для ОВД в целом. Анализ ведомственной статистики правонарушений советского периода показывает, что рядовой и сержантский состав «продуцировал» в основном такие виды правонарушений, как пьянство, рукоприкладство и нарушения служебной дисциплины, львиная доля которых приходилась на подразделения охраны общественного порядка и уголовного розыска. В условиях же нестабильности экономического положения молодое пополнение рассматриваемой группы в силу личностных причин оказывается наиболее подверженным асоциальному влиянию. Возникающие трудности материального плана молодые милиционеры склонны решать за счет мелких поборов и вымогательств в отношении граждан, не исключая возможности краж и грабежа при наличии благоприятных обстоятельств. По этой причине подразделения и службы, состоящие в основном из лиц рядового и младшего начсостава, в условиях экономического кризиса в числе первых становятся потенциально криминогенными.

Вторая группа молодого пополнения представлена выпускниками учебных заведений МВД Украины. Поступая на службу из различных побуждений и не имея жизненного опыта, только 24% из них имеет адекватную мотивацию на профессиональную деятельность в системе правоохранительных органов, на чем подробно мы остановимся ниже.[5] В условиях рыночных отношений после прохождения профессиональной адаптации часть молодых специалистов сразу покидает службу и уходит в частнопредпринимательский сектор. По предварительным данным, в 2003 г., например, ряды сотрудников ОВД покинуло около 200 выпускников ведомственных вузов, прослуживших в органах от 1 до 3 лет. От общего количества уволенных лиц начсостава это составило только 4%, однако, с другой стороны, 200 человек не являются малым числом – это, по сути, выпуск одного из крупных факультетов Национальной академии или Национального университета внутренних дел МВД Украины.

Для остающихся на службе существует перспектива служебного и профессионального роста, потенциально предполагающая повышение материального благосостояния и достижение моральной удовлетворенности работой. В стабильном государстве это достижимо после длительного промежутка времени, большой затраты личных усилий и высоких показателей в служебной деятельности. При наличии же кризисных явлений в экономике часть молодых сотрудников перестраивает свое отношение к службе и для повышения личного благосостояния идет по пути наименьшего сопротивления, ища источники незаконного обогащения – неделовые отношения с частными лицами, работу на вторичном рынке занятости, коррупционные связи.

Таким образом, система рыночных отношений, вступая в конкуренцию с государственными структурами, с одной стороны, стимулирует отток наиболее квалифицированной силы из ОВД, а с другой – способствует пополнению силовых структур молодым пополнением, значительная часть которого в условиях обострения экономической ситуации не проявляет моральной устойчивости и представляет для ОВД криминогенную группу риска.

Силовые структуры, действуя в условиях советской государственной монополии и государственного заказа, по сути дела, не имели даже изначальной потребности вырабатывать собственную стратегию развития в условиях рыночной экономики. Когда же процессы развития независимого государства в 1995-1997 гг. крайне отрицательно отразились на состоянии законности, органы внутренних дел со значительным опозданием начали адаптацию правоохранительной деятельности к условиям открытой состязательности на рынке труда. И ежегодное число сотрудников, оставляющих службу в органах и направляющихся в сферу предпринимательства, лишний раз демонстрирует, что соревнование между государственным и частным секторами экономики не теряет своей остроты и сегодня.

В мировой практике криминогенность взаимодействия рынка и государственных силовых структур является вопросом открытым и дискуссионным. Опыт британской правоохранительной системы, приведенный в первой главе, как нельзя более удачно показывает неоднозначность бизнес-подхода в реформировании полицейской деятельности. Приближая модель полиции к образцам частнопредпринимательских структур, реформаторы, несомненно, повысили конкурентоспособность полиции на рынке услуг. Однако такое активное навязывание рыночного духа соревновательности и рентабельности негативно сказалось на моральном состоянии и активности полицейских, начавших выполнять свои обязанности механически, разочаровавшихся в высоком предназначении стражей правопорядка и почувствовавших себя незащищенной от прихотей рынка наемной силой.

В этой связи автору импонирует позиция российских исследователей, видящих перспективу дальнейшего развития отечественных правоохранительных органов с безусловным учетом рыночных отношений, однако в то же время – с подчинением их деятельности исключительно публичным интересам. Ведомственная стратегия и тактика, внутренняя организация подразделений, формы и методы работы, специфика сил и средств – все это должно определяться «…только задачами эффективной охраны и защиты личности, общества и государства, а не рыночной конъюнктурой».[6]



[1] Виступ Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини Н.І. Карпачової на представленні у Верховній Раді України щорічної доповіді «Стан дотримання та захисту прав і свобод людини в Україні» (18 квітня 2003 р.) К., 2003. С. 6.

[2] Шакун В. Коли фінансування міліції набуває кримінологічних ознак // Голос України. 2003. № 175 (18 вересня). С. 8.

[3] Виступ Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини Н.І. Карпачової на представленні у Верховній Раді України щорічної доповіді «Стан дотримання та захисту прав і свобод людини в Україні» (18 квітня 2003 р.) К., 2003. С. 16.

[4] На що витрачені бюджетні кошти МВС // Іменем Закону. 2004. № 16. С. 2.

[5] Професійна мотивація працівників органів внутрішніх справ: вивчення та корекція: Наук.-практич. посібник / Москаленко А.П., Кобзін Д.О., Стародубцев А.А. Х., 1999. С. 18.

[6] Сафронов А.Д. Преступность в России и криминальная безопасность органов внутренних дел: Монография. М., 2003. С. 154.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100