www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоохранительные органы
Мартыненко О.А. Детерминация и предупреждение преступности среди персонала органов внутренних дел Украины: Монография. – Х.: Изд-во ХНУВС, 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4.2.4. Социально-психологические факторы

Органы внутренних дел в условиях отсутствия государственной идеологии сталкиваются не только с отсутствием четкой системы нравственных критериев, на которые должны опираться сотрудники при решении неоднозначных служебных ситуаций. Немалую роль в создании и развитии ситуаций нарушения сотрудниками требований закона играет негативное общественное мнение о правоохранительных органах. Частично это объясняется недостатками самой правоохранительной системы и личными качествами отдельных сотрудников, многочисленными фактами злоупотреблений, ставших предметом общественного внимания.

По этой причине замеры общественного мнения достаточно последовательно демонстрируют эволюцию недоверия различных категорий населения к возможности соблюдения законности органами внутренних дел. Только в период с 1993 по 1996 гг., индекс представления населения о коррумпированности милиции вырос в 1,5–2 раза (табл. 29)[1]

Таблица 29

Результаты опроса населения о степени коррумпированности милиции

Социальные группы

Уверены, что от милиции можно

откупиться в случае совершения

любого преступления

1993 г.

1996 г.

Рабочий

28

42

Работник сельского хозяйства

27

36

Служащий с высшим образованием

21

35

Служащий без высшего образования

18

41

Предприниматель

29

51

Учащийся

27

35

Пенсионер

18

26

Служащий правоохранительных органов

19

23

Безработный

0

34

Многочисленные социологические исследования ученых Национального университета внутренних дел отмечают также невысокий уровень доверия к милиции со стороны населения. В среднем, доверие к сотрудникам ОВД испытывают только 27% респондентов, в то время как 47% опрошенных милиции не доверяют. При встрече с сотрудниками правоохранительных органов граждане испытывают, прежде всего, настороженность (43% респондентов) и недоверие (43%). Положительные эмоции доверия и уважения в отношении сотрудников ОВД встречаются только у 9-12% опрошенных.[2]

В общественном сознании милиция представляется крепкой силовой и организованной бюрократичной структурой, которая одновременно отягчена корыстолюбием, волокитой, закрыта и черства в отношении рядовых граждан. И если в Германии полиция занимает второе место по авторитету среди населения, то по данным МВД Украины, милиция в иерархии авторитетов занимает предпоследнее 18 место.[3] Даже ведомственные замеры общественного мнения, проведенные МВД Украины отмечают, что 62% респондентов уверены в распространенности среди милиционеров взяточничества и коррупции.[4]

Сами сотрудники ОВД также отмечают отчужденное и негативное отношение к ним со стороны граждан, находящихся вне сферы их служебной деятельности. В собственных исследованиях автора на этот факт указали практически все опрошенные сотрудники ОВД. Большая часть из них (60,3%), сталкивается во внерабочее время с негативным отношением граждан 1–2 раза в месяц. Для 28,2% респондентов это имеет место 1–2 раза в неделю и 11,5% сотрудников встречаются с таким отношением каждый день.

С другой стороны, нельзя не учитывать тот факт, что одновременно с процессом либерализации общественного сознания на рынке культурных ценностей активно завоевывала свое место криминальная субкультура, популяризуя противозаконные способы обогащения и эффективность жизненной карьеры с опорой на «понятия», а не на букву закона. Результатом такой экспансии явилось повышение уровня терпимости населения к асоциальным нормам поведения. Исследователи также отмечают тот факт, что среди населения стала пользоваться популярностью дружба если не с «вором в законе», то с каким-либо преступным «авторитетом». Разбой и грабеж в отношении состоятельных граждан начал восприниматься значительной частью населения не как преступление, а как своего рода «справедливое возмездие» за высокое социальное положение.[5]

Трансформация ценностно-трудовых ориентаций молодежи также привела к падению престижности государственной и воинской службы, повышению степени отчуждения между милицией и гражданами. Подобной трансформации способствует то обстоятельство, что полученное образование сегодня вовсе не служит гарантом подъема по социальной лестнице и не обеспечивает перехода в вышележащий социальный слой, являясь лишь условием для занятия определенного положения. Такие ценности, как вознаграждение за труд, признание, престиж, компетенция и ответственность наполняются новым содержанием. Поэтому предпочтение отдается профессиям, предполагающим быстрый успех и обогащение – бизнесу, менеджменту, прикладной экономике, юриспруденции, выдвинувшимся на передний план в силу экономической трансформации. Одновременно стали престижными профессии, вообще не предполагающие систематического обучения – персональная охрана, стрип-шоу, коммерция любого масштаба.

Исследование Н.А. Ляшенко, проведенное среди юношей и девушек различных областей Украины, показало, что уже в 1994 г. практически пропал интерес к таким популярным ранее профессиям, как учитель и медработник – их место заняли профессии, связанные с коммерческой сферой. Наиболее престижными стали профессии юриста (81,2% предпочтений опрошенных), бизнесмена (68,3% предпочтений), дипломата (51,8%), экономиста (50%), программиста (40%). К менее престижным стали относиться профессии инженера (6,2%), ученого (5,8%), офицера (5,3%).[6]

Немалое значение на престижность службы в органах внутренних дел оказывают и присущие ей отрицательные факторы, среди которых ряд авторов указывает, прежде всего, на:

– значительные переработки во времени;

– неупорядоченность рабочего дня, невозможность планировать досуг;

– недифференцированность оплаты за различные виды труда;

– неустойчивость должностного положения;

– большие нагрузки во время работы;

– характер самой работы;

– риск и опасность в процессе работы;

– необходимость оперативного принятия самостоятельных решений.[7]

Подобная картина отчасти приближает наше общество к западному пониманию престижности профессий, где труд полицейского, хотя и пользуется уважением, однако редко оценивается как престижный, творческий и интеллектуальный. Если обратиться к различным шкалам профессионального статуса, построенных с точки зрения уровня интеллекта, необходимого для удовлетворительного занятия профессией, то правоохранительная деятельность занимает в них стабильные средние уровни иерархии (табл. 30)[8]

Таблица 30

Распределение профессий в зависимости от необходимого уровня
интеллекта (по П. Сорокину)

Необходимый индекс
интеллекта

Перечень профессий

0 – 4,29

Случайная работа, странствующий рабочий, сбор отбросов, ремонтники, простой крестьянский труд, работа в прачечной

5,41 – 6,93

Водитель, разносчик, сапожник, парикмахер

7,05 – 10, 83

Ремонтник широкого профиля, повар, фермер, строитель, полицейский, почтальон, каменщик, водопроводчик, ковровых дел мастер, гончар, портной

10,86 – 16,28

Детектив, клерк, служащий транспортной компании, прораб, стенографистка, библиотекарь, медсестра, редактор, учитель начальных и средних классов, фармацевт, преподаватель вуза, проповедник, врач, инженер, артист, архитектор

16,58 – 17,5

Оптовый торговец, инженер-консультант, администратор системы образования, врач, журналист, издатель

17,81 – 20,71

Профессор университета, крупный бизнесмен, великий музыкант, общенациональные официальные лица, выдающийся писатель, видный исследователь, талантливый изобретатель

Происходящая трансформация социальных отношений не достигает уровня, свойственного глобальным общественным потрясениям (революция, гражданская война, оккупация либо утрата государственности) и потому криминогенная роль социальных процессов для исследователей не всегда представляется очевидной. Тем не менее, непосредственная детерминирующая связь между состоянием соблюдения законности в правоохранительных органах и социальными трансформациями в современной Украине прослеживается достаточно определенно.

В первую очередь следует отметить, что сформировавшиеся социальные институты – семья, система образования, политические партии, армия, полиция, церковь – в условиях стабильного общества способны самостоятельно осуществлять селекционную функцию по отбору кандидатов в свои ряды. В условиях же существующего переходного периода дисфункция в системе социальных институтов сопровождается попаданием в их структуру людей случайных, не отвечающим требованиям нормального функционирования системы. К сожалению, Украина не избежала случаев, когда в верхние эшелоны власти попадают люди с криминальным прошлым, экономическая элита формируется с участием представителей теневой экономики, а среди правоохранителей вскрываются факты коррупции и общеуголовных преступлений. Поэтому мы можем с полным основанием отнести селекционную дисфункцию социальных институтов в разряд социальных детерминант преступности среди сотрудников милиции, непосредственно определяющей состояние дисциплины и законности в системе органов внутренних дел.

Постепенное снижение социального статуса милиции закономерно вызывает попытки со стороны министерства внутренних дел если не восстановить прежний, то хотя бы удержать существующий пакет социальных льгот, привилегий и гарантий, что в условиях меняющейся политической конъюнктуры является делом сложным и проблематичным. Многие руководители ОВД Украины вынуждены сегодня участвовать в политической жизни государства, пытаясь таким образом на различных уровнях решить проблемы социальной защищенности личного состава и компенсировать своей политической активностью недостатки в деятельности государственного аппарата. Напомним, что и «Декларация о полиции», принятая Советом Европы в 1979 г. прямо указывает, что «…профессиональные, психологические и материальные условия, в которых полицейский должен выполнять свои обязанности … должны защищать его честь, достоинство и беспристрастность».[9]

Однако подобная ситуация, при которой нарушается суть принципа деполитизации органов внутренних дел, зачастую приводит к их изолированности от общества, способствует бесконтрольной деятельности сотрудников, формирует среду, благоприятную для совершения правонарушений. События 2004 г. в Мукачево показали, насколько неоднозначно может быть оценена обществом работа милиции при подозрении ее в политической заангажированности.[10]



[1] Мазаев Ю.М. Как изменяется отношение населения к милиции // Социологические исследования. 1997. № 11. С. 68–73.

[2] Бандурка О.М., Соболєв В.О., Московець В.І. Партнерські взаємовідносини між населенням і міліцією: Підручник. Х., 2003. С. 241–243.

[3] Довіра народу починається з поваги до конкретної людини// Іменем Закону. 2004. № 7. С. 3.

[4] Кравченко Ю.Ф. Актуальні проблеми реформування органів внутрішніх справ України (організаційно-правові питання): Дис... канд. юрид. наук. Х., 1998. С. 108.

[5] Кравченко Ю.Ф. Актуальні проблеми реформування органів внутрішніх справ України (організаційно-правові питання): Дис... канд. юрид. наук. Х., 1998. С. 86.

[6] Ляшенко Н.А. Социальная мобильность в органах внутренних дел: Дис… канд. социол. наук. Х., 1999. С. 45.

[7] Роша А.Н. Органы внутренних дел как социальная организация // Основы социологических знаний. М., 1990.

[8] Сорокин П. Социальная стратификация и мобильность // Человек, цивилизация, общество. М., 1992. С. 297–450.

[9] Declaration on Police / Police Practice and Human Rights A European Introduction: A Reference Brochure. Strasbourg, 1999.

[10] Ситуація в Мукачеві // Голос України. 2004. № 99 (3349). С. 2.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100