www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Правоохранительные органы
Мартыненко О.А. Детерминация и предупреждение преступности среди персонала органов внутренних дел Украины: Монография. – Х.: Изд-во ХНУВС, 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
4.3.2. Социальные факторы

Поскольку эффективная работа правоохранительных органов невозможна без их поддержки населением, формирование полицейских сил с учетом демографической структуры общества является сегодня аксиомой полицейского менеджмента в Европе. Необходимость соблюдения этнического и гендерного баланса в кадровой политике полицейских подразделений отражено и в ряде международных документов, также подчеркивающих, что полиция должна адекватно отражать общество, которому служит.[1] Наличие национального и гендерного дисбаланса рассматриваются специалистами как серьезная предпосылка для развития негативных явлений в полиции – социальная изоляция, коррупция, расизм и дискриминация. Именно в силу изложенных взглядов европейские государства еще в начале 1980-х гг. приняли законодательные и политические меры по ликвидации дискриминации женщин при приеме на работу в полицию. К середине 1990-х гг. осуществление политики равных возможностей устранило барьеры, мешающие найму, распределению и продвижению по службе женщин в США, Канаде, Австралии. К работе в полиции все активнее привлекаются выходцы из других, некоренных этнических групп. Однако наличие среди аттестованного состава полиции США только 16,3% женщин продолжает оставаться темой острых политических дискуссий о недостаточно эффективной кадровой политике правоохранительных структур.[2]

Ситуация же в украинской милиции выглядит удовлетворительно только с точки зрения национального баланса. Мы можем констатировать, что ОВД Украины, где служит 76,6% украинцев и 20,5% русских, в целом отражают основные этнические пропорции, зафиксированные в 2001 г. Всеукраинской переписью населения. Кроме того, среди личного состава ОВД насчитывается 0,7% белорусов, 0,4% молдаван, 0,3% болгар, 0,2% – поляков и азербайджанцев.[3]

Что же касается гендерного равноправия, то ведомственная политика МВД до сих пор дает поводы для обоснованной критики. Напомним, что в Украине численность мужчин составляет 22 млн 441 тыс. чел. или 46,3% населения, женщин – 26 млн 16 тыс. чел. или 53,7%.[4] Однако, невзирая на решительные кадровые реформы последних лет, в органах внутренних дел продолжает поддерживаться официальная диспропорция мужчин и женщин. Разумеется, что процесс «феминизации» подразделений милиции должен быть постепенным и взвешенным, однако усиление социальной ориентации органов внутренних дел не оставляет у ведущих специалистов сомнений в необходимости дальнейшего расширения представительства женщин.[5] В немалой доле сохранению гендерного дисбаланса способствуют правила поступления в вузы МВД, ограничивающие количество принимаемых на обучение женщин в рамках 5% от общей численности ежегодного набора курсантов.[6] При этом, если удельный вес женщин среди государственных служащих-специалистов в целом по Украине достигает 81%, а среди руководящего состава – 51,4%, то в органах внутренних дел картина обстоит несколько иначе. По данным ДРП МВД Украины, в 2005 г. общее количество женщин в подразделениях ОВД достигало в целом 41039 чел., т.е. 18,7% от общей численности аттестованного состава. Из них на должностях вольнонаемного состава находилось 11,4%, на должностях аттестованного состава – только 7,3% всех женщин, работающих в ОВД.[7]

Сбои в системе селективного отбора социальных институтов привели к тому, что к 1998 г. учебные заведения МВД Украины начали испытывать возрастающую конкуренцию, в ходе которой абитуриенты из так называемых «династических» милицейских семей активно оттесняются представителями других профессиональных групп, прежде всего – абитуриентами, чьи родители занимают руководящие должности в государственном и частном секторе экономики (до 21% от общего числа). Мотивом поступления последних служат вовсе не соображения карьерного роста в правоохранительных органах, а желание получить престижный диплом юриста. А.П. Москаленко, проведший одно из наиболее основательных исследований в области мотивации сотрудников ОВД, отмечает, что только 16% первокурсников руководствовалось адекватными мотивами при поступлении в вузы МВД Украины. Остальными двигали ситуативные (36%) и компенсаторные (19%) факторы – влияние родителей, желание улучшить свои личные качества, романтическая привлекательность профессии, материальная заинтересованность, престиж юридического образования, стремление избежать службы в армии. У 6% первокурсников встречается также криминальный тип мотивации, которому присущи авантюризм, склонность к неоправданному риску, недостаточно развитые моральные нормы, желание улучшить свое материальное положение за счет должностных полномочий.[8]

Исследования других авторов в этом направлении подтверждают выявленные тенденции, выделяя среди общей массы курсантов не менее 27% тех, кто поступил в вуз только для получения юридического диплома и около 10,5% тех, кто таким образом избежали службы в армии. Неудивительно, что после окончания учебы в ОВД обычно планируют остаться только половина выпускников. 18% курсантов планируют перейти в прокуратуру, 12,5% – уйти в коммерческие структуры на должность юриста, 7,8% – планируют уйти из ОВД и не собираются работать по специальности.[9]

Как результат, только в 2003 г. 437 выпускников учебных заведений МВД отказались идти на службу и уволились из органов внутренних дел. Причиной такого положения руководство МВД считает ориентацию на массовый, а не на качественный отбор курсантов.[10] Ситуация, когда на обучение принимается в основном молодежь без соответствующего жизненного опыта, с несформированным мировоззрением и не определившимися наклонностями в сочетании с несовершенной системой профотбора неизбежно приводит к проблеме формирования профессионального кадрового ядра и устойчивого морально-психологического климата в подразделениях. Качество отбора будущих сотрудников, действительно, пока не удовлетворяет требований времени. Значительное число кандидатов уже при первой фильтрации в училищах профподготовки, признается неготовыми к службе: при проверке, например, показателей физической подготовки, каждый пятый оказался неспособным защитить себя.[11]

По своему социальному происхождению молодое пополнение, обучающееся в вузах системы МВД, принадлежит, в основном, к среднему классу по уровню доходов семей. Среди родителей курсантов наиболее многочисленна прослойка служащих, занятых в сфере промышленности (21%) и руководителей частных и государственных предприятий (14%). Около 11% родителей заняты в сфере образования, науки и искусства, 7% – в сфере здравоохранения и только 3% работают в сфере сельского хозяйства.[12] Отчасти это объясняет тот факт, что выпускники вузов МВД изначально ориентированы не на реальную зарплату лейтенанта милиции, а на привычный для среднего класса уровень доходов. По этим же причинам не исключением являются случаи попадания на службу морально нестойких лиц, использующих свою принадлежность к системе ОВД только для «…пополнения собственного кармана».[13]

Изложенные факторы определяют наличие в деятельности ОВД Украины проблемы кадрового комплектования, которая даже после ряда реформ остается злободневной. Начавшийся с 1991 г. отток наиболее высококвалифицированных следователей в органы прокуратуры, суды, адвокатуру, коммерческие структуры, в государственную налоговую администрацию продолжает иметь устойчивую тенденцию. Только в 2002 г. органы внутренних дел покинули 15 361 сотрудник, среди которых 4082 – с высшим юридическим образованием. По результатам 2001 г. в 17 областях и 4 УМВДТ количество уволенных юристов превышало число принятых.[14]

В результате количество следователей, имеющих высшее юридическое образование, упало с 89% до 54%.[15] Удельный вес сотрудников с высшим юридическим образованием в подразделениях УБОП составлял 60,3%, уголовного розыска – 55,1%, службе БЭП – 45,9%.[16] Доля среди участковых инспекторов лиц с высшим юридическим образованием является одной из самых низких среди ведущих служб ОВД – всего 36,8%, хотя первые обращения граждан по поводу нарушения их прав обычно приходится именно на службу участковых.[17]

Анализ данных Департамента работы с персоналом МВД Украины показывает, что если в период 1995-1997 гг. рост дисциплинарных проступков и преступлений среди личного состава был непосредственно связан с расширением рядов ОВД, то сегодня это происходит скорее за счет размывания профессионального ядра. Кадровые реформы последних лет обозначили явную тенденцию к омоложению личного состава, что не может быть оценено однозначно положительно (рис. 25).

Обновление кадров, сопровождающееся уменьшением удельного веса опытных сотрудников, ведет к снижению общего профессионального уровня и повышению риска криминализации личного состава, на что обращают внимание и российские исследователи.[18]

Рис. 25. Распределение аттестованных сотрудников милиции по возрасту (в % к общей численности)

Рис. 26. Динамика удельного веса аттестованных сотрудников милиции с учетом выслуги лет (в % к общей численности)

На рис. 26, где приведено распределение аттестованных сотрудников милиции в зависимости от выслуги лет, динамика омоложения личного состава прослеживается более наглядно.

Как немаловажную детерминанту социального порядка необходимо рассматривать и наличие в системе ОВД т.н. внутренней текучести кадров, приводящей к формированию блока «престижных» служб. Обуславливается данное явление как экономическими (наличие льгот и повышенной зарплаты для отдельных подразделений), так и социальными факторами (характер и режим работы, обеспеченность техникой, возможность быстрого карьерного роста).

Комплексные исследования, изучавшие престиж и привлекательность различных милицейских специальностей в различных регионах СССР на протяжении 1975–1988 гг., выявили, устойчивое первое место занимала служба сотрудников уголовного розыска. Далее шли сотрудники службы предварительного следствия, службы БХСС и ГАИ.[19] В 1997 г. сотрудниками кафедры социологии ХИВД было проведено сходное исследование по ряду служб ОВД. Ранжирование специальностей по признаку престижности составило следующую картину (табл. 31).

Таблица 31

Иерархия престижа отдельных служб ОВД

Наименование службы

Место в перечне престижных служб

1976–1983 гг.

1986–1988 гг.

1997 г.

1.

Уголовный розыск

1

1

0

2.

СБЭП (ОБХСС)

2

3

1

3.

Следствие

3

5

4

4.

Участковые инспектора

4

4

0

5.

ГАИ

5

2

2

6.

Охрана общественного
порядка

6

6

5

7.

ИТУ

7

8

6

8.

Пожарная охрана

8

7

0

9.

УБОП

3

В 1999 г. сотрудники ОВД поставили на первые два места службу по борьбе с экономической преступностью (СБЭП) и ГАИ, что вполне предсказуемо, поскольку эти службы имеют прямой выход на экономические стимулы работы, хотя каждая из них имеет свой специфический подход. УБОП, ранее входивший в уголовный розыск, после выделения в отдельную службу занимается расследованием наиболее опасных преступлений и его сотрудники имеют более высокую зарплату и льготную выслугу лет. На вопрос «В каком подразделении Вы особенно не хотели бы работать?» почти половина сотрудников указала медвытрезвитель, каждый четвертый – изолятор временного содержания, каждый седьмой – приемник-распределитель.[20] Косвенным показателем привлекательности служб служит некомплект кадров в них. При среднем показателе по ОВД Украины в 9,3% подразделения УГСБЭП имеют 7% некомплекта, следственного аппарата – 7,9%, дежурные части – 8,3%, КМДН – 11,8%. Некомплект в подразделениях ООП составляет 18% для начсостава и 20,6% – для рядового и младшего начсостава.[21]

Похожую картину распределения предпочтений отмечают и российские авторы, указывающих, что в настоящее время оперативно-розыскная и следственная работа теряют свою престижность. Акцент предпочтений среди сотрудников милиции РФ сместился на службы, где имеется больше свободного времени и возможностей материального обеспечения.[22] Как устойчивая тенденция указывается повсеместное нежелание сержантского состава переходить с должности милиционера строевого подразделения на должность командира отделения или заместителя командира взвода. Также минимально число сотрудников горрайорганов, работающих на «земле», изъявивших желание перейти в управленческие структуры. Российские исследователи объясняют данный феномен резким падением престижности официальной карьеры, боязнью сотрудников потерять устоявшиеся коррупционные доходы и меркантильные неформальные связи, преимуществами относительно свободного режима оперативно-служебной деятельности в низовых подразделениях ОВД.[23]

Наличие «престижных» подразделений как фактор внутренней текучести кадров не является прерогативой отечественных правоохранительных органов. Исследования J. Skolnick (1996) показали, что 50% опрошенных полицейских отдают предпочтение работе детектива, как совмещающую элементы риска и инициативы. 37% хотели бы работать в подразделениях патрульной службы и службы дорожного контроля. 8% предпочли бы работу в отделе по борьбе с преступностью несовершеннолетних и только 4% выбрали административную работу.[24]



[1] Declaration on Police / Police Practice and Human Rights A European Introduction: A Reference Brochure. Strasbourg, 1999.

[2] Fairness and effectiveness in policing: the evidence / Ed. by W. Skogan, K. Frydl. Washington, 2004. С. 80.

[3] Кравченко Ю.Ф. Актуальні проблеми реформування органів внутрішніх справ України (організаційно-правові питання): Дис... канд. юрид. наук. Х., 1998. С. 126.

[4] Численность и состав населения Украины по итогам Всеукраинской переписи населения 2001 года //www.ukrcensus.gov.ua/rus/results/general/

[5] Бандурка О.М., Греченко В.А. Влада в Україні на зламі другого і третього тисячоліть. Х., 2000. С. 301.

[6] Про комплектування вищих навчальних закладів МВС України у 2003 році: Наказ МВС України № 80 від 30.01.2003 р. С. 2.

[7] Власенко Н.С., Виноградова Л.Д., Калачова І.В. Гендерна статистика для моніторінгу досягнення рівності жінок і чоловіків. К, 2000. С. 40; Впровадження гендерних підходів у діяльність правоохоронних органів України: Матеріали міжнародної наук.-практич. конференції (м. Євпаторія, 1820 травня 2005 р.). К., 2005. С. 136.

[8] Професійна мотивація працівників органів внутрішніх справ: вивчення та корекція: Наук.-практич. посібник / Москаленко А.П., Кобзін Д.О., Стародубцев А.А. Х., 1999. С. 18–23.

[9] Ляшенко Н.А. Социальная мобильность в органах внутренних дел: Дис… канд. социол. наук. Х., 1999. С. 138.

[10] Освітня реформа МВС: майбутнє будується сьогодні // Іменем Закону. 2004. № 9. С. 5.

[11] Фігура державного масштабу // Іменем Закону. 2004. № 16. С. 3.

[12] Ляшенко Н.А. Социальная мобильность в органах внутренних дел: Дис… канд. социол. наук. Х., 1999. С. 115–117.

[13] Наказ МВС України № 87 від 01.02.2003 С. 2.

[14] Про оголошення рішення наради з заступниками начальників ГУМВС, УМВС, УМВСТ, проректорами вищих навчальних закладів МВС України по роботі з особовим складом «Про підсумки діяльності апаратів по роботі з особовим складом територіальних та транспортних управлінь, вищих навчальних закладів МВС України у 2001 році та завдання з виконання вимог рішення колегії МВС України від 9 січня 2002 року № 1Км/1 щодо посилення кадрового забезпечення оперативно-службової діяльності органів внутрішніх справ у 2002 році: Наказ МВС України № 123 від 02.02.2002 р. С. 2.

[15] Кравченко Ю.Ф. Актуальні проблеми реформування органів внутрішніх справ України (організаційно-правові питання): Дис... канд. юрид. наук. Х., 1998. С. 73.

[16] Про недоліки в організації кадрового забезпечення оперативно-службової діяльності та укріпленні дисципліни та законності серед особового складу органів внутрішніх справ Черкаської, Рівненської, Тернопільської областей, на Львівській та Південній залізницях за 1 квартал 2001 р. та заходи щодо підвищення якості роботи з кадрами в регіонах: Наказ МВС України № 341 від 28.05.2001 р. С. 1.

[17] Фігура державного масштабу // Іменем Закону. 2004. № 16. С. 3.

[18] Алтухов С.А. Преступления сотрудников милиции (понятие, виды и особенности профилактики). СПб., 2001. С. 175.

[19] Роша А.Н. Органы внутренних дел как социальная организация // Основы социологических знаний. М., 1990.

[20] Ляшенко Н.А. Социальная мобильность в органах внутренних дел: Дис… канд. социол. наук. Х., 1999. С. 80.

[21] Про недоліки в організації кадрового забезпечення оперативно-службової діяльності та укріпленні дисципліни та законності серед особового складу органів внутрішніх справ Черкаської, Рівненської, Тернопільської областей, на Львівській та Південній залізницях за 1 квартал 2001 р. та заходи щодо підвищення якості роботи з кадрами в регіонах: Наказ МВС України № 341 від 28.05.2001 р. С. 1.

[22] Алтухов С.А. Преступления сотрудников милиции (понятие, виды и особенности профилактики). СПб., 2001. С. 165.

[23] Сафронов А.Д. Преступность в России и криминальная безопасность органов внутренних дел: Монография. М., 2003. С. 136.

[24] Criminal Justice in America: Theory, Practice, and Policy/ Barry W. Hancock, Paul M. Sharp. 2nd ed. New Jersey, 2000. С. 96.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100