www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Военное право
Гацко М.Ф. Правовое обеспечение строительства Вооружённых Сил Российской Федерации. – М.: Флинта : Наука, 2008 . – 342 с.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§4. Влияние социально-правовых проблем на строительство Вооружённых Сил Российской Федерации

Одним из слагаемых военной безопасности Российской Федерации является состояние её Вооружённых Сил, которое определяется не только уровнем технической оснащённости и обученности войск, но и морально-психологическим состоянием личного состава, которое напрямую зависит от социально-правовой защищённости военнослужащих и членов их семей.

По экспертным оценкам, сегодня материальное положение и уровень доходов военнослужащих оставляют их в числе социально незащищённых категорий граждан. Десятилетиями не решаемая жилищная проблема значительной части военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, также отрицательно сказывается на уровне морально-психологического состояния военнослужащих.

Издержки в решении вопросов социально-правовой защиты военнослужащих влекут их массовые обращения в военные суды. Статистика убедительно показывает, что с 1993 года в военные суды с различными жалобами обратилось более одного миллиона военнослужащих, причём в разные годы от 87 до 90% поданных жалоб военными судами удовлетворялись[1].

Состоянием уровня жизни профессиональных военнослужащих озаботилась Счётная палата Российской Федерации. В письме её Председателя С. В. Степашина от 30 декабря 2004 г. № 01-1781/15-10 обращено внимание на то, что, несмотря на проведенные мероприятия по реформированию системы денежного довольствия, реальные доходы военнослужащих и их жизненный уровень остаются невысокими, что является одной из причин неполной укомплектованности Вооружённых Сил личным составом. В Министерстве обороны увольняется более 30% молодых офицеров, окончивших военно-учебные заведения, выслуга лет которых не превышает 5 лет, из военных училищ ежегодно уходит до 10 тысяч курсантов, не завершивших обучение. В результате этого ежегодные неэффективные расходы Министерства обороны Российской Федерации составляют около 16,0 миллиардов рублей[2]. Вал досрочного увольнения офицеров с военной службы пришёлся на 1998 год, когда Вооружённые Силы Российской Федерации покинули 65 тысяч человек. Ныне эта цифра заметно ниже, однако проблема остается. По мнению заместителя начальника Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации генерал-лейтенанта А. П. Павловского, причина досрочного увольнения с военной службы офицеров лежит, прежде всего, в экономической плоскости[3].

Замена с 1 января 2005 года ранее действовавших прав военнослужащих на денежные компенсации не привела к реальному улучшению материального положения военнослужащих и членов их семей. Непосредственно после введения в действие Федерального закона от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации…»[4] в Министерстве обороны Российской Федерации было проведено социологическое исследование, результаты которого были направлены в Совет Федерации. Согласно официальным данным, более 80% офицерского состава армии и флота негативно отнеслись к монетизации льгот. По состоянию на начало 2005 года лишь 15% офицеров и прапорщиков (мичманов) и 27% военнослужащих срочной службы были удовлетворены законом о монетизации. При этом только 5% офицеров и прапорщиков (мичманов) были удовлетворены своим материальным положением (в 2003 г. этот показатель составлял 20%)[5].

После введения с 1 марта 2005 года ряда дополнительных выплат для военнослужащих в Министерстве обороны был повторно проведён социологический опрос. Однако процент военнослужащих, удовлетворённых монетизацией льгот возрос лишь до 24% (против 15% при первом опросе), и то лишь среди младших офицеров[6]. Заместитель командующего РВСН по воспитательной работе генерал майор А. С. Селюнин констатирует, что в ходе социологического опроса, проведённого в 2006 году в РВСН, три четверти респондентов отметили, что если бы у них было право выбора между получением социальных льгот и денежными выплатами, они бы предпочли льготы[7].

В канун Второго Всеармейского совещания офицеров войскового звена, состоявшегося в Москве 5 апреля 2006 года было проведено очередное официальное социологическое исследование по изучению изменения массового сознания личного состава Вооружённых Сил Российской Федерации. Исследование охватило 6162 респондентов (в их числе 3036 офицеров, прапорщиков и мичманов, 3126 солдат, матросов, сержантов и старшин). Как показывают результаты этого исследования только 53% офицеров и прапорщиков поддерживают курс руководства страны на проведение социально-экономических реформ. Уровень аналогичной поддержки среди рядовых и младших командиров несколько выше – 65%. В настоящее время 27% офицерского состава (каждый четвёртый) намерены оставить военную службу. Результаты исследования показывают, что на социальное самочувствие офицеров и прапорщиков оказывают негативное влияние низкая удовлетворенность материальным положением и нерешенность жилищных проблем[8].

Материалы комплексного исследования, выполненного сотрудниками 5-го отдела НИИ Прокуратуры Российской Федерации совместно с офицерами Главной военной прокуратуры и Главного управления воспитательной работы Министерства обороны Российской Федерации также свидетельствуют, что сегодня большинство военнослужащих по-прежнему оценивают степень соблюдения Федерального закона «О статусе военнослужащих», как весьма низкую. Более 50% военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, полагают, что действующее законодательство не обеспечивает их социальную защищённость[9].

Неудовлетворительное, даже по российским меркам, материальное обеспечение военнослужащих представляет потенциальную угрозу боеспособности Вооружённых Сил Российской Федерации. По мнению специалистов, негативные изменения кадрового состава Вооружённых Сил могут привести к тому, что они перестанут отвечать требованиям, предъявляемым к ним, и не смогут решать возложенные на них задачи по обеспечению военной безопасности государства[10].

Статс-секретарь – заместитель Министра обороны Российской Федерации генерал армии Н. А. Панков 1 июля 2005 года обнародовал доклад о состоянии воинской дисциплины и правопорядка в армии и на флоте. В докладе официально признано, что «эрозия разъедает офицерский корпус, утрачиваются главные традиции, размывается костяк офицерского корпуса… Особенно тревожит преступность в офицерской среде. В войсках обыденным явлением стали такие преступления, совершаемые офицерами, как уклонения от военной службы, хищения, злоупотребления должностными полномочиями»[11].

Ситуация, при которой почти половина военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации относятся негативно к правительственным реформам в области гарантий социальной защиты военнослужащих и членов их семей не может не беспокоить высшее военно-политическое руководство Российской Федерации. Так, В. В. Путин подчеркнул, что «достойное социальное положение военнослужащих – это не менее важный фактор в деле эффективного обеспечения обороны и безопасности, чем программа боевой подготовки или перевооружения армии и флота»[12].

По данным Министерства обороны Российской Федерации денежное содержание российского офицера в 10–15 раз ниже денежного содержания его зарубежного коллеги при уже практически равном соотношении цен на бензин, продукты питания, стоимость жилья и т.д.[13] Даже по российским показателям в целом материальное положение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, уступает уровню доходов гражданского населения России. По данным Социологического центра Вооружённых Сил Российской Федерации, из пяти основных составляющих текущего совокупного дохода среднестатистического домохозяйства военнослужащие намного уступают среднему гражданину России в трёх из них, немного опережая в уровне денежного довольствия и средствах, выделяемых на обеспечение социальных льгот. Сегодня трудоспособное гражданское население страны имеет больше дополнительных доходов от предпринимательской деятельности, от использования собственности, доходов от сбережений и дополнительных заработков[14].

Одним из негативных последствий неудовлетворительного социального положения военнослужащих является снижение уровня правопорядка и воинской дисциплины в войсках. Проводимые исследования свидетельствуют, что 68% опрошенных считают основной причиной низкого состояния воинской дисциплины нерешённость социально-бытовых проблем многих военнослужащих[15].

Будучи необеспеченными жильём и получающие весьма скромное денежное вознаграждение за нелёгкий ратный труд, многие профессиональные военнослужащие вынуждены подрабатывать, чтобы решить те или иные социальные и бытовые проблемы и обеспечить достойный уровень жизни членам своих семей. Начиная с временной работы, отдельные военнослужащие постепенно настолько втягиваются в деятельность различных предпринимательских структур, что наносят существенный вред интересам военной службы.

Процесс участия военнослужащих в деятельности различных предпринимательских структур не может не беспокоить высшее военное руководство, в связи с чем ещё в 1993 году была издана директива Министра обороны Российской Федерации № Д-2 «О мерах по пресечению участия военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации в предпринимательской деятельности»[16]. В указанной директиве констатируется, что, несмотря на принимаемые меры, в армии и на флоте продолжается участие военнослужащих в деятельности различных предпринимательских структур. В ряде случаев это участие носит настолько уродливый и циничный характер, что не только подрывает авторитет военнослужащих в народе, но и в глазах общественности ставит под сомнение наличие дисциплины, организованности и порядка в Вооружённых Силах. Подавляющее большинство занимавшихся предпринимательской деятельностью военнослужащих, не имея соответствующей ни теоретической, ни практической подготовки, оказались легкой и привлекательной добычей дельцов от бизнеса, что явилось одной из причин нанесения государству и Вооружённым Силам Российской Федерации значительного материального ущерба. Широкое распространение получила практика передачи в аренду зданий, сооружений, техники, земельных участков.

По данным Счётной палаты Российской Федерации в 2000 году финансовые нарушения в сфере национальной обороны составили почти 1,5 млрд. рублей; за 2002 год – 2 млрд. 382,9 млн. рублей. За период с 1999-го по 2004 год, в ходе проверок в силовых структурах России были выявлены финансовые нарушения на общую сумму свыше 14 млрд. рублей. Только в 2005 году Счётная палата Российской Федерации выявила в сфере национальной обороны финансовых нарушений на сумму 1 млрд. 892,17 млн. рублей. По выявленным фактам нарушений в социальной сфере органами военной прокуратуры возбуждено 98 уголовных дел. Всего в 2005 году по итогам проверок Счётной палаты 45 материалов были направлены в Главную военную прокуратуру, в отношении военнослужащих и гражданского персонала Минобороны России возбуждено 127 уголовных дел[17].

Несмотря на принимаемые меры, финансовые нарушения в сфере национальной обороны происходили и в дальнейшем. По данным аудиторов Счётной палаты Российской Федерации в 2006–2007 годах в военном ведомстве нецелевым образом было израсходовано 164,1 млн. рублей средств федерального бюджета, что составляет более 70% от общих сумм нецелевого использования бюджетных средств в Российской Федерации[18].

Нельзя не согласиться с мнением доктора юридических наук К. В. Фатеева, что «сегодня одним из внутренних источников угроз военной безопасности государства выступает юридическая опасность, которая характеризуется как способность в результате низкого уровня правового регулирования военной организации государства, выраженного в пробельности и противоречивости правовой системы, бездеятельности, непрофессиональности и коррумпированности должностных лиц, причинить вред интересам государства в военной сфере, вызвать недоверие к праву и государству в целом»[19].

Исследования показывают, что до 75% преступлений в Вооружённых Силах совершается по корыстным мотивам, зачастую связанным с необходимостью обеспечения виновными элементарных, жизненных потребностей в питании и т. п. По экспертным оценкам, 72% офицеров характер материального стимулирования, сложившийся в Министерстве обороны, не побуждает их к добросовестной военной службе, 23% офицеров расценивают характер финансирования как стимул к исполнению служебных обязанностей с незначительной самоотдачей[20]. Невозможность найти иной, законный источник средств существования толкает ряд военнослужащих на нарушение закона и совершение преступлений.

В последние годы, несмотря на существенное сокращение численности Вооружённых Сил Российской Федерации, общее количество происшествий и преступлений, совершаемых военнослужащими, не сокращается. По всем ведомствам, в которых предусмотрена военная служба, ежегодно регистрируется порядка 20 тысяч преступлений. Собственно в Вооружённых Силах Российской Федерации ежегодно регистрируется 15–16 тысяч преступлений.

В целом же по Российской Федерации ежегодно регистрируется более 3,5 млн. преступлений. Таким образом, коэффициент преступности в войсках в 2–2,5 раза ниже, чем в целом по стране. По данным Министерства обороны Российской Федерации если в среднем по стране на каждые 10 тысяч человек количество преступлений составляет 246 случаев, то в Вооружённых Силах – 167 случаев[21].

Таблица 21

Количество преступлений и происшествий, зарегистрированных в Вооружённых Силах Российской Федерации

Виды преступлений и происшествий

Период (годы)

2003

2004

2005

2006

2007

2008

преступления

14757

16335

20171

20747

16899

12196

происшествия

306

339

1119

505

350

351

самоубийства военнослужащих

243

246

276

210

224

184

Однако существующий уровень военной преступности нельзя считать приемлемым. Вооружённые Силы всегда считались символом порядка, и каждое правонарушение здесь должно закономерно восприниматься как чрезвычайное происшествие.

Следует отметить, что в последние годы меняется и структура военной преступности.

Во-первых, в последние годы отмечается резкое увеличение доли преступлений, совершаемых офицерами. По данным Председателя Верховного Суда Российской Федерации В. Лебедева, в 2005 году каждый седьмой из осуждённых за те или иные преступления военнослужащих является офицером. Вообще же с 1991 года число осуждённых офицеров в России увеличилось в 9 раз[22]. По данным Главной военной прокуратуры, если в 2004 году офицеры совершали каждое десятое от всех преступлений в Вооружённых Силах, то в 2008 году уже каждое четвёртое преступление[23].

Во-вторых, на фоне явного увеличения денежных вливаний в национальную оборону наблюдается тенденция роста в военной среде преступлений, связанных с коррупцией. По оценке Главного военного прокурора Российской Федерации С. Н. Фридинского в последние годы суммы ущерба от этих преступлений выросли в три раза и приблизились к цифре в миллиард рублей. Если в 2002 году к уголовной ответственности за коррупцию были привлечены всего четверо генералов и адмиралов, то в 2006 году – уже девятнадцать высших офицеров[24]. В 2007 году к уголовной ответственности были привлечены 16 генералов, 180 офицеров в звании полковника, 244 командира воинских частей [25]. Только за первое полугодие 2008 года к уголовной ответственности привлечены 103 командира воинских частей и начальника учреждений, свыше 260 воинских должностных лиц, в том числе 10 генералов[26]. Всего же в первом полугодии 2008 года органами военной прокуратуры в поднадзорных войсках было зарегистрировано свыше тысячи преступлений коррупционной направленности, в том числе 720 совёршенных офицерами.

Наиболее часто в военной среде коррупция проявляется при составлении контрактов и организации тендеров по закупке дорогостоящей техники для Минобороны России, а также при составлении договоров на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в интересах обороны. Проблема осложняется тем, что до настоящего времени отсутствует чёткое понятийное определение коррупции и составляющих её элементов. В результате пробельности отечественного уголовного законодательства нередко заведомо преступные действия отдельных воинских должностных лиц при организации тендеров пытаются выдать за добросовестное заблуждение виновных лиц.

В-третьих, результаты прокурорско-следственной практики свидетельствуют, что возрастает число преступлений, связанных с посягательствами на военное имущество. Суммы ущерба по уголовным делам, расследованным военными прокурорами в 2003 и 2004 годах, сопоставимы с годовым содержанием дивизии: по продовольствию – около 40 миллионов рублей, по горюче-смазочным материалам – 148 миллионов, по денежному довольствию – около 309 миллионов. В 2004 году за совершение преступлений, связанных с посягательствами на федеральную собственность, привлечены к уголовной ответственности около 400 различных должностных и материально-ответственных лиц, в том числе за посягательства на денежные средства – 258, вещевое имущество – 33, продовольствие – 39, ГСМ – 60 человек[27].

Также в последние годы отмечается рост правонарушений, связанных с незаконной передачей воинскими должностными лицами сторонним организациям и частным лицам нежилых и жилых помещений. Так, только в 2007 году из незаконного владения коммерческих структур было изъято и возвращено воинским частям и квартирно-эксплуатационным частям 21 нежилое помещение общей площадью более 4,2 тысяч квадратных метров. За незаконное использование объектов недвижимости, находящихся в ведении Минобороны России, в федеральный бюджет было взыскано более 3,6 миллионов рублей. Только в 2007 году благодаря усилиям военных прокуроров было освобождено 96 незаконно занимаемых квартир общей площадью более 4,5 тыс. кв. метров. Лицами, которые обогатились путём незаконной реализации ГЖС, был возмещен причиненный государству ущерб на общую сумму 7,4 миллионов рублей[28].

В-четвёртых, в результате проводимой предупредительной работы, а также вследствие сокращения сроков военной службы по призыву и общего количества военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, в 2006 – 2008 годах более чем на треть сократилось количество насильственных преступления в отношении сослуживцев и подчиненных. Как следствие, почти вдвое уменьшилось количество военнослужащих, погибших от этих преступлений[29].

Таким образом, современная правоприменительная практика органов военной юстиции и органов военного управления в борьбе с правонарушениями, свидетельствует, что причины преступности военнослужащих в основном совпадают с общими причинами преступности в целом в стране и обусловлены в первую очередь нерешённостью многих социальных проблем.

Рассмотрев влияние социально-правовых проблем в военной сфере на строительство Вооружённых Сил Российской Федерации, приходим к следующим выводам:

1. Особый правовой статус военнослужащих и специфический характер их деятельности, сопряженной с опасностью для жизни и здоровья, специальные требования и условия прохождения военной службы предполагают предоставление данной категории лиц (а в определённых случаях – и членам их семей) повышенных социальных гарантий.

Осуществлённая с 1 января 2005 года замена льгот прямого действия на социальные гарантии, устанавливаемые на подзаконном уровне, привела к фактическому сужению гарантированных законом прав и преимуществ военнослужащих и членов их семей.

Увеличение размеров должностных окладов военнослужащих до уровня соответствующих размеров должностных окладов соответствующих категорий федеральных государственных служащих принесло реальное увеличение доходов военнослужащих пока всего на уровень, адекватный годовому росту инфляции в Российской Федерации.

Произошедшее в 2005–2008 годах определённое увеличение денежного довольствия военнослужащих, не разрешило проблем повышения их социально-правового статуса. По-прежнему материальное положение и уровень доходов значительной части военнослужащих оставляют их в числе малообеспеченных категорий граждан.

2. В целях усиления социальной защиты военнослужащих на законодательном уровне целесообразно ввести запрет на приостановление другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации прав и социальных гарантий военнослужащим, установленных Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

В законодательстве Российской Федерации также следует предусмотреть норму, устанавливающую, что правовые и социальные гарантии военнослужащим, включая меры их правовой защиты, предусмотренные Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», могут быть отменены или снижены федеральными законами только путём замены соответствующими компенсационными мерами материального и иных видов обеспечения.

3. Наиболее острой социальной проблемой Вооружённых Сил Российской Федерации является нуждаемость в улучшении жилищных условий значительной части военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. При этом потребности Минобороны России в формировании фонда служебного жилья для военнослужащих удовлетворены только наполовину, что не позволяет реализовать в установленные законом сроки (3 месяца) право военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, на получение служебного жилья. Отсутствие собственного жилья является основной причиной неудовлетворенности военнослужащими условиями военной службы.

Эффективного и действенного механизма реализации жилищных прав военнослужащих до настоящего времени ещё не выработано. Данные обстоятельства свидетельствуют о необходимости принятия на федеральном уровне решения о массовом строительстве жилья и его передаче на условиях социального найма либо по договору пользования служебной жилой площадью бесквартирным военнослужащим и членам их семей.

4. Нынешнее состояние социально-правовых гарантий военнослужащих не позволяет с должной эффективностью решать возложенные на них задачи. В условиях нерешённости острых социальных проблем кадровых военнослужащих наблюдается тенденция роста преступности среди офицерского состава, в том числе должностных лиц, занимающих командные и материально-ответственные должности.

В сложившихся условиях требуется совершенствование вопросов стимулирования прохождения военной службы, изменение военно-социальной политики в отношении военнослужащих в сторону реализации их жизненно важных интересов (обеспечение жильём, видами материально-технического обеспечения, необходимыми для надлежащего исполнения обязанностей военной службы и др.).



[1] См.: Петухов Н. А. Социальные и правовые проблемы становления, развития и функционирования системы военных судов России: Автореф. дисс… докт. юрид. наук. – М., 2003. – С.5.

[2] См.: Письмо Счетной палаты Российской Федерации от 30 декабря 2004 г. № 01-1781/15-10. Текст письма официально опубликован не был. // – М.: Электронная правовая система «Гарант»: http: // www.garant.ru.

[3] См.: Павловский А. П. Золотой фонд страны // Красная звезда. – 2008. – 23 января.

[4] См.: Федеральный закон от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 2004 г., № 35, ст. 3607; 2005 г., № 1 (часть I), ст. 37.

[5] См.: Бабакин А., Плугатарев И. Армия теряет доверие к своему руководству // Независимое военное обозрение. – 2005. – 28 января.

[6] См.: Иванов В., Плугатарёв И. Армия не доверяет власти, а власть армии (Минобороны засекретило данные социологических опросов, свидетельствующих о 80-процентной нелояльности офицерского корпуса к нынешней власти) // Независимое военное обозрение. – 2005. – 15 апреля.

[7] См.: Селюнин А. С. Люди у ракет // Красная звезда. – 2006. – 26 мая.

[8] См.: Смысл жизни – служение Родине: в этом убеждают социологические исследования // Красная звезда. – 2006. – 6 апреля.

[9] См.: Зубков В. А. Проблемы социальной и правовой защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей // – М.: Сетевой журнал «Военное право»: http://voenpravo.km.ru/view

[10] См.: Сливков А. С. Правовое регулирование денежного довольствия военнослужащих: современное состояние и перспективы развития // Российский военно-правовой сборник. – 2004. – № 1.

[11] Панков Н. А. Доклад «Принимаемые Министерством обороны Российской Федерации меры по укреплению воинской дисциплины и правопорядка в армии и на флоте, направления дальнейшей деятельности» // – М.: Сайт Минобороны России, 2006. – http://www.mil.ru.

[12] Путин В.В. Выступление на совещании в Министерстве обороны Российской Федерации 23 марта 2004 г. // Красная звезда. – 2004. – 24 марта.

[13] См.: Кириллов Н. Беднеем год от года // Красная звезда. – 2005. – 10 ноября.

[14] См.: Пивень Л. В. Материальное положение военнослужащих и членов их семей в зеркале военной социологии // Российский военно-правовой сборник № 7: Актуальные проблемы правового регулирования материального обеспечения военнослужащих. Серия «Право в Вооружённых Силах – консультант». – «За права военнослужащих», 2006.

[15] См.: Дамаскин О. В. Криминологические проблемы правовой работы в Вооружённых Силах Российской Федерации: Дисс... докт. юрид. наук. – М., 1994. – С. 400.

[16] См.: Директива Министра обороны Российской Федерации от 12 января 1993 г. № Д-2 «О мерах по пресечению участия военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации в предпринимательской деятельности». – М.: МО РФ, 1993.

[17] См.: Мясников В. На высоте в армии – воровство // Независимое военное обозрение. – 2006. – 19 мая.

[18] См.: Щеглов А. Счетная палата выявила чемпиона по разбазариванию госсредств // Независимое военное обозрение. – 2008. – 4 апреля.

[19] См.: Фатеев К. В. Юридические опасности военной безопасности Российской Федерации // Право в Вооружённых Силах. – 2003. – № 12.

[20] См.: Косован О. А. Криминальная ситуация в воинских формированиях страны как угроза военной и национальной безопасности // Российский военно-правовой сборник. – 2004. – № 1.

[21] См.: Выступление Министра обороны на заседании Государственной Думы 15 февраля 2006 г. по вопросу «О состоянии воинской дисциплины в Вооружённых Силах и мерах по ее укреплению» // Красная звезда. – 2006. – 18 февраля.

[22] См.: Плугатарёв И. 140 тысяч за голову комдива. Разгул офицерской преступности // Независимое военное обозрение. – 2006. – 21 апреля.

[23] См.: Фалалеев М. Ни дать ни взять: в войска направлены группы по борьбе с коррупцией // Российская газета. – 2008. – 4 августа.

[24] См.: Фридинский С. Н. Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Главного военного прокурора Российской Федерации // Российская газета. – 2007. – 20 апреля.

[25] См.: Князьков С. Закон и порядок // Красная звезда. – 2008. – 9 февраля.

[26] См.: Фридинский С. Н. Единым фронтом против коррупции // Военно-промышленный курьер. – 2008. – №30 (246). 30 июля – 5 августа.

[27] См.: Пономаренко А. Г. Закон един для всех // Красная звезда. – 2005. – 3 февраля.

[28] См.: Мохов В. Благими намерениями … // Красная звезда. – 2008. – 13 мая.

[29] См.: Ямшанов Б. Наступление на дедовщину // Российская газета. – № 4473. – 2007. – 21 сентября. – № 4473.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100