www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Административное право
Административное право из курса правоведения по Народной энциклопедии изд.1911 г. Полутом 2. Общественно-юридические науки // Alpravo.Ru
<< Назад    Содержание    Вперед >>
6. Крестьянский правопорядок.

Когда, с началом царствования императора Александра II, был решительно поставлен вопрос об освобождении помещичьих крестьян, Я. И. Ростовцев, в одном из своих всеподданнейших писем по этому вопросу, посылавшихся Государю во время пребывания его за границею, исходя из того, что освобождение должно было сопровождаться наделением освобожденных крестьян помещичьею землею, сказал: «О6щинное устройство теперь, в настоящую минуту, для России необходимо: народу нужна еще сильная власть, которая заменила бы власть помещика. Без мира помещик не собрал бы своих доходов ни оброком ни трудом, а правительство — своих податей и повинностей»[1]. При этом же разумелось не собственно общинное землевладение с его хозяйственными распорядками, а особое крестьянское общественное управление.

Я. И. Ростовцев был председателем редакционных комиссий, составлявших законоположения об освобождавшихся крестьянах. При нем была выполнена и наибольшая часть этой работы. Он умер до ее окончания. Но то начало, которое он выразил в приведенных словах, сделалось руководящим. Оно проникает насквозь устройство, данное освобожденным крестьянам, правопорядок, для их созданный. Устройство это было распространено потом — в 1866 г. — на все разряды крестьян, в том числе и на те, которые оставались всегда свободными. С тех пор оно потерпело мало изменений. Указанным началом окрашивается и действующее крестьянское управление.

Крепостные крестьяне, будучи освобождены, не были прямо переведены в то положение, которое в то время занимали хотя бы низшие разряды населения. На них не были распространены общие права и обязанности, общие законы. Освобожденные крестьяне не были переведены даже в то положение, которое занимали в то время государственные крестьяне, всегда остававшиеся свободными, но составлявшие особое сословие сельских обывателей. Бывшие крестьяне завяли особое положение, — в это положение были переведены потом все прочие разряды крестьянского населения.

Особое положение, в которое были поставлены освобожденные крестьяне, выражалось, главным образом, в крайней зависимости от тех сельских обществ, которые были созданы среди них. А крестьяне каждого помещика, получавшие от него землю при выходе на волю, именно образовывали особое общество. Земля и отводилась всему обществу. Общество должно было платить за нее и оброк. Все отвечали в платежах за одного и один за всех, — установлена была круговая порука друг за друга. Земля отводилась обществу, а не отдельным лицам даже тогда, когда от данного помещика выходило на волю очень мало крестьян. Пусть в одном селении были бы крестьяне нескольких помещиков и пусть у каждого из них было бы только по несколько человек крестьян. Все равно, крестьяне каждого помещика образовывали здесь отдельное сельское общество и в данном селении являлось столько сельских обществ, сколько было до того времени помещиков. И при таких условиях помещик действительно был более обеспечен в отношении получения оброка с бывших своих крестьян за землю, которая им от него отходила и которую они должны были брать у него, нежели в том случае, если бы, земля отводилась каждому отдельному крестьянину и когда бы каждый отдельный крестьянин нес лично ответственность в платежах за него.

Оброк за землю выплачивался не всегда деньгами. В некоторых обществах должна была отправляться «барщина». Плата за землю вносилась здесь «натурою». Крестьяне платили за нее своим трудом, — участием в обработке помещичьей земли, — оставаясь рабочими в его хозяйстве и после освобождения. И «натурою» они платили помещику за землю также сообща. Они распределяли между собою работы, падавшие на общество, и отвечали вместе за исправность их исполнения. И так было не только в обществах с общинным землевладением, т.е. с пределами земли между своими членами время от времени. Такое же положение создавалось и для обществ с подворным землевладением, не переделявших землю между своим членами время от времени, а предоставлявших каждому члену определенный участок без дальнейших переделов. Разница в формах землевладения не влекла за собою никаких различий в юридическом положении крестьян.

Освобождавшиеся крестьяне данного помещика оставались во временнообязанных отношениях к нему, пока платили оброк деньгами или натурой. Ему предоставлялась на это время вотчинная власть над ними. Его согласие требовалось на выход крестьянина из сельского общества. Он мог также требовать исключения из общества и ссылки в Сибирь крестьянина, казавшегося ему неблагонадежным. Но помещик имел дело не отдельно с каждым крестьянином, а с теми властями, которые создавались в каждом сельском обществе для побуждения крестьян к выполнению их обязанностей. В каждом же сельском обществе учреждались: сельский сход из всех домохозяев, сельский староста, сборщик податей. Им предъявлял помещик свои требования, и на их действия мог жаловаться. Этим же властям предоставлялась чрезвычайная власть над крестьянами. Сельский староста мог даже наказывать их за действия, которые, казалось ему, того заслуживали. Он мог применять к ним прямо произвольную власть в этом случае, ибо закон не определял, когда и за какие проступки возможно была наложение на провинившихся подобного наказания. Оно было наказанием без суда и закона. В свою очередь, сами сельские власти находились в полном подчинении у мирового посредника, который выбирался из местных помещиков и разрешал крестьянские дела.

По требованию помещика, если он того желал, или по соглашению с ним, если этого желали и он и крестьяне, а потом, по требованию закона 1881 г. об обязательном выкупе земель, — крестьяне переходили на выкупные платежи. Плату за землю вносила за них казна. Казне начинали крестьяне платить то, что платили помещику. Плата эта была только исключительно денежная. Она составляла выкупные платежи за землю. Стоимость земли рассрочивалась на 49 лет и вносилась частями ежегодно. Крестьяне временнообязанные делались крестьянами-собственниками. Но по-прежнему обязательство платить за землю казне оставалось на всем сельском обществе, на всех вообще, отвечавших за каждого, и на каждом, отвечавшем в случае нужды за других. Назначение и содержание первоначального устройства, данного освобожденным крестьянам, и нимало не изменявшегося, сохранялось всецело.

Выкупные платежи с помещичьих крестьян за землю были понижены в 1881 г. Но они оставались все-таки очень высокими. Еще выше был оброк, который выплачивался первоначально за землю помещику. Земля, по ценности и доходности своей, была значительно ниже в действительности, чем сколько за нее приходилось платить. Взыскание оброка и выкупных платежей со всего общества только и предоставляло возможность получать такую высокую плату за землю с крестьян. С отдельных крестьян платежи поступать аккуратно не могли бы. Непосредственно отдельных крестьян нельзя было бы подчинить тем мерам взыскания, которые можно было применить чрез посредство общества. Это было бы слишком дорого, трудно и бесплодно. Установленные же меры взыскания отличались чрезвычайною строгостью. Они обеспечивали получение во что бы то ни стало оброка, и выкупных платежей. В сущности, эти меры и лежали, главным образом, на обязанности «мира» и мирских властей. В случае недостаточного усердия по части взысканий, выборные должностные лица подвергались разным наказаниям со стороны мирового посредника и могли быть даже прямо сменяемы или заменяемы другими. Взыскание за неисправных плательщиков обращалось на все сельское общество. В свою очередь, сельское общество могло взыскивать свою потерю с отдельных членов, и ему была дана на этот счет громадная власть. На покрытие взысканий могло быть обращено всякое имущество крестьянского двора, имущество всякого его члена. Да у отдельных членов крестьянского двора и не могло быть собственного имущества. Отдельные крестьяне как бы не имели права собственности. Двор, целиком, в полном его составе, отвечал за исправность в платежах и взысканиях на него падавших, и все имущество двора делилось как бы семейною собственностью, отвечающею в платежах и сборах с крестьян. На покрытие этих платежей и сборов могли быть обращаемы и все заработки членов крестьянского двора. Поэтому и выдача видов на отлучку в случае недоимок зависела от общества. Общество могло отобрать паспорта от неисправных членов, находящихся в отлучке. Члены крестьянского двора могли быть прямо отдаиваемы в заработки не только в пределах своей губернии, но и в другие губернии, с обращением платы на покрытие взысканий, падавших на крестьянский двор. В случае неисправности двора, домохозяин мог бы взять под опеку. Отец семьи мог лишиться своего положения главы семьи. Старшим членом семьи мог быть назначен вместо него другой член из среды семи. Самые семейные разделы могли быть производимы только с разрешения сельского общества. В такие же условия было поставлено взыскание платежей в пользу казны и с государственных крестьян, переведенных в то положение, которое создано было для них помещичьих крестьян.

Ценность и доходность земли, поступавшей крестьянам, как бывшим помещичьим, так и государственным, с течением времени повышались. Тем самым уменьшалась необходимость в строгих мерах к их взысканию. Меры эти могли быть ослабляемы. И они ослаблялись. Круговая порука, но стала распространяться на сельские общества малой величины. Затем она была и вовсе снята с крестьян почти повсюду. Взыскание платежей стало обращаться прямо на отдельные дворы. Меры взыскания с отдельных дворов стали применяться по прямому распоряжению крестьянских должностных лиц. Меры эти все же оставались весьма строгими. Законом 3 ноября 1905 года выкупные платежи со всех крестьян были уменьшены наполовину с 1906 г., а с 1907 г. сложены окончательно. Стало возможным дальнейшее ослабление мер взыскания. Наибольшее облегчение в способах взыскания с крестьян платежей и было установлено законом 5 октября 1906 г. Им окончательно и повсеместно отменена была круговая порука. Неисправные крестьяне отныне не могут быть отдаваемы в заработки. Отменяется отдача под опеку домохозяина неисправного двора. Члены двора приобретают право на получение паспортов и без его согласия, которое до этого требовалось непременно и для совершеннолетних членов семьи.

Помимо взыскания платежей с крестьян, сельское общество несло обязанности по призрению своих членов. Неимущие и лишенные способности к труду члены общества, не имеющие родственников, которые могли бы взять их на свое попечение, должны были поступать на попечение общества, на попечение всех. На общество возлагались также разные меры благоустройства и поддержания порядка в пределах собственных владений. На нем лежали — починка дорог, противопожарные меры, забота о чистоте в селениях. Оно несло на себе обязанность по охранению безопасности жизни и имущества. И те же обязанности возлагались да волостное общество, в которое соединялись сельские общества. Главным же образом и волостное управление предназначалось для взыскания платежей, сборов и повинностей с крестьян. Оно состояло: из волостного схода, в который входили должностные лица волости и выборные от каждых десяти дворов волостного правления, образовавшегося из волостного старшины, сельских старост и сборщиков податей; важнейшее же значение в волости принадлежало волостному старшине, получавшему обширную власть над крестьянами. В состав волостных установлений входил и волостной суд, разрешавший многочисленные гражданские и уголовные дела между крестьянами и имевший право присуждать к телесному наказанию, которое сохранялось для крестьян.

Крестьяне должны были содержать за свой счет как сельское, так и волостное управление и волостной суд. Они не получали пособий на этот предмет, ни со стороны государственной казны, ни со стороны земства, ни со стороны лиц других сословий, проживавших в данной местности и пользовавшихся услугами крестьянских властей, не подчиняясь им. Крестьянское управление было поэтому даровым органом финансово-полицейского управления, как раньше, при существовании временно-обязанных отношений, оно было даровым органом вотчинно-полицейско-финансового управления, — служившего интересам помещика и несшего на себе обязанности, вылолняемые государственными установлениями, полицией, органами государственной казны, местными властями. Крестьянское управление было сильнейшим образом поглощено обязанностями этого рода. Ни времени, ни сил, ни средств у него не оставалось уже почти для выполнения других дел, ближе затрагивавших интересы самих крестьян. Так оно не могло выполнять на деле в желаемой степени обязанности по презрению, благосостоянию, благоустройству. Крестьянское управление не было, поэтому, в точном смысле слова сословным самоуправлением, предназначавшимся для служения интересам лишь данного сословия. Оно не пользовалось и той степенью самостоятельности, которая считается необходимою для самоуправления. Управление это в сильнейшей степени подчинено властям, поставленным над крестьянами, назначаемым исключительно из среды дворянского сословия. Особое же влияние на все дела крестьянского управления и особо большую власть над крестьянами получил земский начальник, должность которого была создана в 1889 году.

При таких условиях личность крестьянина оказалась крайне умаленною, приниженною, ограниченною в своих правах в большой степени. Основные права граждан не принадлежали и не принадлежат крестьянам и в той неполной мере, в какой они предоставлялись лицам других сословий.

Крестьяне не пользовалась правом личной свободы и неприкосновенности в необходимой мере, ибо не были подчинены суду и закону. Поставленные над ними власти и волостной суд могли руководствоваться в значительной степени усмотрением, а не законом. По собственному усмотрению и без, суда крестьян могли наказывать сельские старосты, волостные старшины; земские начальники. Они могли быть также заключаемы в тюрьму и высылаемы в Сибирь по приговорам своих обществ, постановляемым под большим влиянием крестьянского начальства. Крестьяне не пользовались личной свободой и в той степени, которая выражается прежде всего в праве передвижения, перемены местожительства, перемещения. Они были стеснены в праве на отлучку. Тем самым крестьяне не пользовались и свободой занятий в необходимой мере. Право это существенно ограничивалось стеснительными условиями, которыми был обставлен выход крестьян из своих сельских обществ. А из обществ нужно было выходить хотя бы для получения образования, открывавшего доступ к занятиям по способностям и склонностям. С самым выходом из общества соединялся отказ от земли, достававшейся крестьянину так дорого во всех отношениях, ценою крови. Но и находясь в составе общества, крестьянин обладал далеко не определенным и полным правом да землю. Крестьянин ограничивался, таким образом, в праве приобретения имущества. Далее, при всех этих стеснениях и ограничениях, при отсутствии права ответственности единственно по суду и закону, при подчиненности в большой мере произволу и усмотрению, весьма ограниченною оказывалась для крестьянина и свобода слова, собраний, союзов. Крестьянин входил в принудительный союз, каким было сельское общество. Оно поглощало его целиком, налагая множество обязанностей. В самом этом союзе положение его было приниженным, зависимым, шатким. Не пользуясь же свободою, он крайне ограничивался в праве вступления в другие общества и союзы. Принимая затем обязательное участие в собственном сословном управлении, крестьянин был лишен того права на участие в общественном самоуправлении, которое принадлежало лицам других сословий. Крестьяне не участвовали в избрании гласных земского собрания на равных основаниях с другими. На волостных сходах они выбирали лишь кандидатов в гласные в двойном числе, — и уже из этих кандидатов назначалось губернатором положенное число гласных от крестьян. До учреждения Государственной Думы крестьяне не имели права участия в государственном управлении в смысле права государственной службы, права на занятие должностей по государственной службе. Когда же была создана Государственная Дума, крестьяне оказались лишенными того политического права, которое предоставлялось учреждением народного представительства другим сословиям. Они участвуют в выборах на особых основаниях, ограничивающих для них это политическое право.

Некоторое ослабление особенностей крестьянского правопорядка в описанном виде последовала по закону 5 октября 1906 г. Земские начальники не могут более подвергать крестьян наказаниям без суда. Но это право осталось по-прежнему за сельскими старостами и волостными старшинами. Крестьянам облегчен выход из состава сельских обществ. В то же время предоставляется оставаться членами обществ и сохранять за собою право на землю тем крестьянам, которые получают по образованию или по службе права высшего сословия. Облегчено получение паспортов и расширена тем самым свобода передвижения. Гласных уездного земского собрания предоставлено и крестьянам избирать непосредственно на волостных сходах. Право, государственной службы, ставшее общим, распространено и на крестьян. Оно поставлено в зависимость единственно от степени полученного образования и от выдержания испытаний, которые стали устанавливаться для некоторых видов государственной службы.

Одновременно с указом 5 октября, имевшим значение в смысле некоторого упрочения юридического положения крестьян и уравнения их в некоторых отношениях с лицами других сословий, — были изданы Высочайшие указы, направленные к расширению крестьянского землевладения и к более точному определению прав крестьян на надельные земли. В существе своем— имеющиеся здесь в виду акты также имели значение в смысле некоторого расширения личных прав крестьян и придания большей самостоятельности их хозяйственной деятельности.

Еще по указу 3 ноября 1905 г. определялось содействие крестьянам в покупке земель чрез посредство Крестьянского поземельного банка в большем размере, чем в каком оказывалось им это содействие до тех пор. До этого указа, при покупке земли с помощью банка по специальной оценке, могла быть выдаваема ссуда из банка в размере девяти десятых всей покупной суммы или в размере 90 процентов. На основании же указа 3 ноября, если земля покупается безземельными или малоземельными крестьянами, не имеющими достаточных средств на уплату десятой части покупной суммы, — вся ссуда могла быть выдаваема за землю полностью.

Далее, по указу 14 октября 1906 г., самый процент по ссудам, выдаваемым крестьянам на покупку земли из банка, понижен был с 5 р. 25 к. и 5 р. 75 к. до 4 р. 50 к. в под со ста рублей ссуды. Таким образом с этого времени как прежними, так и новыми заемщиками банка со ста рублей ссуды ежегодные платежи (на погашение ссуды вместе с ростом на нее) должны были вноситься, в зависимости от сроков, на которые выдавалась ссуда, в таком размере: при сроке на 41 год — 4 р. 95 к. вместо 5 р. 75 к. и 6 р. 20 к.; при сроке в 28 лет — 5 р. 80 к. вместо 6 р. 75 к., 7 р. 10 к. и 7 р. 15 к.; при сроке в 18 л. — 7 р. 50 к. вместо 8 р. 75 к., 8 р. 90 к. и 9 р.; наконец при сроке в 13 лет, платежи должны были вноситься в сумме 9 р. 25 к. в год со ста руб. ссуды вместо 10 р. 75 к., 11 р. и 11 р. 10 к.

Далее, по указу 12 августа 1906 г., в распоряжение Крестьянского поземельного банка была передана значительная часть удельных земель для продажи их крестьянам. Указом же 27 августа того же года для продажи нуждающимся в земле крестьянам предназначены были все свободные казенные земли Европейской России. Продажа казенных земель поручалась землеустроительным комиссиям, в состав которых вводились в некотором числе представители от крестьян. (Впрочем, арендовать и докупать казенные земли на одинаковых с крестьянами основаниях могли, по указу 27 августа 1906 г., и лица других сословий, не отличающиеся от крестьян по своему быту.) Оценка земель, платежи, сроки, в которые должна была погашаться покупная сумма, и порядок взыскания определялись так же, как и при покупке крестьянами земель с помощью Крестьянского поземельного банка. Затем, по указу 19 сентября 1906 г., для образования переселенческих участков были переданы в распоряжение главного управления земледелия и землеустройства не заселенные, но годные к заселению кабинетские земли Алтайского округа.

Наконец указом 9 ноября 1906 г. был облегчен выход крестьян из состава земельной общины. Каждому домохозяину предоставлялось требовать укрепления в его личную собственность числящегося за ним участка надельной земли. В свою очередь, предоставлялось требовать затем выдела к одному месту укрепленного в личную собственность участка. Самые права крестьян на надельную землю расширялись с такого рода укреплением их в личную собственность и в виду прекращавшихся выкупных платежей. Укрепленные в личную собственность участки могли быть домохозяевами продаваемы, хотя тоже крестьянам или лицам, приписывающимся к крестьянским обществам. Указом 15 ноября 1906 г. выделенные из общинного землевладения земли предоставлялось также в известных случаях отдавать в залог Крестьянскому поземельному банку, с получением под них ссуд. Вообще приведенными Высочайшими указами, помимо расширения крестьянского землевладения, имелось в виду создание мелкой личной крестьянской собственности, — и тем удовлетворение известной потребности в самостоятельности, которая развилась в крестьянской среде, — а также содействие крестьянам в ведении правильного хозяйства. В тех же видах стали приниматься меры, распространения среди крестьян сельскохозяйственных знаний и содействия им в приобретении улучшенных земледельческих орудий и семян.

За всем же тем, и с указанным ослаблением некоторых из многочисленных особенностей правового положения крестьян, они образуют до сих пор особый мир, находятся в исключительном положении. Изменить это положение, уравнять крестьян с лицами других сословий, создать для них вместе со всеми прочное юридическое положение составляет задачу народного представительства. И это будет окончательным освобождением крестьян.

Пособия: Астырев. В волостных писарях. 1905 г. Ц. 1 р. 50 к. Бржеский. Очерки юридического быта крестьян. 1902 г. 2 р. Витте. Записка по крестьянскому делу. 1904 г. 50 к. Дружинин. Юридическое положение крестьян. 1897 г. 2 р.— Очерки крестьянской общественной жизни. 1905 г. 1 р. 50 к. Евреинов. Крестьянский вопрос. 1904 г. 1 р. Крестьянский строй. Сборник статей. Изд. кн. Долгорукова и гр.Толстого.2 р. 50 к. Лазаревский. Законодательные акты переходного времени. Изд. 2.1909 г. 1 р. 60 к. Леонтьев. Крестьянское право, его содержание и объем. 1907 г. 50 к. Никольский. Земля, община и труд. Особенности крестьянского правопорядка. 1902 г. 1 р. Никонов. Крестьянский правопорядок и его желательное будущее. 1906-1 р. Риттих. Крестьянский правопорядок. 1905 г. — Зависимость крестьян от общины и мира. 1903 г. 3 р. Савич. Новый государственный отрой. Сборник законов. 1907 г. 3 р. 50. Страховской. Крестьянские права и учреждения. 1 р. 50 к. Тенишев. Административный строй русского крестьянина. 1908 г. 1 р. Том IX Свода Законов. Законы о Состояниях. Особое Приложение к Законам о Состояниях. Положения о сельском состоянии. Изд. 1902 г.



[1] Второе издание материалов редакционных комиссий, том I, книга 1-я, 250.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100