www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданское право
Взыскание процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ. Практическое пособие // Авторский коллектив Allpravo.Ru – 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Применение ответственности по ст.395 ГК РФ к публично-правовым отношениям

Вопрос применения мер ответственности по ст.395 ГК РФ к публичным правоотношениям долгое время оставался дискуссионным как в теории, так и на практике. В частности дискуссионными являлись вопросы применения процентов по ст.395 ГК РФ к:

- налоговым, бюджетным, таможенным и иным административно-финансовым правоотношениям;

- организациям, финансируемым исключительно из бюджета;

- иным публичным правоотношениям.

За последние несколько лет, вопрос применения ответственности по ст.395 ГК РФ к перечисленным правоотношениям неоднократно становился предметом разбирательства судов всех инстанций, Конституционного суда РФ. Так можно выделить:

- Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2002 г. №30-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ОАО «Воткинский молочный завод» и граждан Одноралова Владимира Валерьевича, Панкина Алексея Яковлевича и Халикова Фаниса Файзовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 4 статьи 79 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 2 и пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации»[1];

- Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. №99-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 2 и пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации»[2];

- Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2001 г. №296-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Власова Юрия Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона от 30 марта 1999 года «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 1999 год»[3].

Рассмотрим фабулу одного из дел.

«По результатам проверки соблюдения ОАО «Воткинский молочный завод» налогового законодательства орган налоговой полиции в соответствии с пп.»а» и «б» п.1 ст.13 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» 27 января 1997 года принял решение о взыскании с заявителя недоимки по налогу на прибыль, пени и штрафа. Решение арбитражного суда первой инстанции, которым решение органа налоговой полиции было признано недействительным, постановлением кассационной инстанции отменено, в удовлетворении иска ОАО «Воткинский молочный завод» отказано. Решение налоговой полиции было исполнено.

В связи с вновь открывшимися обстоятельствами, связанными с принятием КС РФ Постановления от 15 июля 1999 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции», Федеральный арбитражный суд Уральского округа изменил свое предыдущее постановление. Решение налоговой полиции признано недействительным в части взыскания заниженной прибыли, штрафа в размере указанной заниженной прибыли и штрафа от доначисленного налога. Налоговый орган принял решение о зачете взысканных сумм штрафа в счет платежей ОАО «Воткинский молочный завод» по налогу на прибыль. При этом он отказал ОАО «Воткинский молочный завод» в удовлетворении требований о выплате в соответствии со статьей 395 ГК РФ процентов за пользование государством денежными средствами, взысканными с него в виде штрафа, и о начислении и выплате за период после вступления в силу части первой НК РФ в соответствии с п.4 его ст. 79 процентов на сумму незаконно взысканного штрафа. Решением арбитражного суда действия налогового органа признаны правильными.

По мнению заявителей в КС РФ, при несвоевременной уплате налога государство имеет право на взыскание с налогоплательщика дополнительной денежной суммы - пени, поэтому налогоплательщик также должен иметь право на защиту своей собственности на таких же условиях, на которых защищаются финансовые интересы государства; следовательно, налогоплательщик при компенсации ущерба, причиненного незаконным взысканием с него денежных сумм в виде налоговых санкций, должен иметь право требовать взыскания с государства дополнительной денежной суммы - процентов, между тем механизм компенсации ущерба, причиненного налогоплательщику, предусмотренный в Налоговом кодексе Российской Федерации (пункт 4 статьи 79), касается лишь излишне взысканных сумм налогов и пени и не распространяется на суммы излишне взысканных штрафов.

Заявитель просили признать не соответствующими статьям 1, 2, 8 (часть 2), 18, 34 (часть 1), 35 (части 1 и 2), 53, 55 (части 2 и З) и 57 Конституции РФ положения пункта 3 статьи 2 и пункта 1 статьи 395 ГК РФ, как не предусматривающие начисление процентов на незаконно взысканные с налогоплательщика суммы штрафов, и положения статьи 79 НК РФ - как не устанавливающие начисление процентов на возвращаемые (зачитываемые) излишне взысканные суммы штрафов.

Конституционность п3 ст.2 и п.1 ст.395 ГК РФ, как не предусматривающих начисление процентов на незаконно взысканные суммы налоговых санкций, оспаривалась также в жалобе ОАО «Большевик». В п.2 мотивировочной части Определения от 19 апреля 2001 года №99-О об отказе в принятии этой жалобы к рассмотрению КС РФ указал, что Конституция РФ, закрепляя в ст.53 право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями соответствующих государственных (в том числе налоговых) органов или их должностных лиц, не конкретизирует порядок, условия и размер возмещения причиненного вреда и не предоставляет заинтересованным лицам право выбора конкретных форм такого возмещения; эти вопросы урегулированы другими законодательными актами, на основании которых разрешаются соответствующие споры.

Так, согласно статье 1082 ГК РФ, устанавливающей способы возмещения вреда (в том числе вреда, причиненного государственными органами, а также их должностными лицами), суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре или возместить причиненные убытки, под которыми понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как подчеркнул КС РФ, обязательность применения статьи 395 ГК РФ, устанавливающей ответственность за неисполнение денежного обязательства, к соответствующим видам правоотношений в настоящее время не вытекает ни из общих норм о возмещении убытков, ни из конституционных положений.

Пункт 3 ст.2 ГК РФ предписывает судам и иным правоприменительным органам применять гражданское законодательство к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой в том случае, если это предусмотрено законодательством. Тем самым применение положений статьи 395 ГК РФ в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство - денежным, а если не являются, то имеется ли указание законодателя о возможности их применения к спорным правоотношениям (п.3 мотивировочной части определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 года №99-О).

Таким образом, положения ст.395 ГК РФ не противоречат Конституции РФ.

Как разъяснил Пленум ВС РФ и ВАС РФ в совместном Постановлении от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п.2), в случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

К «иным административным» правоотношениям можно отнести: таможенные, бюджетные и др.

Пленум ВС РФ и ВАС РФ подчеркнул: поскольку ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства (ст.395 ГК РФ).

Таким образом, действующим законодательством применение ст. 395 ГК РФ при удовлетворении требований о зачете или возмещении из бюджета денежных средств не предусмотрено (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. №5036/99)[4].

В названных случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15 и 16 ГК РФ могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием экономических (финансовых) санкций.

Важно заметить, что в том случая, когда публичные органы вступают в гражданский оборот, например, в качестве арендатора площади, или должником по кредитному договору, такие правоотношения являются гражданско-правовыми и на них распространяет свое действие ст.395 ГК РФ. Подчеркнем, что из ст.395 ГК РФ не следует, что предусмотренные ею меры ответственности к организациям, финансируемым исключительно из средств федерального бюджета, не применяются.

Приведем пример из практики:

«Открытое акционерное общество «Акционерный коммерческий банк «Московский Индустриальный банк» (ОАО «АКБ «МИнБ») обратилось с иском к Управлению делами Президента Российской Федерации о взыскании 172.372,60 долларов США в виде процентов по неосновательно полученному кредиту.

Истец обосновывал свои требования тем, что заключенный им с ответчиком кредитный договор №135 от 28 апреля 2000 года был признан недействительным вступившим в законную силу судебным актом. В связи с этим истец считает, что ответчик получил сумму кредита без каких-либо оснований и потому должен уплатить проценты за пользование им в размере 10,1% - ставка, действовавшая на период с 04 мая 2000 года по 28 июня 2001 года (период начисления процентов) (л.д. 2-3).

До принятия решения по делу истец в порядке ст. 49 АПК РФ заявил ходатайство об уменьшении размера исковых требований и просил взыскать с ответчика 162.706,84 долларов США в качестве процентов за пользование денежными средствами (л.д.30).

Ходатайство истца судом было удовлетворено.

Решением арбитражного суда города Москвы от 11 марта 2003 года исковые требования были удовлетворены в полном объеме: с ответчика в пользу истца было взыскано 162.706,84 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу Центрального Банка Российской Федерации на день платежа. При этом суд первой инстанции исходил из того, что решением Арбитражного суда города Москвы от 06 сентября 2002 года по делу №А40-25352/02-29-270 кредитный договор №135, заключенный между истцом и ответчиком 28 апреля 2000 года, был признан недействительной сделкой. А поскольку ответчик пользовался денежными средствами истца, то на сумму неосновательно приобретенных денежных средств подлежат начислению проценты, при этом применяется действовавшая в этот период процентная ставка (л.д. 12, 33).

Постановлением апелляционной инстанции от 14 мая 2003 года вышеназванное решение было изменено: в части взыскания процентов в размере 14.209,07 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу Центрального Банка Российской Федерации на день платежа решение отменено и во взыскании указанной суммы процентов было отказано. В остальной части решение было оставлено без изменения. При этом суд апелляционной инстанции указал, что обращаясь с настоящим иском, истец при исчислении суммы подлежащих взысканию процентов исходил из суммы предоставленного им кредита в виде 1.400.000 долларов США. Однако при удовлетворении иска в полном объеме судом не было учтено, что ответчиком в адрес истца производились платежи в погашение обязательств по возврату суммы кредита и уплаты процентов за пользование им, что подтверждается платежными поручениями №83 от 22 декабря 2000 года, №5 от 26 января 2001 года, №30 от 23 февраля 2001 года, №33 от 27 марта 2001 года, №42 от 26 апреля 2001 года, №49 от 31 мая 2001 года. Суммы, перечисленные по названным платежным поручениям, должны быть учтены при расчете взыскиваемых процентов, поскольку проценты начисляются только за период фактического пользования денежными средствами. Таким образом, сумма процентов, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца, должна была составить 148.497,77 долларов США (л.д. 68-69).

В кассационной жалобе Управление делами Президента Российской Федерации просит решение и постановление, принятые по делу, отменить и в удовлетворении иска отказать. По мнению заявителя, обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям: заявленные истцом проценты не могут быть взысканы с Управления делами Президента Российской Федерации, поскольку данная организация является федеральным органом исполнительной власти, финансируемым исключительно из федерального бюджета; заявитель не пользовался денежными средствами вследствие неправомерного их удержания; факт неправомерного пользования денежными средствами отсутствует; Управление делами Президента Российской Федерации не уклонялось от возврата денежных средств, а исполняло свои обязательства по мере возможности, в рамках имеющихся средств.

В судебном заседании представители ответчика поддержали кассационную жалобу по заявленным в ней доводам, а представители истца возражали против ее удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителей сторон и проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, кассационная инстанция не находит оснований для их изменения или отмены в связи со следующим.

Как установлено судом и подтверждается представленными по делу доказательствами, 28 апреля 2000 года между истцом и ответчиком был заключен кредитный договор №135. Во исполнение сделки 04 мая 2000 года истец предоставил ответчику кредитные средства. По условиям договора (с учетом последующих пролонгации) сумма кредита и начисленные на нее проценты за пользование кредитом должны были быть возвращены банку 28 июня 2001 года. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда города Москвы от 06 сентября 2002 года по делу №А40-25352/02-29-270 спорный кредитный договор был признан недействительным в силу его ничтожности. При этом, в данном решении, суд применил последствия недействительности сделки, взыскав с ответчика в пользу истца 1.400.000 долларов США предоставленного кредита, а с истца в пользу ответчика 482.854,35 долларов США, уплаченных последним в счет погашения задолженности по кредиту.

Истец по настоящему делу заявил требование о взыскании процентов, начисленных на сумму денежных средств, переданных им ответчику по кредитному договору, признанному недействительным.

С учетом установленных фактических обстоятельств дела суд апелляционной инстанции правомерно разрешил заявленный спор, изменив решение по делу и уменьшив сумму подлежащих взысканию процентов до 148.497,77 долларов США.

Об обоснованности принятых решения (с учетом его изменения) и постановления арбитражного суда, помимо вышеизложенного, свидетельствуют следующие обстоятельства.

Так, в соответствии с п.1 ст.1103 ГК РФ правила гражданского законодательства о неосновательном обогащении применяются к отношениям, связанным с возвратом исполненного по недействительной сделке.

Закон устанавливает, что переданные по недействительной сделке денежные средства могут расцениваться в качестве неосновательного обогащения (приобретения), при этом, на сумму неосновательно приобретенных денежных средств/подлежат начислению и уплате проценты (п. 1 ст. 395 ГК РФ).

Учитывая, что во исполнение своих обязательств по возврату суммы кредита и уплаты процентов за пользование ею ответчик перечислил истцу денежные средства по платежным поручениям №83 от 22 декабря 2000 года, №5 от 26 января 2001 года, №30 от 23 февраля 2001 года, №33 от 27 марта 2001 года, №42 от 26 апреля 2001 года, №49 от 31 мая 2001 года, суд апелляционной инстанции правомерно признал, что заявленные истцом проценты в части суммы 14.209,07 долларов США взысканию с ответчика не подлежат.

Изменяя решение по делу в указанной части, суд апелляционной инстанции обоснованно сослался на разъяснения Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08 октября 1998 года №13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», в соответствии с которыми проценты по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежат начислению только за период фактического пользования денежными средствами (п. 29).

Учитывая изложенное, обжалуемое постановление апелляционной инстанции основано на фактических обстоятельствах дела и принято при правильном применении норм материального права. Оснований для изменения или отмены обжалуемых постановления и измененного им в соответствии с законом решения не имеется, в связи с чем доводы кассационной жалобы не могут быть признаны обоснованными.

В соответствии с ч.1 ст.124 ГК РФ Российская Федерация, субъекты Российской Федерации в лице своих органов выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений.

Гражданское законодательство не предусматривает такое основание для освобождения от мер гражданско-правовой ответственности, как финансирование обязанной организации исключительно из средств федерального бюджета.

Из ст.395 ГК РФ также не следует, что предусмотренные ею меры ответственности к организациям, финансируемым исключительно из средств федерального бюджета, не применяются.

Кроме того, сам факт заключения кредитного соглашения, который сторонами не оспаривается, не означает, что стороны вступили в правовые отношения, за нарушение которых они не будут обязаны нести гражданско-правовую ответственность, в том числе предусмотренную ст.395 ГК РФ»[5].

Приведем еще один пример из практики:

«Открытое акционерное общество (взыскатель) обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с территориального органа Минюста России процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с длительным удержанием подразделением судебных приставов-исполнителей принадлежащих истцу денежных средств.

Решением арбитражного суда в удовлетворении иска было отказано по следующим основаниям.

Должник по постановлению судебного пристава-исполнителя внес причитающиеся с него по исполнительному листу деньги на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей путем перечисления суммы долга платежным поручением.

Причитающиеся взыскателю денежные средства были перечислены взыскателю судебным приставом-исполнителем спустя 4 месяца. Неправомерное удержание суммы исполнения, выплаченной должнику, явилось основанием для предъявления иска.

В соответствии с пунктом 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 №13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» если должник, используя право, предоставленное статьей 327 ГК РФ, внес в установленный срок причитающиеся с него деньги на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей, денежное обязательство считается исполненным своевременно и проценты, в том числе предусмотренные статьей 395 Кодекса, на сумму долга не начисляются.

Поскольку между истцом-взыскателем по исполнительному листу и подразделением службы судебных приставов возникли отношения, не основанные на нормах обязательственного права, оснований для взыскания процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, суд не нашел.

Согласно статье 330 АПК РФ и пункту 2 статьи 90 Закона, если заявителю причинен вред судебным приставом-исполнителем в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей, этот вред подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. При решении вопроса о возмещении вреда необходимо руководствоваться статьями 16, 1064, 1069 ГК РФ»[6].

Таким образом, в случае несвоевременного перечисления судебным приставом-исполнителем денежной суммы по исполнительному листу причиненный взыскателю вред возмещается в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, не взыскиваются.

В рассмотренном примере суд озвучил критерий показывающий, когда к публичным правоотношениям применяется ответственность по ст.395 ГК РФ – в случаях, когда между субъектами возникли отношения, основанные на нормах обязательственного права.

Итак, подчеркнем, во-первых, поскольку ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства

Во-вторых, предусмотренные ст.395 ГК РФ меры ответственности применяются и к организациям, финансируемым исключительно из средств федерального бюджета.

В-третьих, к публичным правоотношениям применяется ответственность по ст.395 ГК РФ – в случаях, когда между субъектами возникли отношения, основанные на нормах обязательственного права.



[1] Определение Конституционного Суда РФ от 7 февраля 2002 г. №30-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ОАО «Воткинский молочный завод» и граждан Одноралова Владимира Валерьевича, Панкина Алексея Яковлевича и Халикова Фаниса Файзовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 4 статьи 79 Налогового кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 2 и пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. - 2002г. - №4.

[2] Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. №99-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 2 и пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации»

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2001 г. №296-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Власова Юрия Михайловича на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона от 30 марта 1999 года «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 1999 год»

[4] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. №5036/99 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2000г. - №5.

[5] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 августа 2003 г. №КГ-А40/5711-03

[6] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. №77 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2004г. - №8.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100