www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданское право
Иностранные инвестиции. Международно-правовое и внутригосударственное регулирование деятельности предприятия с иностранными инвестициями. Великомыслов Ю.Я. // Allpravo.Ru – 2005.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§2. Современное правовое регулирование

В настоящее время на регулирование института иностранных инвестиций направлены нормы нескольких отраслей и институтов права, а именно: законодательство об инвестиционной деятельности, законодательство об иностранных инвестициях, гражданское законодательство, налоговое законодательство.

Правовое регулирование иностранных инвестиций на территории Российской Федерации осуществляется Федеральным законом «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (с послед. изм. и доп. от 8 декабря 2003 года) (далее по тексту – Закон об иностранных инвестициях; Закон), другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также международными договорами Российской Федерации (п.1 ст.3 Закона).

Как закреплено в п.1 ст. 1 Закона об иностранных инвестициях, данный закон регулирует отношения, связанные с государственными гарантиями прав иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории Российской Федерации.

Законодатель подчеркивает, что закон не распространяется на отношения, связанные с вложениями иностранного капитала в банки и иные кредитные организации, а также в страховые организации, которые регулируются законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности:

- Федеральный закон от 2 декабря 1990 г. №395-I «О банках и банковской деятельности» (с изм. и доп. от 13 декабря 1991 г., 24 июня 1992 г., 3 февраля 1996 г., 31 июля 1998 г., 5, 8 июля 1999 г., 19 июня, 7 августа 2001 г., 21 марта 2002 г., 30 июня, 8, 23 декабря 2003 г., 29 июня, 29 июля, 2 ноября, 29, 30 декабря 2004 г.);

- Приказ ЦБР от 23 апреля 1997 г. №02-195 «О введении в действие Положения «Об особенностях регистрации кредитных организаций с иностранными инвестициями и о порядке получения предварительного разрешения Банка России на увеличение уставного капитала зарегистрированной кредитной организации за счет средств нерезидентов» (с изм. и доп. от 22, 24 июня 1999 г., 20 марта, 4 ноября 2002 г.); а также законодательством Российской Федерации о страховании:

- Закон РФ от 27 ноября 1992 г. №4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (с изменениями от 31 декабря 1997 г., 20 ноября 1999 г., 21 марта, 25 апреля 2002 г., 8, 10 декабря 2003 г., 21 июня, 20 июля 2004 г.)[1].

Не распространяется Закон об иностранных инвестициях также на отношения, связанные с вложением иностранного капитала в некоммерческие организации для достижения определенной общественно полезной цели, в том числе образовательной, благотворительной, научной или религиозной, которые регулируются законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях. И, прежде всего, Федеральным законом от 12 января 1996 г. №7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (с изменениями от 26 ноября 1998 г., 8 июля 1999 г., 21 марта, 28 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г.)[2].

Несмотря на четкую законодательную формулу статьи 2 Закона об иностранных инвестициях, на практике, хозяйствующие субъекты зачастую «смешивают» правоотношения регулируемые Законом об иностранных инвестициях и правоотношения, регулируемые иными законодательными актами. Приведем пример из практики Конституционного суда Российской Федерации.

«ОАО «Свердловэнерго» обратился с жалобой в Конституционный суд РФ, в которой оспаривается конституционность положений пункта 3 статьи 4, статей 20 и 21 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», которыми устанавливается правовой режим деятельности филиалов иностранного юридического лица на территории Российской Федерации и определяется порядок создания и ликвидации коммерческой организации с иностранными инвестициями и филиала иностранного юридического лица.

Как следует из представленных материалов, Арбитражный суд Свердловской области решением от 14 февраля 2000 года, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, взыскал с ОАО «Свердловэнерго» в доход бюджета таможенную пошлину и налог на добавленную стоимость за ввозившийся им из Республики Казахстан уголь (экспортер - компания «А.С. Индастрис Лимитед», Мальта, действовавшая через свое представительство в Российской Федерации). В своем решении суд, не согласившись с утверждением ОАО «Свердловэнерго» о том, что в данном случае налог на добавленную стоимость взиматься не должен, поскольку контракт на поставку угля заключался с резидентом Российской Федерации, имеющим статус юридического лица, а ввозимый уголь является товаром, происходящим с территории государств-участников Содружества Независимых Государств, указал, что согласно Федеральному закону «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» на территории Российской Федерации создаются юридические лица, являющиеся коммерческими организациями с иностранными инвестициями, и филиалы иностранного юридического лица; создание же представительств иностранных юридических лиц законодательство Российской Федерации не предусматривает.

Те или иные положения Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» в данном деле судом не применялись. Однако этот факт, по мнению заявителя, не исключает для него возможность оспаривания конституционности положений пункта 3 статьи 4, статей 20 и 21 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», поскольку отсутствие в действующем федеральном законодательстве четкого определения понятий «представительство», «постоянное представительство», «место нахождения», «обособленные подразделения предприятий, находящиеся на территории Российской Федерации и самостоятельно реализующие товары» приводит к неопределенности нормативного содержания положений Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», порождает противоречивую правоприменительную практику относительно установления субъекта налогообложения и, следовательно, ведет к нарушению закрепленного статьей 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом и судом, а также статьи 57 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» филиал иностранного юридического лица, созданный на территории Российской Федерации, выполняет часть функций или все функции, включая функции представительства, от имени создавшего его иностранного юридического лица (далее - головная организация) при условии, что цели создания и деятельность головной организации имеют коммерческий характер и головная организация несет непосредственную имущественную ответственность по принятым ею в связи с ведением указанной деятельности на территории Российской Федерации обязательствам. Статьи 20 и 21 названного Федерального закона определяют, соответственно, порядок создания и ликвидации коммерческой организации с иностранными инвестициями и порядок создания и ликвидации филиала иностранного юридического лица.

Оспаривая конституционность данных законоположений, заявитель фактически исходит из того, что именно этими нормами должны быть определены значимые для налоговых правоотношений понятия «представительство», «постоянное представительство», «место нахождения», «обособленное подразделение предприятия, находящееся на территории Российской Федерации и самостоятельно реализующее товары» применительно к иностранным юридическим лицам; отсутствие же в названных статьях соответствующих определений предопределяет нарушение прав других субъектов-налогоплательщиков, вступающих в отношения с иностранными организациями и их представительствами.

Вместе с тем согласно п.1 ст.1 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» данный Федеральный закон регулирует отношения, связанные с государственными гарантиями прав иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории Российской Федерации. Основания же возникновения и порядок исполнения обязанностей по уплате налогов и сборов относятся к предмету регулирования законодательства о налогах и сборах (п.1 ст.1 Налогового кодекса Российской Федерации)»[3].

Таким образом, еще раз подчеркнем, что Закон об иностранных инвестициях направлен на регулирование узкого круга правоотношений связанных с государственными гарантиями прав иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории Российской Федерации. Иные правоотношения с иностранными инвесторами и иностранными инвестициями регулируются нормами ряда законодательных актов. Так, например, согласно статье 20 Федерального закона «Об иностранных инвестициях» юридические лица, являющиеся коммерческими организациями с иностранными инвестициями, подлежат государственной регистрации в порядке, определяемом Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц»[4].

Отдельно необходимо выделить Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. №39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (с изменениями от 2 января 2000 г., 22 августа 2004 г.) (далее по тексту – Закон об инвестиционной деятельности). Законом об инвестиционной деятельности определяются правовые и экономические основы инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений на территории Российской Федерации, а также устанавливаются гарантии равной защиты прав, интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, независимо от форм собственности.

Как закреплено в ст.5 названного закона, отношения, связанные с инвестиционной деятельностью, осуществляемой в форме капитальных вложений иностранными инвесторами на территории Российской Федерации, регулируются международными договорами Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Система международных договоров об инвестициях включает: Сеульскую конвенцию 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (Сеул, 11 октября 1985 г.)[5], Конвенцию об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств (Вашингтон, 18 марта 1965 г.)[6], ряд двусторонних договоров (Соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций, Соглашения об избежании двойного налогообложения, Соглашение о содействии капиталовложений). Так, например можно выделить:

- Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Испанией о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений 1990 года (Мадрид, 26 октября 1990 г.)[7];

- Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Австрийской Республикой о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений (Москва, 8 февраля 1990 г.);

- Договор Союза Советских Социалистических Республик и Федеративной Республики Германии о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений 1989 года (Бонн, 13 июня 1989 г.);

- Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Литовской Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений»[8] и др.

Заметим, что в иерархии нормативных актов международные соглашения необходимо поставить на первое место. Действует международно-правовой принцип pacta sunt servanda - каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться (ст.26 Венской конвенции о праве международных договоров[9]). Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора (ст.27 Венской конвенции).

Это означает, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные национальным законодательством, то применяются правила международного договора.

Как подчеркивают исследователи, анализ договоров, заключенных с участием Российской Федерации в области защиты иностранных инвестиций, позволяет классифицировать их в зависимости от содержания механизма регулирования перевода доходов на три группы[10].

1. Соглашения, в которых предоставляется гарантия беспрепятственного перевода доходов в связи капиталовложениями в свободно конвертируемой валюте в соответствии с механизмом, предусмотренным международным соглашением. К данной группе соглашений может быть отнесено, например, Соглашения с Японией[11].

2. Соглашения, в которых регулирование перевода платежей осуществляется в соответствии с действующим валютным законодательством той Договаривающейся Стороны, на территории которой капиталовложения осуществлены. К ним относятся: Соглашение между СССР и Испанией от 26 октября 1990 г. и др.

3. Соглашения, в которых данная гарантия провозглашена, но не указан механизм ее реализации. К ним относятся, например, соглашение с Вьетнамом[12].

Наряду с федеральными нормативными актами правоотношения по поводу иностранных инвестиций могут быть урегулированы актами субъектов Российской Федерации. Согласно п.2 ст.3 Субъекты Российской Федерации вправе принимать законы и иные нормативные правовые акты, регулирующие иностранные инвестиции, по вопросам, относящимся к их ведению, а также к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, в соответствии с настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами. Многие субъекты Российской Федерации реализовали свое право на дополнительного урегулирования иностранных инвестиций.

Учитывая «раздробленность» норм направленных на регулирование инвестиционной деятельности - в общем, и иностранных инвестиций - в частности, отдельные исследователи выступают за разработку Инвестиционного кодекса[13]. На наш взгляд такая конструкция не рациональна, по крайней мере, до того времени, пока не будут уравнены в правах (и обязанностях) иностранные и зарубежные инвесторы. Учитывая тот фактор, что Российская Федерация стремится к вступлению во Всемирную Торговую Организацию, законодательство нашей страны, должно будет приведено в соответствие положениями документов ГАТТ/ВТО относительно инвестиционных режимов, обязательных для членов организации[14].

В заключение данного параграфа подчеркнем, что правоотношения по поводу иностранных инвестиций на территории Российской Федерации регулируются целым комплексом разноотраслевых законодательных и подзаконных актов, в том числе нормативных актов субъектов Российской Федерации. Только комплексное, совокупное применение данных актов с учетом их «иерархического» положения позволит выявить пробелы и проблематику института иностранных инвестиций, а также пути их разрешения и совершенствования.



[1] Закон РФ от 27 ноября 1992 г. №4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 14 января 1993 г. - №2. - Ст. 56.

[2] Федеральный закон от 12 января 1996 г. №7-ФЗ «О некоммерческих организациях» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 15 января 1996г. - №3. - Ст.145.

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 2004 г. №381-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Свердловэнерго» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 4, статей 20 и 21 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»

[4] Федеральный закон от 8 августа 2001г. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 13 августа 2001г. - №33. - Ст.3431.

[5] Сеульская конвенция 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (Сеул, 11 октября 1985 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - №7. - 2001г.

[6] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - №7. - 2001г.

[7] Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Испанией о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений 1990 года (Мадрид, 26 октября 1990 г.) // Сборник международных соглашений РФ. – М.: 1994.

[8] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Литовской Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений (Москва, 29 июня 1999 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 15 ноября 2004 г. - №46. - Ст.4495.

[9] Венская Конвенция о праве международных договоров (Вена, 23 мая 1969 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. - 1986г. - №37. - Ст.772.

[10] Трапезников В.А. Валютное регулирование в международном инвестиционном праве. - М.: Волтерс Клувер, 2004. – с.74.

[11] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о поощрении и защите капиталовложений (Москва, 13 ноября 1998 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - №7. - 2001г.

[12] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Социалистической Республики Вьетнам о поощрении и взаимной защите капиталовложений (Москва, 16 июня 1994 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 9 июля 2001г. – г№28. - Ст. 2805.

[13] Ершов Ю. Подходы к реформированию инвестиционного климата в России: законодательная база // Внешнеэкономический бюллетень. – 2003. - №6. - с.43.

[14] Астапов К.Л. Законодательное регулирование инвестиций в Российской Федерации на федеральном и региональном уровнях // Законодательство и экономика. – 2004. - №5.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100