www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Тесты On-line
Юридические словари
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданское право
Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств. Практическое пособие // Авторский коллектив Allpravo.Ru – 2007.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.3 Удовлетворение требований за счет удерживаемого имущества

Статья 360 ГК РФ закрепляет: требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

Закрепленное законодателем право на удовлетворение требования за счет удерживаемого имущество вызывает массу дискуссий, как в теории, так и на практике, несмотря на однозначное его законодательное решение в ст. 360 ГК РФ.

В теории дискуссия, главным образом, связана с вопросом соотношения непосредственно удержания и права на реализацию предмета удержания. В частности в юридической литературе высказано точка зрения о том, что «право на реализацию предмета удержания не составляет неотъемлемого правомочия права удержания … отдельным правом – правом «внесудебной экзекуции удержанных ценностей» … суть права удержания – исключительно в возможности удерживать вещь, необходимую должнику, принуждая последнего исполнить лежащие на нем обязанности … Право же реализации предмета удержания (право экзекуции) или право его оставления кредитором в своей собственности – это особые, специфичные способы обеспечения исполнения обязательств, которые должны в каждом конкретном случае оговариваться в договорах между кредитором и должником» [1].

В этой связи необходимо подчеркнуть, что разнородность объединенных законодателем в юридической конструкции удержания двух составляющих порождает некоторую неопределенность, в частности, при установлении момента возникновения права продажи вещи кредитором.

Перейдем непосредственно к проблемным практическим вопросам, связанным с объединением «удержания» и «права на реализацию».

При отсутствии в законе указания на иное, это право возникает вместе с правом удержания, в момент наступления просрочки исполнения обязательства. Следовательно, кредитор, продающий «удерживаемую» вещь немедленно по получении сведений о неисправности должника, формально действует в рамках права, установленного ст. 359 ГК РФ. В этом случае право удержания редуцируется до чистого права (хотя и ограниченного формальными процедурами, установленными ст. 348-350 ГК РФ) продажи чужого имущества, зачастую никак не связанного с обеспечиваемым таким образом обязательством. Согласимся с А.Н. Труба констатирующим, что данная ситуация не соответствует сущности удержания как института, обеспечивающего исполнение обязательства, то есть направленного в первую очередь на добровольное исполнение обязанности должником. Следовательно, между моментом применения кредитором удержания вещи и моментом обращения на эту вещь взыскания должен пройти срок, определяемый в каждом конкретном случае исходя из личности кредитора и должника, особенностей обеспечиваемого обязательства и ряда других могущих иметь значение признаков с учетом требования разумности в осуществлении гражданских прав. В противном случае для недобросовестных кредиторов открывается путь законного завладения имуществом должника. Пожалуй, единственным способом защиты для должника в рассматриваемом случае является возражение, основанное на п. 1 ст. 10 ГК РФ. Представляется весьма уместным квалифицировать действия кредитора в качестве злоупотребления гражданским правом в иной форме.

Данный факт может быть заявлен собственником в процессе, инициированном кредитором с целью обращения взыскания на удерживаемую вещь. При обосновании недобросовестности кредитора представляется необходимым доказывать направленность его действий по реализации права удержания не на исполнение обеспеченного обязательства, а на отчуждение вещи третьему лицу[2].

Учитывая, что вышерассмотренные вопросы не имеют надлежащего урегулирования в рамках гражданского законодательства, представляется рациональным принятием ВС РФ и ВАС РФ соответствующих разъяснений путем обзора судебно-арбитражной практики.

Вернемся к рассмотрению порядка удовлетворения требований за счет удерживаемого имущества.

Кредитор имеет право удерживать у себя вещь до определенного срока, до момента исполнения условий основного обязательства обеспеченного удержанием. Таким образом, срок удержания пресекательный. В случае, если должник не исполнил своей обязанности, кредитор, удерживающий вещь, вправе удовлетворить свои требования из стоимости удерживаемой вещи в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 349, 350 ГК РФ).

Как мы уже подчеркнули, согласно ст.360 ГК РФ требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Данная легальная формулировка дает возможность сделать вывод о применимости при удержании и некоторых других норм о залоге, в том числе предусматривающих возможность предъявления залогодателем виндикационных исков к третьим лицам - незаконным владельцам вещи, содержащих правила об очередности удовлетворения требований залогодержателя, в роли которого выступает лицо, осуществляющее удержание, а также правила, в силу которого разница между вырученной при продаже вещи суммой и размером долга возвращается должнику[3].

ГК РФ допускает удовлетворение требований кредитора за счет заложенного, а следовательно, и удерживаемого имущества при соблюдении двух основных условий:

1) должник должен отвечать за обстоятельства, вследствие которых было нарушено неисполненное обязательство (п.1 ст.348 ГК РФ);

2) объем требований должен быть существенен по отношению к стоимости заложенного имущества. Если же размер задолженности явно несоразмерен стоимости имущества, то в обращении взыскания на него может быть отказано (п.2 ст.348 ГК РФ).

Право на удовлетворение требования кредитора по реализации удержанного имущества связано с обязательной судебной процедурой. Если реализация первой (оперативной) составляющей права удержания связана только с действиями самого управомоченного (кредитора) и не нуждается в поддержке каких-либо юрисдикционных органов. Для удовлетворения требований кредитора за счет удерживаемого имущества обязательно получение соответствующего судебного решения в порядке, установленном ст. 349 ГК РФ.

Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд допускается на основании нотариально удостоверенного соглашения между кредитором и должником, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога. Такое соглашение может быть признано судом недействительным по иску лица, чьи права нарушены таким соглашением (абз.2 п.1 ст.349 ГК РФ).

Таким образом, единственной возможностью избежать необходимости получения судебного акта, разрешающего кредитору обратить взыскание на удерживаемое имущество является заключение соглашения с должником об изменении порядка обращения взыскания.

Исключение составляют случаи, предусмотренные п.3 ст.349 ГК РФ: если удерживаемые вещи имеют значительную историческую, художественную или иную культурную ценность; при отсутствии залогодателя; в случае, когда для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешение другого лица или органа. В перечисленных ситуациях обращение взыскания производится исключительно по решению суда.

Другое дело, если стороны предусмотрят в соглашении внесудебную форму обращения взыскания на предмет удержания. Представляется, что ввиду отсутствия устоявшейся судебной практики по вопросу внесудебного обращения взыскания на предмет удержания сторонам все же лучше воздержаться от такой процедуры обращения взыскания. Если внесудебное обращение взыскания на предмет удержания все же предусмотрено соглашением, нужно очень подробно регламентировать все необходимые условия (начальная продажная цена на торгах, организатор торгов, сроки реализации, возможность новации удержания вместо погашения долга и т.д.). Такая регламентация позволит кредитору избежать обвинения в самоуправстве (уголовной или административной ответственности).

Независимо от способов обращения взыскания, для удовлетворения требований кредитора заложенное (удерживаемое) движимое имущество должно быть реализовано с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством. Разница между вырученной при продаже вещи суммой и размером долга возвращается залогодателю. Если же сумма, вырученная при реализации заложенного (удерживаемого) имущества, недостаточна для покрытия долга, то кредитор имеет право получить недостающую сумму из прочего имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге (ст.350 ГК РФ).

В ряде случаев взыскание на удерживаемую вещь обращается по специальным правилам. Так, п.6 ст.720 ГК РФ допускает самостоятельную продажу удерживаемой вещи заказчика подрядчиком по истечении месяца со дня, когда договор должен был быть исполнен, но лишь при условии двукратного уведомления заказчика. При превышении стоимости вещи по оценке сто установленных законом минимальных размеров оплаты труда вещь должна быть непременно продана с аукциона в порядке, предусмотренном ст.447 - 449 ГК РФ.

Имеет специфику и удержание по договору комиссии (гл.53 ГК РФ). По договору комиссии в случае отмены поручения комитент обязан в срок, установленный договором, а если такой срок не установлен, незамедлительно распорядиться своим имуществом, находящимся в ведении комиссионера. Если комитент не выполнит своей обязанности, комиссионер вправе продать имущество (ст.1003 ГК РФ). Таким образом, в этом и подобных случаях вещь, подлежащая продаже, оказалась удерживаемой не в результате неисполнения кредитором обязанности по передаче имущества, а как следствие невыполнения должником обязанностей по принятию имущества либо определению его дальнейшей юридической судьбы.

В заключение данного параграфа остановимся еще на одном проблемном вопросе удовлетворения требований за счет удерживаемого имущества.

Эксперты обращают внимание на возможность наступления патовой и длящейся юридически неограниченно долго ситуации с не желающими уступать друг другу сторонами. Так, в случае истечения исковой давности по обеспеченному обязательству, и заявления об этом должником в суде, принудительное обращение взыскания на удерживаемое имущество станет невозможным. Таким образом, кредитор (ретентор, владелец) будет неспособен удовлетворить свое требование за счет удерживаемого имущества, а должник (собственник) не сможет истребовать это имущество и восстановить полноту своего права собственности – ведь формально право кредитора сроком не ограничено[4].

В связи со сказанным А.Н. Труба констатирует, что для нормального гражданского оборота и снижения обеспечительного эффекта по истечении исковой давности владение кредитора необходимо признать противоречащим принципу добросовестности и разумности при осуществлении предоставленного ему права удержания.

Удовлетворение иска собственника об истребовании удерживаемой вещи по истечении давности равнозначно отказу в защите права кредитора. Нормативным основанием для такого судебного решения будет являться п.2 ст.10 ГК РФ, Однако применена данная конструкция может быть лишь при условии последовательной мотивировки, основанной на фактических обстоятельствах конкретного дела и позволяющей охарактеризовать осуществление кредитором права удержания как недобросовестное.

Данное мнение основывается на том, что удержание как мера обеспечения исполнения обязательства, хотя и имеет целью добросовестное и добровольное исполнение, внутренне все же направлено на принудительное исполнение обязательства. Поэтому предоставление кредитору права удержания за пределами исковой давности, когда иные возможности принудительного исполнения исчерпаны, является несправедливым по отношению к должнику.



[1] Белов В.А. Новые способы обеспечения исполнения банковских обязательств // Бизнес и банки. - 1997. - № 45.; Макаров Д.Ю. Право удержания как новый способ обеспечения исполнения обязательств // Юрист. - №8. – 2000. - с. 28-29.

[2] Труба А.Н. О понятии и пределах права удержания // Юрист. - №11. – 2004.

[3] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова. – М.Норма. – 2005.

[4] Труба А.Н. О понятии и пределах права удержания // Юрист. - №11. – 2004.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-14
Rambler's
Top100 Rambler's Top100