www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданское право
Пособие «Возмещение (компенсация) морального вреда». Великомыслов Ю.Я. 2007.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.1 Основания возникновения права на компенсацию

На практике граждане, подавая иск о компенсации морального вреда, не проводят разграничения имущественного и неимущественного вреда, включая требование о компенсации в свои иски. Между тем, действующее законодательство четко ограничивает основания компенсации морального вреда.

Из положений ст.ст.151, 1099 ГК РФ следует, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, подлежит компенсации лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Компенсация имущественных прав предусмотрена, как мы уже подчеркнули в первой главе работы, Законом о защите прав потребителей; Законом об основах туристской деятельности.

Отсутствие правовых основ в виде норм отраслевого закона фактически исключает возможность взыскания компенсации морального вреда. Приведем пример из практики:

«Индивидуальный предприниматель Шелудько Сергей Семенович, г.Вольск Саратовской области, обратился в Арбитражный суд Саратовской области с иском к межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам № 3 по Саратовской области, г.Вольск Саратовской области, о взыскании морального вреда в сумме 30000 рублей ввиду непредставления налоговых льгот в 2001 году в связи с учебой его сына в институте и справок для отдела субсидий на коммунально-жилищные услуги.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 21.08.2002 г. в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции того же суда от 28.10.2002 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель просит отменить состоявшиеся судебные акты, мотивируя это неправильным применением судом норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что правовых оснований для ее удовлетворения не имеется.

В соответствии со ст.151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, то есть, размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Однако в соответствии со ст.2 гражданские правоотношения в случаях, прямо не предусмотренных в законодательстве о налогах и сборах, не распространяются на налоговые правоотношения, а законодательством о налогах и сборах Российской Федерации не предусмотрено право налогоплательщика на возмещение морального вреда.

Налогоплательщики согласно положению подп.14 п.1 ст.21 Налогового кодекса Российской Федерации имеют право требовать в установленном порядке возмещения в полном объеме убытков, причиненных незаконными решениями либо действиями (бездействиями) налоговых органов и их должностных лиц, а налоговые органы в соответствии со ст.35 Налогового кодекса Российской Федерации несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействий, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников налоговых органов при исполнении ими служебных обязанностей.

При таких обстоятельствах коллегия состоявшиеся судебные акты находит законными и обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 274, 286, 287 п.1, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции постановил:

Решение от 21.08.2002 г. и постановление апелляционной инстанции от 28.10.2002 г. Арбитражного суда Саратовской области по делу № А57-6261/02-3 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия»[1].

Моральный вред, по общему правилу ст.151 ГК РФ компенсируется лишь при наличии вины причинителя вреда. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Общий состав основания ответственности за причинение морального вреда включает в себя: претерпевание морального вреда; неправомерное действие (бездействие) причинителя вреда, умаляющее принадлежащие ему нематериальные блага или создающие угрозу такого умаления; причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом; вина причинителя вреда.

Рассмотрим элементы состава ответственности за причинение морального вреда подробнее.

Претерпевание морального вреда – переживание нравственных и физических страданий, наличие негативные изменения в психической сфере человека.

Характер физических страданий … выражается в виде физических болей в организме в области сердца, головной боли, головокружения, обморока, невроза, обострения хронических заболеваний и т.п., а характер нравственных страданий выражается в нарушении психического благополучия в виде страха, горя, беспокойства .., проявлении негативных эмоций в виде интенсивного слезотечения, навязчивых состояний и т.п. Нравственные страдания проявляются в непроизвольном и непреодолимом возникновении мыслей, представлений, сомнений, страхов, влечений, двигательных актов (навязчивых состояний). Появление навязчивостей субъективно неприятно, происходит при сохраняющемся (в отличие от бреда) понимании болезненности этих нарушений и критическом к ним отношении. Навязчивые страхи (фобии) разнообразны по содержанию. Чаще всего наблюдаются боязнь открытых пространств и закрытых помещений (агорафобия, клаустрофобия), страх транспорта, страх возможности выполнения каких-либо привычных функций. Наряду с этим нередко отмечаются страх публичных выступлений, боязнь покраснеть (эрейтофобия), проявить неловкость или замешательство в обществе[2].

При этом одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».

На наш взгляд, следует согласиться с исследователями, которые предлагают применять принцип презумпции причинения морального вреда неправомерным действием. Это позволит предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть[3].

В настоящее время судебная практика идет именно по такому пути, хотя применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает напрямую из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п.1 ст.56 ГПК РФ, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.56 ГПК РФ должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу, однако обзор практики российских судов показывает обратное. Однако, как мы уже подчеркнули, суды фактически констатируют презумпции морального вреда. Приведем показательный пример из практики:

«Р. и А-вы обратились в суд к правительству Москвы и департаменту финансов г.Москвы с иском о компенсации морального вреда, причиненного им незаконным отказом комиссий по вопросам регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства в г.Москве в регистрации по месту жительства в г.Москве (что подтверждено вступившим в законную силу решением Тверского районного суда г.Москвы от 4 марта 1999 г.).

Решением Тверского районного суда г.Москвы от 14 сентября 1999 г., оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда, в иске отказано.

Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 28 ноября 2000 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила и судебные постановления отменила, указав следующее.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что истцы не представили доказательств причинения им морального вреда упомянутыми действиями комиссии по вопросам регистрации граждан по месту пребывания и по месту жительства в г.Москве.

С таким выводом согласиться нельзя.

В силу ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

К нематериальным благам относится, в частности, право свободного передвижения и выбора места пребывания и жительства (ч. 1 ст.150 ГК РФ).

Вступившим в законную силу решением суда установлено совершение в отношении Р. и А-вых неправомерных действий, нарушающих их право свободного передвижения и выбора места жительства (нематериальные блага), выразившихся в незаконном отказе в регистрации их по месту жительства в г.Москве.

В таком случае причинение морального вреда предполагается и подлежит доказыванию размер компенсации этого вреда, так как в соответствии с ч.2 ст.151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Следовательно, довод надзорной инстанции о том, что компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя, а в ходе судебного разбирательства не было установлено ограничения каких-либо прав истцов в связи с отсутствием регистрации в г.Москве, в частности, ограничения трудовых прав, а также прав на получение медицинской помощи и жилой площади, необоснован.

Таким образом, неправильное применение судом материального закона повлекло вынесение по делу незаконного решения.

Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Тверского районного суда г.Москвы, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда и постановление президиума Московского городского суда отменила, а дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции»[4].

Таким образом, в случае нарушения нематериальных благ незаконными действиями государственных органов причинение морального вреда предполагается и доказыванию подлежит лишь размер денежной компенсации.

Противоправность действий (бездействия) причинителя вреда - противоречие их нормам объективного права. Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Причинная связь между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, влекущей причинение морального вреда.

Статья 1100 ГК РФ закрепляет, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

- вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

- вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

- в иных случаях, предусмотренных законом.

Рассмотрим подробнее каждое из оснований.

Вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Правила ст. 1079 ГК РФ должны применяться именно с учетом данного положения. При этом необходимо учитывать, что если вред жизни и здоровью гражданам - владельцам источников повышенной опасности причинен в результате взаимодействия этих источников, то моральный вред компенсируется в зависимости от вины каждого из них по правилам ст.1064 ГК РФ. При наличии вины обоих владельцев размер компенсации морального вреда определяется соразмерно вине каждого и исходя из степени понесенных физических и нравственных страданий. Если виновен владелец, здоровье которого пострадало, то моральный вред ему не компенсируется. При отсутствии вины обоих владельцев и взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на компенсацию морального вреда[5].

Вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена лишь при наличии их вины и возмещается по основаниям, предусмотренным п.2 ст.1070 ГК. Так, например, Моральный вред, причиненный такими, например, действиями, как незаконное задержание подозреваемого в совершении преступления, обыск, отстранение от должности, компенсируются при наличии вины органов предварительного расследования, прокуратуры и суда возмещается по правилам, установленным п.2 ст.1070 ГК РФ.

Вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Пункт 5. ст.152 ГК РФ закрепляет, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Здесь необходимо учитывать, что надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. В том случае, когда оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками наряду с автором является и редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Заметим, что ответственность за сведения, опубликованные в газете по указанию и от имени ее учредителя, несет сам учредитель.

Важно заметить, что при определенных законом условиях, распространение не соответствующих действительности и порочащих сведений не влечет ответственности. Так, в соответствии со ст.57 Закона о СМИ, редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, либо ущемляющих права и законные интересы граждан, либо представляющих собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста:

1) если эти сведения присутствуют в обязательных сообщениях;

2) если они получены от информационных агентств;

3) если они содержатся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб государственных органов, организаций, учреждений, предприятий, органов общественных объединений;

4) если они являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов на съездах и сессиях Советов народных депутатов, делегатов съездов, конференций, пленумов общественных объединений, а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений;

5) если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи, либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с настоящим Законом;

6) если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим средством массовой информации, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации.

Важно подчеркнуть, что перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу статьи 36 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Согласно п.1 ст.1 Федерального закона «О рекламе» одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании ст.152 ГК РФ могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения.



[1] Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 6 февраля 2003 г. № А57-6261/02-3

[2] Фатеев К.В. О некоторых правовых проблемах оценки размера компенсации морального вреда, причиненного военнослужащим по уголовным и гражданским делам // Право в Вооруженных Силах. - №7. - 2003 г.

[3] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[4] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 ноября 2000 г. «В случае нарушения нематериальных благ незаконными действиями государственных органов причинение морального вреда предполагается и доказыванию подлежит лишь размер денежной компенсации» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2003г. - №3.

[5] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова – М.: Норма. – 1998г. – с. 376.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20