www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Гражданское право
Пособие «Возмещение (компенсация) морального вреда». Великомыслов Ю.Я. 2007.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.2 Определение размера компенсации морального вреда: теория и практика

Вопрос определения размера компенсации морального вреда, критерии такого определения – являются одним из самых дискуссионных.

Действующее гражданское законодательство не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, не пропорций или формулы расчетов такого вреда, передавая решение данного вопроса всецело на усмотрение суда. Между тем закон устанавливает ряд критериев, совокупное применение которых и является базисом подсчета размера компенсации морального вреда.

В абз.2 ст.151 закреплено, что «при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред» (абз.2 ст.151 ГК РФ). Положения ст.151 дополняются п.2 ст.1101 ГК РФ: размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (п.2 ст.1101 ГК РФ).

В июле 2004 года Конституционный суд РФ рассматривал жалобу о конституционности положений п.2 ст.1101 ГК РФ[1]. Заявитель указал на то, что «при определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости». По мнению заявителя, данным положением, как неопределенным по своему содержанию, а потому не обеспечивающим равенство прав граждан в отношениях с государством, в частности при определении судом размера компенсации морального вреда, причиненного гражданам незаконными действиями государственных органов, перечисленными в статье 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, были нарушены его права и свободы, гарантированные статьями 2, 19 и 45 Конституции Российской Федерации».

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» было разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Таким образом, гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы для определения размера такой компенсации (статьи 151 и 1101 ГК РФ).

Как указал Конституционный суд РФ «само по себе использование в оспариваемой норме таких оценочных понятий, как «разумность» и «справедливость» в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы и не приводит к какому-либо неравенству при ее применении, поскольку названное правовое предписание не препятствует возмещению морального вреда гражданину в случаях, предусмотренных законодательством».

Кроме того, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2003 года № 404-О[2]).

Итак, можно выделить следующие основные критерии оценки размера морального вреда:

- степень вины нарушителя;

- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

- характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

- требования разумности и справедливости;

- иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Приведем пример из практики. Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию за счет казны Российской Федерации, суд учел степень нравственных и физических страданий, перенесенных истцом в результате действий должностных лиц:

«Е. обратился в суд с иском к Р., В., К., Г. - сотрудникам милиции о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. В ноябре 1998 г. в помещении районного отделения внутренних дел, куда он был доставлен как подозреваемый в совершении преступления, в течение длительного времени упомянутые лица применяли к нему насилие, причинили телесные повреждения. Приморским краевым судом по приговору от 17 сентября 2001 г. они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 УК РФ. Истец находился на лечении в больнице, пропустил занятия в институте. Происшедшее причинило ему нравственные и физические страдания. Он просил взыскать с ответчиков в возмещение материального ущерба 2090 руб. и по 25 тыс. рублей с каждого - компенсацию морального вреда.

Впоследствии истец от своих требований о взыскании материального ущерба отказался и отказ этот принят судом.

К участию в деле в качестве ответчика судом привлечен Минфин России, с которого истец просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 300 тыс. рублей, указав, что незаконными действиями ответчики - сотрудники правоохранительных органов поколебали его веру в справедливость, дискредитировали в его глазах государственную власть.

Решением Приморского краевого суда от 16 апреля 2004 г. иск удовлетворен частично: с Минфина России за счет казны Российской Федерации взыскана в пользу Е. компенсация морального вреда в размере 100 тыс. рублей.

В кассационной жалобе представитель Управления федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Приморскому краю просил отменить решение суда, считая размер взысканной компенсации морального вреда завышенным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 30 июля 2004 г. решение краевого суда оставила без изменения, указав следующее.

В силу ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Удовлетворяя иск частично и взыскивая компенсацию морального вреда в соответствии с требованиями ст.1069 ГК РФ за счет казны Российской Федерации, суд пришел к правильному выводу о том, что истцу были причинены нравственные и физические страдания в результате незаконных действий сотрудников милиции.

Как установлено судом, при задержании истца по подозрению в совершении преступления с целью получения признательных показаний к нему применялось насилие, в том числе с использованием специальных средств, в помещении районного отделения внутренних дел. За данные незаконные действия ответчики были осуждены по приговору Приморского краевого суда и им назначены соответствующие меры наказания.

При таких обстоятельствах суд счел обоснованным взыскание в пользу истца компенсации морального вреда и определил ее размер в сумме 100 тыс. рублей в соответствии с требованиями ч.2 ст.151 и ст.1101 ГК РФ с учетом степени нравственных и физических страданий, перенесенных истцом в результате применения к нему сотрудниками милиции насилия, причинения телесных повреждений.

Поскольку финансирование сотрудников районного отделения внутренних дел осуществляется за счет средств федерального бюджета, эта сумма правомерно взыскана за счет казны Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы представителя Управления федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Приморскому краю о том, что размер компенсации морального вреда завышен, несостоятелен, так как компенсация морального вреда определена судом в соответствии со ст.1101 ГК РФ и отвечает требованиям разумности и справедливости.

Нормы материального и процессуального права применены судом правильно, поэтому предусмотренных ст.362 ГПК РФ оснований к отмене решения в кассационном порядке не имеется»[3].

Учитывая, что законом дан не исчерпывающий перечень легальных критериев оценки размера компенсации морального вреда, суды могут применять дополнительные, специфические критерии. Так, в юридической литературе легальные критерии расширяются и дополняются. М.Н.Малеина, например, к числу критериев определения размера компенсации за причинение морального вреда предлагает отнести общественную оценку фактического обстоятельства (обстоятельств), вызвавшего вред, и область распространения сведений о происшедшем событии. При причинении физического вреда - вид и степень тяжести повреждения здоровья, длительность или кратковременность расстройства здоровья, степень стойкости утраты трудоспособности и т.д.[4] А.В.Шичанин относит к критериям - местные условия и нравы[5].

Как подчеркивают эксперты «проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение»[6]. Действительно названные критерии достаточно условны; действующее законодательство не раскрывает содержание критериев, а тем более не дополняет их «не основными критериями». Отсюда совершенно противоположные взгляды на один и тот же критерий в теории, неуверенное применение положений закона судами, которые действительно производят расчет размера компенсации «по своему усмотрению».

Наиболее дискуссионным является вопрос о содержании критерия «учет индивидуальных особенностей потерпевшего», его связи с другими критериями, тем более, что данный вопрос вызывает противоречия, как в теории, так и на практике.

Как следует из ст.ст.151, 1101 ГК РФ законодатель предписывает учитывать степень и характер страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего.

ГК РФ не конкретизирует, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер компенсации морального вреда. Неразрешенным остается вопрос - нужно ли учитывать материальное положение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда?

В литературе высказываются совершенно противоположные точки зрения о содержании рассматриваемого критерия. По мнению В. Ускова, «при определении размера взыскиваемой в счет компенсации морального вреда денежной суммы судам необходимо руководствоваться не только индивидуальными психологическими особенностями потерпевшего, но и его материальным положением». Другого точки зрения придерживается Э. Гаврилова, отмечающий, что он (размер компенсации) не должен зависеть от личностных особенностей потерпевшего, степени его эмоциональности, ранимости, уровня самооценки, физического развития, пола и т.д.[7] Автор считает, что учет индивидуальных особенностей потерпевшего при определении размера компенсации нарушает, по крайней мере, два правовых принципа: равенства прав граждан и принцип, гласящий, что «право есть применение равного масштаба к разным людям».

Действительно, если размер компенсации морального вреда автоматически ставить в зависимость от высокой должности потерпевшего, его материального достатка – тогда нельзя говорить о равенстве прав граждан. И с этим соглашаются большинство исследователей. А.М. Эрделевский на вопрос о влиянии имущественного положения потерпевшего на размер компенсации - дает отрицательный ответ[8].

Между тем, на наш взгляд, нельзя связывать индивидуальные особенности потерпевшего исключительно с его высоким положением в обществе и материальным достатком. Индивидуальные особенности – не столько материально-оценочная характеристика, сколько индивидуальные психологические особенности личности. Поэтому, говоря об индивидуальных особенностях необходимо учитывать обусловленную индивидуальными особенностями потерпевшего глубину нравственных и физических страданий, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

В этой связи А.М. Эределевским, для разъяснения критерия «индивидуальные особенности» предложено понятие глубины страданий «среднего» человека. Как подчеркивает ученый, «глубина страданий для «среднего» человека зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени умаления этого блага, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень) страданий. Поэтому во внимание должны приниматься как эта «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред, как мы назовем ее ниже), так и индивидуальные особенности»[9]. Говоря о средней глубине страданий ученый вводит понятие «презюмируемый моральный вред» - это страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния.

Таким образом, делает вывод ученый, индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст.151, 1101 ГК - это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

На наш взгляд, данная точка зрения представляется наиболее рациональной, позволяющей отказать от «материальных» характеристик критерия «индивидуальные особенности».

Возвращаясь к рассмотрению критериев, необходимо подчеркнуть, что дополнительные критерии определения компенсации размера морального вреда можно найти в материалах судебной практики по отдельным категориям дел. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»[10], подчеркивается, что «если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации».

Заметим, что судебная практика фактически дополнила положения гражданского законодательства еще одним критерием – «реальные возможности причинителя вреда». На практике, вынося решения о компенсации морального вреда, суды учитывают не только индивидуальные особенности лица перенесшего страдания, степень его страданий и т.д., но и возможности причинителя вреда загладить моральный вред, то есть, индивидуальные особенности лица причинившего вред. При этом дискуссионным является вопрос о возможности распространения данного правила на случаи, когда ответчиком являются хозяйствующие субъекты. По одному из дел о назначении компенсации морального вреда суд указал: «Неправомерным является утверждение … необходимости учета по данному делу имущественного положения ответчика. Такое право ч. 3 ст. 1083 ГК РФ предоставлено суду только в случае причинения вреда гражданином, а не юридическим лицом, к числу которых относится ответчик, - Узловая больница ст. Томск-2 Западно-Сибирской железной дороги, и который на основании ст. 1064 ГК РФ обязан компенсировать потерпевшему моральный вред»[11].

Согласимся, с исследователями подчеркивающими, что при серьезности нарушения и высокой степени вины причинителя вреда, систематическом нарушении, размер компенсации должен быть для ответчика чувствительным. Более того, на наш взгляд, данный критерий должен войти в практику судов всех уровней.

Еще один вопрос, требующий рассмотрения – форма возмещения морального вреда. В соответствии с п.1 ст.1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Данное норма, исключает «товарное» возмещение вреда. Тем не менее, согласимся с исследователями, считающими, что такое указание, не должно рассматриваться в качестве препятствия для сторон прийти к соглашению об иной материальной форме компенсации причиненного вреда, например путем приобретения товаров или оказания услуг[12].

Как мы уже подчеркнули, несмотря на наличие критериев определения размера компенсации морального вреда, судебная практика в вопросах конкретных сумм возмещения – противоречива. По схожим делам суды подсчитывают размеры компенсации, отличающиеся в разы и даже десятки раз от аналогичных дел. В связи со сказанным, исследователи сходятся во мнении, что «данный вопрос нужно решать, установив обязанность судей мотивировать размер определяемой судом компенсации»[13], установить четкие критерии и условия их применения.

В последнее десятилетие исследованию критериев определения размера морального вреда в России занимается ряд правоведов. Наиболее полной представляется разработка методики расчета размера компенсации морального вреда А.М. Эрделевского. Ученый в основу своей методики поставил критерий «презюмируемого морального вреда», провел зависимость размера денежной компенсации морального вреда от степени опасности правонарушения, например, от размеров санкций за то или иное преступление, предусмотренных УК РФ. Для расчетов указанного размера он вводит понятие «базисный уровень», который представляет собой некую единицу вычисления, определенную исходя из уровня страданий, испытываемых потерпевшим при причинении ему тяжкого вреда[14].

Ученый разработал таблицу и формулу расчет размера компенсации морального вреда (См. приложение №1). Автор предлагает определить базисный уровень размера компенсации применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, и в размере 720 минимальных размеров заработной платы (далее - МЗП), исходя из МЗП, установленного законодательством по состоянию на момент вынесения судом решения по делу. 720 МЗП - это заработок физического лица за 10 лет при размере месячного заработка 6 МЗП. Установление именно такого среднемесячного заработка физического лица до последнего времени в наибольшей степени стимулировалось налоговым законодательством. Принималось также во внимание, что такой среднемесячный заработок должен рассматриваться как оптимальный и с позиций пенсионного законодательства, поскольку этому размеру заработка соответствует максимальный размер пенсии по возрасту.

Для определения размера морального, автор, предлагает, использовать критерий «презюмируемый моральный вред», а также ряд коэффициентов.

Подчеркнем, что многими исследователями позиция А.М. Эрделевского признается достаточно обоснованной и отражающей основные критерии, основываясь на которых, можно с достаточной точностью определить размер компенсации морального вреда[15]. Кроме того, умозаключения ученого не являются субъективной точкой зрения автора; они основываются прежде всего на уже существующих нормах определения размера компенсации морального вреда в гражданском законодательстве России.

В заключение данного параграфа сделаем следующие выводы: размер компенсации морального вреда должен быть более четко законодательно определен, однако, на наш взгляд, прежде чем вводить формулу и коэффициенты расчетов в практику, необходимо отработать их применение путем расчетов на «прошлых», уже разрешенных делах, далее провести необходимую коррекцию, выработать рекомендации и только после этого, коэффициенты могут применяться в правосудии.

В тоже время необходимо учитывать, что множественность и многогранность условий определения размера компенсации морального вреда делают невозможной точную оценку причиненных душевных страданий. Как отмечают К.И.Голубев и С.В.Нарижний, эта невозможность во многом предопределяет известную еще с прошлых веков доктрину, согласно которой при определении размера денежного вознаграждения свободное и справедливое судейское усмотрение является составной частью института компенсации морального вреда. Так, в английском праве в начале прошлого века данный принцип обосновывался тем, что при компенсации морального вреда суд считается с конкретным данными, конкретной справедливостью, средствами сторон и многими другими обстоятельствами. Соответственно, если бы на этот предмет существовали заранее установленные критерии, обязательные для суда, то богатый человек мог бы сделаться всеобщем мучителем, подобно некоему знатному римлянину, имевшему обыкновение ходить вокруг Форума и бить по щекам каждого встречного, в то время как раб с кошельком следовал за ним, расплачиваясь за удары по установленной в законе таксе[16].

Таким образом, при разработке новых критериев и форм расчетов, необходимо учитывать, что формулы и коэффициенты должны применяться в совокупности с таким критерием как «усмотрением суда».



[1] Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Веретенниковой Анны Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации»

[2] Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2003 г. № 404-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цапцина Юрия Владимировича на нарушение его конституционных прав статьей 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 33 Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» и частью третьей статьи 322 Гражданского процессуального кодекса РСФСР»

[3] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30 июля 2004 г. № 56-Г04-18 «Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащей взысканию за счет казны Российской Федерации, суд учел степень нравственных и физических страданий, перенесенных истцом в результате действий должностных лиц» (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2005 г. - № 2.

[4] Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: осуществление, защита. - М., 2000.

[5] Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. Автореф. дис. канд. юрид. наук. - М., 1995.

[6] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004.

[7] Гаврилов Э.П. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. – 2000. - №6. – с.21.

[8] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. – с.207.

[9] Эрделевский А.М. Указ. соч.

[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2005г. - №4.

[11] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 ноября 2004 г. № 88-В04-7 // СПС «Гарант».

[12] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (под ред. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина) - М.: Юрайт-Издат, 2004.

[13] Гаврилов Э.П. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. – 2000. - №6. – с.22.

[14] Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004. – с.186-206.

[15] Котов Д.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Адвокат. - №8. - 2004г.

[16] Голубев К.И., Нарижний С.В. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности: 2-е изд. - СПб., 2001.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20