www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Агентский договор (автор: Беребеня Сергей)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1. История и перспективы развития агентского договора.

С наступлением периода реформирования российской экономики, переходом ее к рыночной модели гражданский оборот претерпел и претерпевает существенные изменения. Если ранее предприятия не имели необходимости самостоятельно определять объемы производства, продаж, потребителей, то с исчезновением руководящей роли государства в частноправовой сфере они вынуждены были столкнуться с проблемой сбыта производимой продукции наиболее выгодным образом. [1]Кроме того, как верно замечает М.Н. Сафонов, проведение мероприятий по организации сбыта зачастую связано с такими трудозатратами и требует таких налаженных коммерческих связей, специальной квалификации и опыта, что впору создавать для этого новый бизнес.

Закономерным следствием указанных обстоятельств является возрастание роли договоров по оказанию представительских услуг. И одним из наиболее востребованных договоров в сфере представительских отношений может стать агентский договор, который универсально сочетает в себе черта уже ставших традиционными и широко используемых договоров поручения и комиссии, но при этом имеет, однако, и ряд специфических характеристик. С другой стороны, это сочетание, по мнению некоторых авторов, является лишь неким механическим конгломератом вышеупомянутых договоров, что делает существование отдельного агентского договора по сути бесполезным. В этом контексте его функционирование является просто вспомогательным - для удобства пользования.

Агентский договор впервые закреплен в действующем Гражданском кодексе РФ. И, как полагают некоторые авторы, [2]является новым для российского гражданского законодательства и заимствован с некоторыми изменениями из англо-американского законодательства”, где институт агентских отношений является основополагающим в сфере представительства, а свойственные континентальной системе договоры поручения и комиссии отсутствуют. Как отмечает В. Пешков, “[3]в странах с англосаксонской системой права термин “агент” употребляется в широком смысле, по которому агентом является лицо, уполномоченное на заключение сделок и на совершение других действий от имени представляемого и за его счет или на посредничество между сторонами при заключении сделок между ними самими. Поэтому под понятие “представитель” подпадают не только комиссионеры и торговые представители, но и коммивояжеры, брокеры, капитаны судов, адвокаты”.

А. Кабалкин и Л. Санникова отмечают: “[4]О процессе сближения российских правил торгового оборота с международными также свидетельствует закрепление в ГК ряда типов договоров, ранее не известных российскому гражданскому праву: факторинг, доверительное управление, коммерческая концессий, агентский договор. Отношения, регулируемые перечисленными типами договоров, широко распространены в мировой экономике, что и послужило причиной их включения в ГК. Первоначально они развивались в США, что наложило отпечаток и на опосредующие их правовые конструкции, которые в странах общего права обладают определенной (и весьма существенной) спецификой по сравнению с теми, которые используются в странах континентального права. Россия, относясь к последним, ощутила серьезные трудности в адаптации данных правовых конструкций.

Более того, по мнению В. Дозорцева, “[5]нормы об агентском договоре в Гражданском кодексе вообще нельзя признать удачными. Договор распадается на два варианта - комиссионный и порученский. Единственное, что отличает их от этих базовых договоров, - это возможность совершения не только юридических, но и фактических действий. Но сочетание фактических действий с юридическими (в комиссионном и порученческом варианте) в Кодексе никак не выражено, он выглядит не как юридически органичное единство, а лишь как искусственный словесный оборот, призванный заслонить механическое заимствование из английского права, в котором агентский договор представляет собой разновидность фидуциарной сделки. Как фактические действия переплетаются или сочетаются с вариантами порученческого или комиссионного договоров, остается неясным. Самостоятельный же вид агентского договора в целом не получился. Механическое заимствование института из другой правовой системы, как правило, невозможно, и данный случай - один из примеров такого положения”.

На мой взгляд, данная позиция является весьма дискуссионной. Представляется более обоснованной позиция Е.А. Суханова, который считает, что “[6]не следует полагать, что этот договор полностью заимствован (рецепирован) ГК из англо-американского правопорядка, хотя влияние последнего на этот институт невозможно полностью отрицать”. В подтверждение этой позиции можно привести несколько аргументов. Прежде всего, относительно развития агентских отношений в России и в других странах континентальной системы нрава. Положения, регулирующие агентские отношения, содержались в Германском торговом уложении, итальянском ГК, французском ГК (в данном случае регулирование агентских договоров осуществлялось согласно положениям о поручении, поскольку агент рассматривался как разновидность поверенного). Как отмечает Брагинский М.И., “[7]агентский договор, признанный законодательством, а также судебной практикой ряда других стран континентальной Европы, по наименованию и некоторым другим характеризующим его признакам, несомненно, близок к одноименным договорам, занимающим особое место в системе англо-американского права. Однако при всем этом для отождествления агентских договоров в указанных двух системах (континентальной и англо-американской) все же нет оснований. Достаточно указать на то, что в отличие от континентального права, в котором агентский договор по общему правилу является лишь одним из видов договоров о представительстве - наряду с комиссией и поручением, в англо-американском праве агентский договор практически заменил собой вес виды представительства как такового”.

Следует также отметить, что термин “агент” достаточно широко использовался в дореволюционной России. Положения, содержащие основы правового статуса агентов, содержались, в частности, в Уставе гражданского судопроизводства. Кроме того, в дореволюционной цивилистической литературе можно обнаружить определения агента как участника соответствующих отношений. Например, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что “торговым агентом следует признать самостоятельного деятеля, промысел которого состоит в постоянном использовании поручений по приисканию условий для заключения сделок известного рода. [8]Отличие агента от приказчика заключается в том, что он не совершает торговых сделок от имени другого лица, подобно второму. От комиссионера агент отличается тем, что не совершает сам торговых сделок от своего имени, как это делает комиссионер. Агент не совершает сделок от чужого имени и не нуждается в особой доверенности. Агент работает не безвозмездно, но по характеру своей деятельности он может рассчитывать на вознаграждение, зависящее не от продолжительности его работы, а от ее удачи, т.е. от заключения при его содействии сделок”.

Отдельные правовые положения, регулирующие деятельность агентов, существовали и в советский период. В частности, упоминание о фигуре агента можно обнаружить, в Постановлении СНК РСФСР от 02.01.1923 “О мерах по регулированию торговых операций государственными организациями”, Постановлении ЦИК и СНК СССР от 29.10.1925 “О торговых агентах”, Кодексе торгового мореплавания 1968 г. и ряде других нормативно-правовых актов.

В настоящее время регулированию агентского договора посвящена 52 глава ГК РФ, которая содержит как самостоятельные нормы об агентском договоре, так и указание на субсидиарное применение норм о комиссии и поручении. Представляется, что наличие самостоятельных норм, характерных лишь для агентирования, а также дополнительный характер применения норм о комиссии и поручении не позволяют говорить об агентском договоре как о механическом смешении комиссии и поручения. Следует помнить также и о том, что нормы о комиссии и поручении действуют лишь в том случае, если они не противоречат положениям об агентском договоре (ст. 1011 ГК РФ). Агентский договор, на мой взгляд, нельзя рассматривать и как смешанный договор. Согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ смешанным договором является договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. То есть в смешанном договоре стороны сами определяют его условия и элементы, а в данном случае такое урегулирование произведено с достаточной степенью определенности на законодательном уровне.

Таким образом, договор агентирования представляется самостоятельным правовым институтом и отличается и от договора поручения, и от договора комиссии. Об этом свидетельствуют и определенные особенности регулирования агентского договора.

В первую очередь, безусловно, стоит отметить возможность использования представителем в рамках конструкции агентского договора различных вариантов поведения - от имени представляемого или от своего имени.

Во-вторых, агент может осуществлять как фактические, так и юридические действия, что типично для договора поручения и невозможно - для комиссии. При этом в случае косвенного представительства (от своего имени) отношений непосредственно между принципалом и третьими лицами, как правило, не возникает.

Как отмечает, Брагинский М.И., [9]существуют определенные основания для отнесения агентского договора к числу фидуциарных сделок, т.е. сделок, основанных на лично-доверительных отношениях сторон. Выражающееся в фидуциарности особое доверие в данной ситуации принципала к агенту предопределяет решение ряда вопросов, в частности связанных с установлением оснований прекращения договоров. Определенное влияние фидуциарность оказывает и на позицию суда при оценке поведения агента, необходимой для принятия отдельных норм ГК. Представляется, что фидуциарный аспект может усматриваться в контексте возможности совершения агентом фактических действий. В остальном агентский договор имеет преимущественно коммерческую направленность.

[10]Отличительной чертой предмета является также такое существенное обстоятельство, как-то, что принципал, так и агент вправе требовать ограничений действий друг друга по обслуживанию иных принципалов либо по привлечению иных агентов. Например - включить в договор условия об ограничении действий агента или принципала в определенной сфере бизнеса, на определенной территории и т.п. В этой правовой норме прослеживается аспект повышения коммерческой эффективности договора. Об этом также говорит и то, что договор агентирования по умолчанию предполагается возмездным (ст. 1006 ГКРФ), как договор комиссии и в отличие от договора поручения.

Еще одна специфическая черта предмета агентского договора состоит в том, что действия агента обычно имеют длящийся характер. Это следует из самого законодательного определения договора: “По агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала”.

Кроме того, следует отметить, что агенту на определенное время даются полномочия совершать практически любые действия в интересах принципала. Безусловно, в рамках закона. Иначе совершенная агентом сделка будет являться ничтожной в силу ст. 168 ГК РФ. Интересно, что при таких обстоятельствах сам договор, по-видимому, не может признаваться ничтожной сделкой в соответствии со ст. 168 ГК РФ, так как в законе нет прямого запрета на поручение совершения противоправных действий. Представляется, что здесь не исключено применение положения ст. 169 ГК РФ, то есть сделка между агентом и принципалом может быть признана противоречащей основам правопорядка и нравственности.

Эффективности использования агентского договора в предпринимательских целях способствует и возможность указания в договоре неких общих полномочий агента. В то время как в договоре поручения поверенный совершает в пользу доверителя лишь определенные доверителем действия. В случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента.

Другой характерной особенностью агентского договора является возможность прекращения договора агентирования по инициативе любой стороны в любое время (что типично для поручения; в договоре комиссии право на отказ от договора в любое время имеет лишь комитент), но для этого необходимо, чтобы договор был заключен без определения срока окончания его действия.

Таким образом, агентский договор является самостоятельным договором российского гражданского права. При этом его правовое регулирование обусловлено как влиянием англо-американской системы права, так и развитием континентальной системы права. Представляется, что для разрешения коллизий в сфере правоприменения, в частности при определении характера договорных отношений сторон, необходимо принятие соответствующих разъяснений со стороны высших судов - Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.



[1] М.Н. Сафонов. “Посреднические договоры в новых российских экономических условиях”.// Журнал российского права. 2003. № 9 / СПС “Гарант”.

[2]А. Кабалкин, Л. Санникова. “Глобализация правового пространства и новеллы российского гражданского законода­тельства”/ Российская юстиция. 2001г. № 12 (СПС “Гарант”).

[3]С. Пешков. “Договор агентирования: правовые проблемы” /Юрист, № 38, август 2003 г. (СПС “Гарант”).

[4] А. Кабалкин, Л. Санникова. “Глобализация правового пространства и новеллы российского гражданского законода­тельства”/ Российская юстиция. 2001г. № 12 (СПС “Гарант”).

[5] Дозорцев В. “О возможности распоряжаться чужими правами/Хозяйство и право. 2003г. № 1.стр. 49.

[6] Гражданское право. Т. 2. Полутом 2/ Под ред. Е.А. Сухано­ва. М., 2000г., стр.109.

[7] Брагинский М.И., Витрянский В.В. “Договорное право. Кни­га третья: Договоры о выполнении работы оказании услуг”. М., 2003г.стр. 467.

[8] Там же

[9]Брагинский М.И., Витрянский В.В. “Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг”. М, 2003г.стр. 480.

[10] Голосова С.А. “Агентский договор-новый договор российского гражданского права?”/ “Юрист”, №4, 2004г., стр.7-8.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20