www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Купля-продажа грузового транспорта
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.1 Легальное понятие договора купли-продажи

Легальное определение договора купли-продажи дается законодателем в п.1 ст.454 ГК РФ. Это соглашение, по которому одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Основными элементами данного определения являются предмет, стороны и содержание договора.

Данное определение позволяет сформулировать базисные признаки и характеристики рассматриваемого договора.

Во-первых, это консенсуальное, возмездное, двухсторонне обязывающее соглашение.

Во-вторых, это двухсторонняя сделка, контрагентами которой выступают продавец и покупатель.

В-третьих, к существенным отнесены только условия о количестве товара и его наименовании.

Именно определение товара, его данных, количества составляет суть соглашения. Если такие данные нельзя будет установить из содержания договора, последний считается незаключенным. Приведем пример из практики:

«Конкурсный управляющий закрытым акционерным обществом "Центр художественного проектирования" обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому акционерному обществу "Магазин "Медведь" о признании незаключенным договора от 29.08.96 купли-продажи нежилого помещения площадью 150 кв. метров, расположенного в здании по адресу: Москва, ул.Бауманская, д.44, стр.1.

В обоснование иска истец сослался на то, что сторонами не были согласованы существенные условия договора. В частности, договор не содержит данных, позволяющих определенно установить расположение помещения в составе недвижимого имущества, а также условия о порядке, сроках и размерах платежей.

Решением от 05.09.2000 исковое требование удовлетворено по основаниям, указанным истцом.

Постановлением апелляционной инстанции от 22.06.01 решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение - об отказе в удовлетворении искового требования.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 09.10.01 постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

В протесте первого заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается постановления апелляционной и кассационной инстанций отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

По договору купли-продажи от 29.08.96, нотариально удостоверенному 29.08.96, ЗАО "Центр художественного проектирования" продало ЗАО "Магазин "Медведь" упомянутое нежилое помещение.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении искового требования, суд апелляционной инстанции сослался на то, что в пункте 1 договора указан адрес объекта, то есть определено расположение недвижимости на соответствующем земельном участке.

Однако данный вывод нельзя признать законным и обоснованным.

Статьей 554 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества. При отсутствии этих данных договор не считается заключенным.

Между тем договор от 29.08.96 не содержит сведений о том, какие конкретно площади в здании являются предметом купли-продажи.

Косвенные обстоятельства, на которые сослался суд апелляционной инстанции (приобретение истцом этих же площадей у ТОО "Крокуль" по договору купли-продажи от 27.01.94, фактическое пользование ими истцом, отсутствие у него других площадей в здании, а также наличие акта приема-передачи и свидетельства на право собственности), не являются доказательством соблюдения сторонами требований, установленных в статье 554 Гражданского кодекса Российской Федерации о конкретном указании в договоре его предмета»[1].

Отсутствие же таких важнейших условий (по общим правилам пар.1 гл.30 ГК РФ) как цена, срок передачи товара и его оплаты, требования к качеству и ассортименту, не дает оснований для признания договора незаключенным. Эти условия определяются по правилам, установленным ст.314, 424, 469 и др. статьями ГК РФ.

В качестве объекта купли-продажи могут быть товары, уже имеющиеся в наличии в момент заключения договора, и те, которые подлежат изготовлению, т.е. будущие товары.

К товарам, служащим объектом купли-продажи, относятся как вещи, определяемые родовыми признаками, так и индивидуально-определенные. Различают также вещи движимые и недвижимые. По назначению или по цели использования вещи подразделяются на товары, предназначенные прежде всего для личного, домашнего и семейного назначения, либо на товары, приобретаемые для предпринимательской деятельности, а по способу происхождения выделяется сельскохозяйственная продукция, т.е. выращенная (произведенная) в условиях сельскохозяйственного производства. Упомянутая градация вещей (товаров) имеет большое значение именно для договора купли-продажи, т.к. служит одним из признаков, позволяющих отграничить одни виды этого договора от других[2].

В соответствии со статьей 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

Виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе. Между тем, на практике периодически возникают споры связанные с куплей-продажей незавершенных объектов недвижимости. Приведем пример из практики:

«Прокурор предъявил иск в интересах отделения Сбербанка о признании недействительным договора купли-продажи незавершенного строительством объекта, заключенного между акционерным обществом и обществом с ограниченной ответственностью.

В обоснование иска прокурор указал, что отделение Сбербанка приобрело у акционерного общества незавершенный строительством объект по договору купли-продажи. Объект передан по приемо-сдаточному акту, оплачен покупателем. Однако переход права собственности не зарегистрирован, поскольку комитет по земельным ресурсам отказался произвести такую регистрацию. Несмотря на наличие указанного договора, акционерное общество продало этот же объект обществу с ограниченной ответственностью.

При рассмотрении данного спора возник вопрос о том, может ли быть предметом договора купли-продажи незавершенный строительством объект недвижимости и подлежит ли регистрации переход права собственности.

Виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе.

Гражданское законодательство не устанавливает каких-либо ограничений в отношении приобретения и перехода прав на объекты, незавершенные строительством.

Таким образом, эти объекты не изъяты из гражданского оборота и могут отчуждаться собственником другим лицам.

В силу статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации к недвижимым вещам относятся объекты, прочно связанные с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно.

В статье 219 Кодекса указано, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" до введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним применяется действующий порядок регистрации недвижимого имущества и сделок с ним.

Из материалов дела следовало, что на участке возведен фундамент и стены дома. Перемещение этого объекта без несоразмерного ущерба невозможно. Следовательно, данный объект является объектом недвижимости.

В связи с этим комитет по земельным ресурсам, осуществляющий в этом регионе регистрацию и оформление документов о правах на земельные участки и прочно связанную с ними недвижимость, на основании Указа Президента Российской Федерации от 11.12.93 №2130 "О государственном земельном кадастре и регистрации документов о права на недвижимость" обязан был произвести регистрацию перехода прав на незавершенный строительством объект и земельный участок.

Отказ комитета от государственной регистрации заинтересованная сторона может обжаловать в арбитражный суд.

Поскольку спорное имущество обременено правами отделения Сбербанка на основании договора купли-продажи, продавец (акционерное общество) потерял право распоряжаться им любым способом.

С учетом изложенного суд обоснованно удовлетворил иск прокурора»[3].

Важное практическое значение при определении договора купли-продажи имеет разграничение купли-продажи и смежных гражданско-правовых договоров.

Прежде всего отметим, что отечественное гражданское законодательство исключает возможность приобретения права собственности на имущество на основании предварительного договора о продаже имущества. Проиллюстрируем примером:

«В арбитражный суд обратилось общество с ограниченной ответственностью с иском к акционерному обществу о признании права собственности на нежилое помещение. Исковые требования обоснованы договором, заключенным сторонами в январе 1995 года, согласно которому они должны до 01.07.95 заключить договор купли-продажи здания.

При решении вопроса о приобретении права собственности арбитражный суд правомерно исходил из пункта 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Предъявленный в обоснование исковых требований договор был оценен судом как предварительный договор, содержание которого представляет собой обязательство сторон по заключению в будущем договора о продаже имущества на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Поскольку свои намерения по продаже имущества путем заключения основного договора стороны не реализовали, в удовлетворении исковых требований о признании права собственности на имущество было отказано в связи с их необоснованностью»[4].

Таким образом, договор не может быть «предварительным». Договор купли-продажи должен быть основой реальных правоотношений.

Еще один момент, который нужно учитывать на практике – различия (разграничение) таких двух гражданско-правовых договоров как купля-продажа и мена. Дело в том, что при определенных обстоятельствах, купля-продажа является меной, и наоборот, а это влечет примение иных положений, иной правовой режим соглашения. Приведем пример из практики:

«Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании стоимости поставленной продукции и уплате процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно материалам дела стороны заключили договор мены, по которому открытое акционерное общество обязалось отгрузить контрагенту запасные части, а последний - передать за указанную продукцию соответствующее количество автомобилей.

После исполнения истцом своих обязательств по передаче запчастей стороны внесли в договор изменение, согласно которому ответчик вместо передачи автомобилей должен был перечислить истцу в счет стоимости запчастей соответствующую сумму.

В связи с неоплатой закрытым акционерным обществом стоимости запчастей в установленный договором срок открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд за защитой нарушенных прав.

Суд в удовлетворении исковых требований отказал, сославшись на то, что внесение в договор изменений само по себе не влечет изменения природы договора. Поскольку сторонами заключен договор мены, то истец вправе требовать от ответчика в соответствии со статьей 405 ГК РФ только возмещения убытков, причиненных ему неисполнением обязательств.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, исковые требования удовлетворил по следующим основаниям.

В ходе исполнения договора стороны изменили предмет исполнения обязательства, в результате чего у ответчика вместо передачи автомобилей возникло обязательство по оплате стоимости полученных от истца запасных частей.

В соответствии со статьей 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет договора (новация).

Поскольку договор мены не допускает оплаты полученной от другой стороны продукции, изменение его предмета повлекло за собой изменение вида договора, в частности превращение его в договор купли-продажи.

Отсюда следует, что внесение в договор условия о расчете за переданные открытым акционерным обществом запасные части денежными средствами вместо передачи автомобилей позволяет в силу статьи 486 Кодекса, регулирующей вопросы оплаты товара, признать правильным требования истца о взыскании стоимости поставленной им продукции и уплате процентов за пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 ГК РФ»[5].

Таким образом, с момента внесения в договор мены условия о замене исполнения встречного обязательства уплатой стоимости переданного товара отношения между сторонами должны регулироваться нормами о договоре купли-продажи, и также наоборот.

Выявление вышерассмотренных характеристик договора купли-продажи имеет глубокое практическое значение, т.к. позволяет правильно классифицировать каждое конкретное соглашение.

Приведем пример из практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 22.12.2000, постановление апелляционной инстанции от 29.03.01 Арбитражного суда Смоленской области по делу №А62-3465/2000 и постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 05.06.01 по тому же делу.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Временный управляющий Смоленским открытым акционерным обществом производителей спирта и ликеро-водочных изделий "Бахус" (далее - общество "Бахус") обратился в Арбитражный суд Смоленской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Агро-Холдинг" (далее - общество "Агро-Холдинг") о признании недействительными договоров купли-продажи недвижимого имущества от 23.06.2000 №200 - 202; оборудования и автотранспорта от 22.06.2000 №194 - 199, заключенных между истцом и ответчиком.

Решением от 22.12.2000 иск удовлетворен в части признания недействительными договоров купли-продажи автотранспорта от 22.06.2000 №194 - 196. В остальной части иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 09.03.01 решение изменено. Исковые требования удовлетворены в части признания недействительными договоров купли-продажи оборудования от 22 06.2000 №197 - 199 и купли-продажи недвижимого имущества от 23.06.2000 №200 - 202. В остальной части решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа постановлением от 05.06.01 постановление апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается все упомянутые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между обществом "Бахус" в лице исполняющего обязанности генерального директора и обществом "Агро-Холдинг" в отношении имущества трех спиртзаводов общества "Бахус": "Заревский", "Пречистенский", "Фроловский" - были заключены договоры купли-продажи от 22.06.2000. Отдельными соглашениями по каждому заводу оформлялась передача недвижимого имущества, оборудования и автомобильного транспорта.

В процессе судебного разбирательства истец уточнил исковые требования и просил признать все состоявшиеся договоры недействительными на основании пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации ввиду их притворности, поскольку они были направлены на прикрытие сделок по продаже предприятия.

Апелляционная инстанция согласилась с доводами истца и признала указанные сделки ничтожными ввиду их притворности. Однако, установив притворность сделок, суд должен был на основе пункта 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации применить к отношениям сторон правила о купле-продаже предприятия. Эти правила не были применены судом, и вопрос о действительности сделок купли-продажи предприятия на их основе не исследовался.

Суды первой и кассационной инстанций, отказывая в удовлетворении требований истца, исходили из того, что при совершении сделок с предприятием их предметом являются все виды имущества, входящие в единый имущественный комплекс, включая права требования, долги, права на фирменное наименование, товарные знаки и знаки обслуживания, другие исключительные права. Поскольку в данном деле было практически полностью продано имущество спиртзаводов общества "Бaxyc", состоящее из вещей, а передачи нематериальных активов и пассивов предприятия даже не предусматривалось, суды сделали вывод об отсутствии признаков продажи предприятия.

Материальные активы, входящие в имущественный комплекс, характеризуемый ввиду своей производственной цели как предприятие, не могут отчуждаться (если брать отчуждение их в совокупности, а не в качестве отдельных объектов) отдельно от пассивов предприятия (в первую очередь его долгов), выступающих как своего рода обременение активов (имущества). В противном случае могут быть нарушены интересы кредиторов данного предприятия.

Кроме того, суд кассационной инстанции неправомерно сделал вывод об отсутствии признаков продажи предприятия со стороны общества "Бахус", поскольку оно не прекратило производственную деятельность. В данной ситуации необоснованно было использовано понимание предприятия как субъекта права, а не как имущественного комплекса. Истец, как видно из материалов дела, обладал несколькими имущественными комплексами (предприятиями), и продажа трех из них не повлекла прекращения производственной деятельности общества "Бахус" как юридического лица (в части остальных предприятий).

Согласно материалам дела практически все имущество, связанное с производственной деятельностью каждого из трех спиртзаводов общества "Бахус" было продано, т.е. продолжать производственную деятельность на данных предприятиях стало невозможным.

Судебными инстанциями не исследован вопрос о соблюдении при заключении оспариваемых договоров купли-продажи недвижимого имущества правил статьи 554 Гражданского кодекса Российской Федерации, требующих надлежащим образом определить предмет в договоре, в частности установить расположение недвижимости на соответствующем земельном участке.

В материалах дела также отсутствуют данные о соблюдении сторонами требований статьи 561 Гражданского кодекса Российской Федерации о составлении и рассмотрении акта инвентаризации, бухгалтерского баланса, заключения независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, перечня всех долгов (обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и сроков их требований.

Сделки купли-продажи недвижимости, входящей в состав предприятий истца, были заключены 22.06.2000, но предмет сделок в них был сформулирован неопределенно, в связи с чем стороны заключили дополнительные соглашения, в которых предприняли попытку более детально определить предмет состоявшихся договоров. Но и к дополнительным соглашениям не прилагались никакие технические документы, планы земельных участков и т.п., которые позволили бы установить согласованность сторонами предмет договоров купли-продажи недвижимости.

Таким образом, судебные акты приняты по неполно выясненным обстоятельствам дела и с неправильным применением норм материального и процессуального права, поэтому подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение»[6].

Как видно из примера, именно правильная классификация конкретного соглашения позволяет избежать проблем на практике.



[1] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 апреля 2002 г. №11011/01 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2002 г. - №9.

[2] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова. - М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра - М, 1998 г. – с.311.

[3] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 1997 г. №21 "Обзор практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи недвижимости" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1998 г. - №1.

[4] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 апреля 1997 г. №13 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1997. - №7.

[5] Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 сентября 2002 г. №69 "Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2003 г. - №1.

[6] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 января 2002 г. №6245/01 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2002 г. -№5.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20