www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Наследование по закону
<< Назад    Содержание    Вперед >>
1.3 Понятие и основания наследования

Прежде всего, подчеркнем, что действующее законодательство впервые закрепляет понятие наследования.

Легальное определение наследования дается в п.1 ст.1110 ГК РФ: при наследовании, имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

Фактически наследование можно определить как переход имущества умершего (наследства, наследственного имущества) к другим лицам в порядке универсального правопреемства.

Рассмотрим понятие наследования через его ключевые признаки: во-первых, универсальное правопреемство, во-вторых, переход наследства.

Принцип универсального правопреемства выдвигался еще юристами Древнего Рима. Он означает, что наследникам переходят все права и обязанности наследодателя, кроме тех, которые не переходят по наследству в силу прямого указания закона либо с силу их юридической природы.

К настоящему времени уже утихли споры о том, может ли быть наследственное правопреемство сингулярным. Сингулярное правопреемство возникает в отношениях, связанных с завещательным отказом (легатом) и регулируется общими положениями обязательственного права, поскольку такое правопреемство наследственным не является. Отметим, существует и противоположная точка зрения. Так, М.В.Гордон допускал, что на легатария могут ложиться долги наследодателя[1], а Ю.К.Толстой - что "при завещательном отказе имущество переходит к отказополучателю (легатарию) в порядке универсального правопреемства, подтверждением чему служит то, что по долгам умершего при определенных обстоятельствах придется расплачиваться и тем имуществом, которое было предназначено отказополучателю"[2]. На наш взгляд, в описанной ситуации речь идет не об универсальности правопреемства, а об ограничениях в силу закона прав отказополучателя, поскольку обязанность по оплате долгов наследодателя лежит на наследнике, а не на отказополучателе; последний же никаких обязанностей не несет, следовательно, такое правопреемство является все же сингулярным[3].

Обратимся к понятию наследства.

Под наследством следует понимать то, что после смерти наследодателя переходит к его наследникам в порядке наследственного правопреемства[4].

Понятия «наследство» и «наследственное имущество» являются синонимами.

В практике возник вопрос: нет ли противоречий между правилами ст.128 ГК РФ (о том, что в состав "имущества" входят вещи, деньги, ценные бумаги, любое иное движимое и недвижимое имущество, а также имущественные права, но не обязанности) и правилами ст.1110, 1112, 1138, 1140, 1152 ГК РФ (о том, что к наследнику переходят, не только права наследодателя на имущество, но и его обязанности)? Определенное противоречие налицо, однако, в данном случае необходимо исходить из понятия "наследственное имущество", содержащегося в ст.1110: для целей наследования правила ст.1110 (как специальные) имеют приоритет перед общими правилами ст.128 ГК РФ[5].

Состав имущества, которое входит в наследственную массу, определяется ст.1112 ГК РФ. Так, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. В наследство могут входить вещи, принадлежавшие наследодателю на праве собственности или ином вещном праве (квартира, жилой дом, дача, земельный участок, находившиеся в собственности наследодателя или в его пожизненном наследуемом владении, акции участника акционерного общества и др.), доля участника полного товарищества, товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью в складочном (уставном) капитале соответствующего юридического лица, паи члена производственного или потребительского кооператива, имущественные права и обязанности по гражданско-правовым договорам наследодателя и др.

Однако не все имущественные права и обязанности наследодателя включаются в состав наследства: одни имущественные права и обязанности наследодателя вообще прекращают свое существование в момент его смерти, другие - поступают в обладание не наследников, а иных лиц, указанных в законе.

Согласно ст.1112 ГК РФ не входят в состав наследства, прекращаясь в момент открытия наследства, права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя: право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Не входят в состав наследства также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами. Так, например, требование о взыскании компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер. Приведем пример из практики:

«Решение суда о взыскании в пользу К. компенсации морального вреда вступило в законную силу, но исполнено не было в связи со смертью истца. Наследник получил свидетельство о праве на наследство по закону, согласно которому в состав наследственного имущества включена сумма компенсации морального вреда.

Определением суда наследник признан правопреемником К., и ему выдан исполнительный лист о взыскании в его пользу неполученной наследодателем суммы компенсации морального вреда.

Президиум областного суда отменил определение и в удовлетворении заявления наследника о признании его правопреемником и выдаче исполнительного листа отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума областного суда, указав следующее.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления о признании наследника правопреемником и выдаче исполнительного листа, суд надзорной инстанции исходил из того, что право требования компенсации морального вреда неразрывно связано с личностью потерпевшего и в соответствии со ст. 383 ГК РФ переход к другому лицу таких прав не допускается даже на стадии исполнения решения.

С данным выводом суда согласиться нельзя.

В силу ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда взыскивается в случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Действительно, право требовать взыскания компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер. Поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству.

Однако в том случае, когда истцу присуждена компенсация морального вреда, но он умер, не успев получить ее, взысканная сумма компенсации входит в состав наследственного имущества и может быть получена его наследниками»[6].

Таким образом, присужденная истцу компенсация морального вреда, не полученная им в связи со смертью, входит в состав наследственного имущества и может быть получена наследниками.

Перечень имущественных прав, содержащийся в ст.1112 ГК РФ, которые не входят в состав наследства, не является исчерпывающим. К таким правам и обязанностям относятся право умершего на получение пенсий, пособий по социальному страхованию и иных пособий; права и обязанности, принадлежавшие наследодателю по договору социального найма жилого помещения; права и обязанности сторон по договору поручения и др. Однако это не касается тех сумм, которые были начислены наследодателю, но не были им получены по какой-либо причине. Для таких сумм, а также начисленной, но не полученной заработной платы и приравненных к ней платежей закон устанавливает особый правовой режим. Между тем на практике периодически возникают споры, связанные с начислением наследодателю платежей, которые, в последствии, были получены наследниками:

«Пенсионный фонд Российской Федерации по Волгоградской области, направил иск к АК СБ Российской Федерации в лице Волгоградского отделения СБ Российской Федерации N 8621 (Поволжский банк), г.Волгоград, о взыскании 1925 руб. 59 коп.

Как видно из материалов дела, предметом настоящего иска являются требования отделения о взыскании 1925 руб. 59 коп. убытков, возникших в результате неправомерной, по мнению истца, выдачи сбербанком наследникам умерших пенсионеров Харламовой Е.Ф. и Кравченко Д.Г. пенсий, зачисленных на пенсионные вклады указанных лиц после их смерти. При этом в обосновании заявленного иска отделением указано на нарушение банком условий договора от 13.04.99 г.

Судом установлено, что 13.04.99 г. между отделением, банком и Управлением социальной защиты населения Администрации Волгоградской области был заключен договор, согласно пункту 2.2.6 которого банк при наличии данных о смерти пенсионера обязан был производить зачисление сумм пенсий на счета по вкладам после смерти пенсионера. При наличии сведений о смерти пенсионера не производить выплату суммы пенсии со счета вкладчика наследникам, зачисленную на вклады после смерти вкладчика.

Пунктом 2.2.7 того же договора банк был обязан возвратить на основании письма органа социальной защиты населения суммы пенсий, перечисленные после смерти получателя пенсии, если на момент поступления письма эти суммы не выданы в установленном порядке банком.

Сторонами не оспаривается, что на момент поступления отзывов пенсий названных физических лиц, пенсии были зачислены на вклады последних и выданы их наследникам. Данная выдача денежных средств, находящихся на вкладах физических лиц, судом правильно расценена как не противоречащая положениям ст.209 и главы 44 ГК РФ»[7].

Таким образом, как видно из приведенного примера, на момент поступления отзывов пенсий названных физических лиц, пенсии были зачислены на вклады последних и выданы их наследникам. Данная выдача денежных средств, находящихся на вкладах физических лиц, судом расценена как не противоречащая требованиям гражданского законодательства.

Продолжая рассмотрение состава наследства, отметим, что в его состав не входят личные неимущественные права и иные нематериальные блага, перечень которых определен ст.150 ГК РФ.

Действующее законодательство о наследовании не решает проблему, связанную с отнесением к наследственной массе исключительных прав, а именно личных неимущественных прав автора.

С одной стороны, эти права не передаются, с другой - некоторые из них, в частности право на обнародование произведения, передаваться должны. Более того, п.1 ст.150 ГК РФ устанавливает, что личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя.

Корни данной проблемы заключается в том, что Закон «Об авторском праве и смежных правах»[8] имущественное по своей сути право на обнародование произведения относит к правам неимущественным (как видно, другие неимущественные права автора-наследодателя к наследникам не переходят, следовательно, ими не осуществляются, а лишь защищаются в случае нарушения).

Еще одна важная проблема, сопряженная с составом наследства и не решенная ГК РФ - определение судьбы имущества, права на которое не возникли при жизни наследодателя, хотя наследодатель своими действиями создал условия для возникновения этих прав.

В качестве примера можно привести ситуации, когда наследодатель умер после подачи документов на приватизацию, но до получения документов о праве собственности, а также когда наследодатель-несобственник открыто, добросовестно и непрерывно владел вещью менее срока приобретательной давности. Последняя ситуация урегулирована законом - п.3 ст.234 ГК РФ устанавливает: при применении приобретательной давности давностный срок включает в себя период владения вещью правопредшественником, т.е. (в нашем случае) наследодателем. Первая ситуация законом прямо не урегулирована, но истолкована Пленумом Верховного Суда РФ. Из пункта 8 постановления "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8 "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации"[9] следует, что, если наследодателю не могло быть отказано в приватизации, требования наследников в отношении жилого помещения подлежат удовлетворению[10].

При решении вопроса состава наследственного имущества необходимо учитывать положения семейного законодательства и в частности положения об общей совместной собственности супругов.

Проиллюстрируем примером из практики:

«X. обратился в суд с иском к С. о взыскании суммы долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. Он сослался на то, что заключил с К. договор займа, по которому передал последнему 50 тыс. долларов США с условием возврата 1 сентября 1998 г. В августе 1998 г. заемщик умер, долг истцу возвращен не был. X. просил возложить обязанность по исполнению условий договора на С. как на наследницу по закону.

Решением Магаданского городского суда Магаданской области от 27 июня 2000 г. иск X. удовлетворен: с С. в его пользу взыскано 163 395 руб. 25 коп.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест заместителя Генерального прокурора РФ (внесенный в Судебную коллегию в связи с отсутствием кворума в президиуме Магаданского областного суда), в котором ставился вопрос об отмене указанного решения по мотиву его незаконности, 4 сентября 2001 г. удовлетворила по следующим основаниям.

В соответствии со ст.553 ГК РСФСР наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах действительной стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

В силу ст.546 ГК РСФСР признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства.

В судебном заседании установлено и никем не оспаривалось, что С. приняла наследство после смерти К., обратившись в нотариальную контору с заявлением.

Определяя состав наследственного имущества, суд исходил из того, что оно включает автомобили "Мицубиси-Паджеро", "Ниссан-Датсун", "Ниссан-Санни", доли в уставном капитале ООО "Колыма-ресурс" и общая его стоимость составляет 163 396 руб. 25 коп.

Однако суд не учел следующие обстоятельства дела.

Как видно из материалов дела, К. и С. состояли в браке.

Согласно ст.34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, т.е. независимо от того, на чье имя зарегистрировано имущество, супруги обладают равными на него правами.

Доказательств того, что указанное выше имущество является единоличной собственностью К. (подарено ему и т.д.), X. суду представлено не было.

По утверждению же С., действительная стоимость имущества, перешедшего к ней в порядке наследования, составляет 1/2 часть от 163 396 руб. 25 коп., суд же неправильно определил его стоимость.

Решение суда о необходимости включения в состав наследства всего перечисленного имущества вопреки нормам ст.197 ГПК РСФСР не мотивировано.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и в зависимости от установленных обстоятельств с учетом требований Семейного кодекса Российской Федерации разрешить возникший спор.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Магаданского городского суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции»[11].

Таким образом, при определении состава и стоимости наследственного имущества, должны учитываться положения СК РФ о общей собственности супругов.



[1] Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. - М., 1967. - С.14.

[2] Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И.В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). М.: Проспект, 2002. - С.5.

[3] Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. – 2002. - №8. – с.43.

[4] Гражданское право. Т.3 Учебник. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 2001. - с.524

[5] Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. - М.: ИНФРА-М, 2002.

[6] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - июнь 2003 г. - №6.

[7] Постановление кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 февраля 2003 г. N А12-9884/02-С35

[8] Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" // Ведомости Cъезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 12 августа 1993 г. - №32. - Ст.1242.

[9] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. – М.: Юридическая литература. - 1994 г.

[10] Телюкина М.В. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. – 2002. - №8. – с.49.

[11] Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 сентября 2001 г. "Действительная стоимость наследственного имущества, в пределах которой наследник отвечает по долгам наследодателя, определена судом без учета ст.34 Семейного кодекса Российской Федерации" (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2002 г. - N 3. – с.14.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20