www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Гражданское право, авторское право

Дипломные
Осуществление принципа равенства в гражданском праве
<< Назад    Содержание    Вперед >>
2.1 Правовая регламентация договорных отношений с участием государства

В науке гражданского права признается, что государство является субъектом различных отраслей права, сочетает в себе противоположные свойства: способно выступать не только в качестве властного субъекта, но и на равных началах с другими участниками общественных отношений. Такие свойства проявляются в разных общественных отношениях. В гражданских правоотношениях государство участвует на равных началах с другими лицами.

Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования могут участвовать в регулируемых гражданским законодательством отношениях на равных началах с гражданами и юридическими лицами (ст. 2 и 124 ГК РФ). В приведенном кратком нормативном установлении воплощены три принципиальные идеи, имеющие первостепенное значение для характеристики Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований как участников гражданских правоотношений.

Российская Федерация, каждый субъект РФ и каждое муниципальное образование являются самостоятельными субъектами гражданского права и гражданских правоотношений. Эти лица не образуют какую-либо правосубъектную систему гражданского права и действуют от собственного имени. Российская Федерация с юридической точки зрения в той же мере обособлена от субъектов РФ и муниципальных образований, в какой каждое из данных лиц обособлено от любого другого лица.

Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования представляют собой вид субъектов гражданского права, наряду с гражданами и юридическими лицами. Такой вывод подтверждается только тем обстоятельством, что в ГК РФ в подразделе «Лица» Российской Федерации, субъектам РФ и муниципальным образованиям, так же как гражданам и юридическим лицам, посвящена специальная глава. Однако на деятельность Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований распространено действие норм о юридических лицах (п. 2 ст. 124 ГК РФ). Этот прием законодательной техники в полной мере согласуется с тенденцией унификации правового регулирования имущественных отношений. Аналогичным образом регулируется участие в правоотношениях граждан-предпринимателей (п. 3 ст. 23 ГК РФ).

Специфика Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований при их вступлении в гражданское правоотношение не может привести к нарушению равенства участников этого отношения.

Таковы некоторые исходные положения гражданского законодательства о Российской Федерации, субъектах РФ и муниципальных образованиях. Основополагающие юридические нормы об участии в гражданских правоотношениях Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований не оставляют места для проявления этими лицами ни суверенитета, ни публичной власти. Другими словами, ни один субъект гражданского права не обладает сущностными признаками государства. Если даже предположить, что государство вступает в гражданские правоотношения, то это вступление сопровождается утратой возможности проявлять публичную власть в таких отношениях[1].

Общие положения гражданского законодательства о лицах не позволяют вести речь о государстве как о субъекте гражданского права. В гражданских правоотношениях участвуют не Российская Федерация и субъекты РФ как публично-властные организации, не города, районы, села как организации, способствующие выражению власти народа. Субъектами гражданского права являются одноименные лица, обладающие гражданской правоспособностью. Единство наименования различных субъектов права свидетельствует об их тесной функционально-правовой связи.

Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями в гражданском праве именуются не государства, не какие-либо иные публично-властные организации, а организации, объединения людей, публичной властью не обладающие, наделенные имуществом на праве собственности и гражданской правосубъектностью. Эти организации можно обозначить общим для них термином — хозяйственные публичные (публично-хозяйственные) организации. Российская Федерация и другие хозяйственные публичные организации — это юридические лица, созданные населением соответствующей территории - России в целом, республики, края, области, города, района и т.п. с целью обеспечения благоприятных материальных, организационных и прочих условий для удовлетворения общественных интересов, достижения общеполезных целей, посредством участия в гражданских, иных имущественных и неимущественных правоотношениях.

Хозяйственные публичные организации созданы не государством, не действующими в обществе публично-властными организациями, а членами общества. Несмотря на то, что публично-властные и хозяйственные публичные организации созданы членами одного и того же общества, результаты объединения людей различны, как различны цели объединения.

Тождество лиц, принимающих публично-властные и хозяйственные решения, не означает тождество субъектов права, действующих через этих лиц. Основания, порядок принятия таких решений и существо принимаемых решений различны. Председатель Правительства РФ и глава администрации субъекта РФ принимают как публично-властные, так и хозяйственные решения, выражая при этом в одном случае волю соответствующей публично-властной организации, в другом случае — хозяйственной публичной организации.

Четкое разграничение правосубъектности государства и хозяйственной публичной организации следует рассматривать как одно из проявлений народного (национального) суверенитета. Провозглашение в качестве основы конституционного строя равного признания и равной защиты всех форм собственности неминуемо должно отразиться и на положении государства как участника общественных отношений. Осуществляя право собственности, государство не могло бы использовать публичную власть и ссылаться на свой суверенитет, поскольку ни того, ни другого нет у остальных собственников. Иными словами, государство было бы не вправе оставаться самим собой в отношениях собственности во всем их многообразии. Данное обстоятельство способствует юридическому, а затем, если потребуется, организационному разграничению государства и хозяйственных публичных организаций.

Хозяйственные публичные организации — это результат персонификации тех же самых объединений, которые образуют основу для выделения таких субъектов права, как государство и другие публично-властные организации[2].

Свою позицию по данному вопросу занял и Конституционный Суд РФ: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования участвуют в гражданских правоотношениях как субъекты со специальной правоспособностью, которая в силу их особой природы не совпадает с правоспособностью других субъектов гражданского права — граждан и юридических лиц, преследующих частные интересы. Позиция Конституционного Суда РФ по данному вопросу выражена в определении отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации Федерального Собрания о проверке конституционности Федерального закона «О переводном и простом векселе»[3].

В соответствии со ст. 124 ГК РФ к хозяйственным публичным организациям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством. Согласно ст. 49 ГК РФ «Правоспособность юридического лица» юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям его деятельности. Исключение из этого правила предусмотрено лишь для коммерческих организаций, к числу которых хозяйственные публичные организации не могут быть отнесены, поскольку созданы не для извлечения прибыли. Зависимость содержания правоспособности от цели деятельности лица (принцип специальной правоспособности) не следует исключать применительно к хозяйственным публичным организациям, которые участвуют в хозяйственном обороте от имени государства. Для такого исключения нет никаких оснований.

Важнейшим элементом гражданской правоспособности хозяйственных публичных организаций является способность иметь имущество на праве собственности, которое может выступать объектом договорных отношений. Правовое регулирование отношений государственной и муниципальной собственности (определение их субъектов, объектов и содержания) производится в рамках гражданского права (ст. 209, 212, 214, 215 ГК РФ). В современном законодательстве не усматривается ни одного из тех оснований, которые прежде позволяли относить право государственной собственности к числу институтов государственного, а не гражданского права:

· отношения государственной собственности не определяют экономическую основу общества;

· в силу закрепленного Конституцией РФ равенства всех форм собственности реализация права собственности также не может выражаться в актах государственной власти;

· публичные организации в отличие от Советского государства непосредственно и активно занимаются хозяйственной деятельностью[4].

Чтобы представить, насколько распространено непосредственное участие публичных организаций в хозяйственной деятельности, достаточно упомянуть создание ими акционерных обществ как единолично, так и по договору с другими лицами, заключение договоров аренды, договоров с коммерческими организациями по поводу использования и содержания неприватизированных социально важных объектов, передачу в доверительное управление акций и иного имущества.

Положение Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований во многих имущественных правоотношениях резко отличается от правового положения других участников этих же отношений. Отличие выражается в установлении субординации между участниками, когда хозяйственные публичные организации приобретают некоторые преимущества перед другими лицами, обладают возможностью требовать от них определенного поведения. Другими словами, не обладая государственной властью, хозяйственные публичные организации действуют все же в качестве властных субъектов. Данный феномен можно объяснить тем, что в отношениях неравенства, власти и подчинения, одним словом, — публичных правоотношениях, вовсе не обязательно должен участвовать субъект, обладающий государственной властью, государство. Для характеристики правоотношения в качестве публично- или частноправового важна не личность его участников, а метод правового регулирования. При таком подходе наличие имущественных отношений неравенства с участием Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований не может служить подтверждением участия государства или иных публично-властных организаций в этих отношениях.

Статьей 1 ГК РФ предусмотрено, что гражданское законодательство основано на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты и т. п. Эти права и свободы не только являются основой гражданского законодательства, но и закреплены в Конституции РФ в качестве прав и свобод человека и гражданина. В соответствии с Конституцией РФ наличие прав и свобод у каждого субъекта является исходной моделью общественных отношений. Данный вывод основан на содержании ст. 55 Конституции РФ, которой допускается ограничение прав и свобод в строго определенных целях, в установленном порядке. Отсутствие ограничительных норм или нарушение

В качестве примера можно назвать предоставленную законом гражданину или организации возможность требовать заключения договора в обязательном порядке, в частности, такого договора, как договор розничной купли-продажи. В правовом регулировании отношений розничной купли-продажи мы наблюдаем сочетание частноправового и публично-правового методов. Наделение гражданина некоторой принудительной властью над продавцом вряд ли можно объяснить, оставаясь на позициях чистого частноправового характера договорных отношений розничной купли-продажи[5].

Применительно к имущественным отношениям данное Конституцией РФ исходное состояние субъектов закреплено и уточнено в нормах гражданского права, в частности в нормах ГК РФ (ст. 1, 212, 421 и др.). Поэтому можно утверждать, что гражданско-правовая модель регулирования имущественных отношений уже на отраслевом, максимально приближенном к практике уровне является базовой, а равенство участников имущественных отношений — их исходное состояние.

Неравенство в правовом отношении может быть только результатом ограничения прав одного из участников данного отношения. Власть, право на принуждение, у одного субъекта появляется в результате ограничения прав другого субъекта. Властные имущественные отношения — это отношения с нарушенным исходным равенством субъектов. Такие отношения не могут появиться, минуя процедуру и условия ограничения прав, предусмотренные, в первую очередь, Конституцией РФ (ст. 55), и воспроизведенные в ст. 1 ГК РФ. Права могут быть ограничены только федеральным законом и только в определенных целях: защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства. Доказательством ограничения сферы действия норм гражданского права, ограничения прав и свобод не может быть ни объект правоотношений, ни их субъектный состав. Таким доказательством может быть либо вполне конкретное предписание законодателя не применять к конкретному виду отношений конкретную гражданско-правовую норму, либо столь же конкретное предписание применять норму иного содержания по сравнению с гражданско-правовой нормой.

Как бы часто хозяйственные публичные организации ни приобретали власть над другими участниками имущественных отношений, она не становится их сущностным постоянным признаком, а хозяйственные публичные организации не становятся государством. Наличие публичной власти в широком смысле этого слова не выделяет хозяйственные публичные организации в системе субъектов права, не позволяет противопоставить их другим лицам, поскольку эту же власть, по тем же основаниям, в том же порядке может приобрести любое другое лицо[6].

В Конституции РФ и ГК РФ закреплен принцип равного признания и равной защиты всех форм собственности. Однако нельзя связывать действие данного принципа лишь с гражданско-правовым регулированием. Указанный принцип должен быть положен в основу создания законодательства любой отраслевой принадлежности. В этом смысле публичная собственность не может быть противопоставлена частной ни в сфере налогообложения, ни в процессе приватизации, ни в каких бы то ни было других случаях. Данное обстоятельство служит еще одним подтверждением отсутствия принципиальных различий в правосубъектности хозяйственных публичных организаций и всех прочих участников общественных отношений.

Принцип равного признания и защиты всех форм собственности в гражданско-правовом (частноправовом) значении можно понимать как равенство собственников во владении, пользовании и распоряжении своим имуществом, в отношениях между собой, если отсутствуют обоснованные предписания законодателя, нарушающие это равенство.

В соответствии со ст. 125 ГК РФ от имени хозяйственных публичных организаций своими действиями могут приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти и органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Таков общий порядок участия хозяйственных публичных организаций, представляющих интересы государства в отношениях, регулируемых гражданским законодательством.

Таким образом, государство как участник гражданско-правовых отношений обладает тем же комплексом прав и обязанностей, что и другие субъекты экономической деятельности. Однако, в данном случае принцип равенства ограничен на публично-правовом уровне. Такое ограничение вызвано особенностью правового положения государства как публичного образования. Данная особенность будет рассмотрена применительно к договорным отношениям в следующем параграфе.

Воля хозяйственной публичной организации выражается в договорах, односторонних сделках и т.д.

Совершение сделок и других гражданско-правовых актов хозяйственной публичной организацией нередко сочетается с принятием властно-политических решений соответствующей публично-властной организацией.

В тех случаях, когда административный акт становится основанием или одним из оснований гражданского правоотношения, можно говорить, что гражданскому правоотношению предшествует административно-правовое отношение. С таким административным актом, как акт государственной регистрации закон связывает возникновение права собственности на приобретенное по договору купли-продажи жилое помещение. Гражданско-правовым отношениям собственности из договора купли-продажи жилого помещения предшествуют в том числе административные правоотношения между продавцом и покупателем, с одной стороны, и учреждением юстиции, — с другой стороны[7].

Важно различать административные акты и сделки. Но в таких случаях неизбежно возникает вопрос об отраслевой принадлежности отношений, в которых совершаются указанные действия. Найти ответ на этот вопрос не всегда легко в условиях противоречивости действующего законодательства и правоприменительной практики. Достаточно указать на несоответствие Конституции РФ, п. 3 ст. 2 ГК РФ некоторых разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8[8]. Гражданское законодательство не регулирует имущественные отношения, основанные на властном подчинении одной стороны другой. Именно этот признак (метод правового регулирования) по ГК РФ является основным для решения вопроса о применении норм гражданского законодательства. В разъяснении высших судебных инстанций (п. 2 Постановления) данный признак вообще не упоминается, а все российское право представлено в расчлененном на отрасли виде, как будто бы вопроса о границах действия отраслей не существует. Пунктом 2 Постановления установлено: в случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

Хозяйственные публичные организации признаются лицами гражданского права, участвующими в имущественных отношениях на равных началах с гражданами и юридическими лицами, следовательно, они способны заключать гражданско-правовые договоры и совершать односторонние сделки (глава 5 ГК). Такие лица, как Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования, известны и публичному праву, являются носителями публичной власти (публично-властные организации).

В законодательстве форма решений уполномоченных органов не дифференцирована в зависимости от того, участниками каких правоотношений становятся Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования, действуя через эти органы. Нужно всегда быть готовым к тому, что указ Президента РФ, распоряжение министерства или акт какого-либо иного органа окажется по своему содержанию, в той или иной части, офертой, акцептом или иной односторонней сделкой, т. е. действием, направленным на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ).

Например, Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2001 г. № 490 утверждено Положение «О передаче религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения»[9]. Положением предусмотрено, что безвозмездная передача религиозным организациям имущества в собственность осуществляется Минимуществом РФ на основании решения Правительства РФ после письменного обращения религиозной организации. Имущество религиозного назначения передается религиозным организациям в собственность «для использования его в функциональных целях». Другими словами, право собственности религиозных организаций на полученное таким образом имущество ограничено. Кроме того, полученное имущество религиозная организация вправе использовать только в соответствии с целями деятельности, которые определены се уставом. В данном случае о каких-либо отношениях власти и подчинения говорить не приходится. Религиозная организация свободна в решении вопроса: обращаться с просьбой о передаче имущества или не обращаться. Российская Федерация как собственник свободна в решении вопроса, передавать или не передавать имущество. В Положении воспроизведена модель отношений дарения, причем той их разновидности, которая именуется пожертвованием (ст. 582 ГК РФ). Обращение религиозной организации — это оферта, а решение Правительства (например, постановление) — акцепт. Российская Федерация может требовать отмены пожертвования, если имущество используется не в функциональных целях, или не в соответствии с целями деятельности религиозной организации, определенными ее уставом, или обращение одаряемого с подаренной вещью создает угрозу ее безвозвратной утраты. Заметим, что в самом Положении вопрос об отмене состоявшейся передачи имущества не решен, что делает весьма важным вывод о гражданско-правовой природе отношений, о применении к ним норм главы 32 ГК РФ.

Анализ действующего законодательства позволяет предположить, что даже некоторые федеральные законы по своему содержанию являются сделками. Так, например, ст. 7.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях»[10] предусмотрено, что государственная корпорация создается на основании федерального закона. Из этого следует, что федеральный закон, принимаемый в отношении конкретной корпорации, выполняет одновременно функции решения о создании корпорации и ее учредительного документа. Российская Федерация при создании юридических лиц действующая обычно через Президента, Правительство и министерства, в случае создания государственной корпорации выражает свою волю в соответствующем федеральном законе, а не в указе, постановлении или распоряжении. Значение федерального закона о создании конкретной государственной корпорации будет принципиально таким же, какое имеет учредительный договор о создании хозяйственного общества или постановление администрации города о создании муниципального учреждения.

Решение о предоставлении земельного участка — это такой же акт уполномоченного органа, например органа муниципального образования, как и решение о создании унитарного предприятия и о закреплении за ним имущества. Все эти решения в одинаковой мере могут быть отнесены к сделкам с той лишь разницей, что решение о предоставлении земельного участка на праве постоянного (бессрочного) пользования может быть признано акцептом (оферта здесь — заявление будущего землепользователя) и влечет заключение договора путем обмена документами.

В ст. 8 ГК РФ, дающей перечень оснований возникновения гражданских прав, акты органов названы вслед за сделками, отдельно от сделок. Внешне все выглядит так, как будто акт органа не может быть сделкой, а сделка не может быть актом органа. Все же противопоставление сделок актам органов на основании ст. 8 ГК РФ можно допустить лишь при том условии, что классификация юридических фактов, предложенная законодателем в ст. 8 ГК РФ, является идеальной. Но легальная классификация небезупречна. Вслед за актами органов в ст. 8 ГК РФ названы судебные решения. В тексте закона они в той же мере обособлены от актов органов, как и сделки. Значит и решение суда не акт органа. Следовательно, либо суд не государственный орган, либо его решение не акт. Однако вполне очевидно, что решение суда — это акт государственного органа, акт правосудия, юрисдикционный акт. В решении суда проявляется воля Российской Федерации (публично-властной организации) в той же мере, в какой она может проявиться в указе Президента, постановлении Правительства.

Проблема в том, что в ст. 8 ГК РФ допущено смешение юридических фактов, разделяемых на виды не по одному, а, как минимум, по двум основаниям. Акты органов Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований следует противопоставлять актам иных лиц (граждан и организаций), но не сделкам, поскольку к сделкам способны и публичные собственники, действующие через свои органы. Сделкам могут быть противопоставлены лишь некоторые акты органов Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований, а именно административные акты и судебные решения[11].

В ГК РФ напрямую регламентирован порядок заключения и исполнения договоров, в которых в качестве субъекта могут выступать государственные и муниципальные органы.

ГК РФ регулирует отношения, связанные с поставкой товаров для государственных нужд, как один из видов купли - продажи. Выступая в качестве покупателя товаров, необходимых для удовлетворения потребностей государства (Российской Федерации и субъектов Российской Федерации), государство действует как участник гражданско-правовых отношений. В подобных случаях в целях регулирования указанных правоотношений подлежат применению нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей таких субъектов гражданского права, как Российская Федерация и субъекты Российской Федерации (ст. 124 ГК).

Основная цель норм, регламентирующих отношения по поставкам товаров для государственных нужд (§ 4 гл. 30 ГК), состоит в установлении специальных правил, которые учитывают особенности данных правоотношений, вызванные участием в них такого своеобразного субъекта гражданского права, как государство[12].

Правовое регулирование договора поставки для государственных нужд отличается двумя характерными особенностями. Во-первых, к отношениям по поставке товаров для государственных нужд субсидиарно применяются сначала нормы о договоре поставки товаров (§ 3 гл. 30 ГК), а затем (при отсутствии соответствующих специальных правил) общие положения о купле - продаже (§ 1 гл. 30 ГК). Во-вторых, отношения по поставке товаров для государственных нужд в приоритетном перед нормами о договоре поставки и общими положениями о купле - продаже порядке регулируются специальными законами о поставке товаров для государственных нужд (п. 2 ст. 525 ГК).

В настоящее время действует несколько федеральных законов, регламентирующих поставки товаров для государственных нужд, которые подлежат применению в части, не противоречащей нормам, содержащимся в § 4 гл. 30 ГК. К их числу относятся следующие акты: Федеральный закон «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» от 13 декабря 1994 г.[13], действие которого распространяется на отношения по поставкам товаров для федеральных нужд; Федеральный закон «О государственном материальном резерве» от 29 декабря 1994 г.[14], регулирующий отношения, связанные с поставками товаров для создания и поддержания государственных материальных резервов; Федеральный закон «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» от 2 декабря 1994 г.[15], которым регламентируются отношения по закупкам и поставкам сельскохозяйственной продукции и продовольствия, причем как для федеральных, так и региональных государственных нужд; Федеральный закон «О государственном оборонном заказе» от 27 декабря 1995 г.[16]

Указанные Федеральные законы подробным образом регулируют порядок определения собственно государственных нужд, т.е. потребностей Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в тех или иных товарах, работах или услугах, и доведения их до организаций - исполнителей. Вместе с тем эти законы не регулируют надлежащим образом порядок заключения государственных контрактов и их исполнения, оставляют без внимания вопросы формирования оптимальной структуры договорных связей, юридические механизмы, позволяющие довести исполнение заказов для государственных нужд до конкретных потребителей товаров, работ или услуг. Этот серьезнейший пробел призваны заполнить нормы, содержащиеся в ГК РФ.

Поставка товаров для государственных нужд должна осуществляться на основе государственного контракта на поставку товаров для государственных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним договоров поставки товаров для государственных нужд между организациями - исполнителями заказа для государственных нужд и потребителями выпускаемых товаров (п. 1 ст. 525 ГК).

При поставке товаров для государственных нужд могут использоваться как простая, так и сложная структуры договорных связей. В первом случае поставка осуществляется поставщиком (исполнителем) в соответствии с условиями государственного контракта на поставку товаров для государственных нужд непосредственно государственному заказчику либо указанным им получателям без заключения с последними поставщиком (исполнителем) каких-либо договоров на поставку товаров для государственных нужд.

Во втором случае (при сложной структуре договорных связей) государственным контрактом на поставку товаров для государственных нужд предусматривается прикрепление государственным заказчиком поставщика - исполнителя к конкретным покупателям для заключения с ними договоров поставки товаров для государственных нужд на основании извещения о прикреплении, выдаваемого заказчиком. При заключении таких договоров между поставщиком - исполнителем и покупателями согласовываются условия о количестве и качестве товаров, порядке их доставки и принятия покупателем и т.п.

Другим прямо установленным ГК РФ случаем участия государства и муниципальных образований в договорных отношениях является государственный контракт на выполнение подрядных работ для государственных нужд.

Подобно своему корреляту - включенному в главу «купля-продажа» параграфу «Поставка товаров для государственных нужд» гл. 37 - параграф «Подрядные работы для государственных нужд» также предварил определение соответствующей конструкции указанием на основные признаки складывающихся в подобных случаях отношений.

Таких особенностей, следуя за ст. 763 ГК, с которой начинается параграф 5 «Подрядные работы для государственных нужд», можно назвать три. Первая - назначение. Речь идет о специальном назначении соответствующих отношений. Под ним имеется в виду выполнение работ, призванных удовлетворить потребности Российской Федерации или субъекта Российской Федерации. Вторая - специальные денежные источники, которые обеспечивают достижение указанного результата (подразумевается финансирование работ за счет бюджета и внебюджетных средств). Третья - специальная правовая основа соответствующих отношений. Это - договор, носящий название государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд.

Указанные особенности, трансформировавшиеся в признаки государственного контракта на выполнение подрядных работ для государственных нужд, закреплены в легальном его определении. Содержащееся в той же статье 763 ГК (п. 2), с которой начинается § 5 гл. 37 ГК, оно предусматривает: по государственному контракту на выполнение подрядных работ для государственных нужд подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие, связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера, работы и передать их государственному заказчику, а государственный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить или обеспечить их оплату.

Смысл включения в ГК параграфа 5 состоит в том, что для достаточно четко обозначенной области отношений, связанной с удовлетворением общих для государства как такового потребностей, создается особый правовой режим[17]. В самом общем виде преследуемая в этом случае законодателем цель состоит в оптимальном сочетании специальных гарантий как для одной, так и для другой стороны договора. В этом выражаются, прямо или косвенно, присущие соответствующим отношениям определенные публичные начала.

Государственный контракт как таковой не составляет особой разновидности подряда. Соответствующие отношения могут быть, как подчеркнуто уже в п. 1 ст. 763 ГК, построены по модели договора строительного подряда и (или) договора на выполнение проектных и изыскательских работ. Еще одна возможная модель - смешанный договор, при этом с включением в его состав, наряду с указанными двумя или одним из них, и таких договоров, как, например, договоры возмездного оказания услуг, которые вообще находятся за пределами подряда. Кроме того, государственный контракт на выполнение подрядных работ для государственных нужд может использоваться иногда, к тому же целиком, для отношений, лишь сходных с подрядом. Речь идет об отношениях, урегулированных гл. 38 ГК («Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ») и гл. 39 («Возмездное оказание услуг»).

Таким образом, можно сделать вывод, что участие государства в договорных отношениях может осуществляться как на основе актов частного права, так и на основе актов публичного права, которые по своему существу являются частью частно-правовых договорных отношений. Участвуя в договорных отношениях, в конечном итоге, государство пользуется такими же правами как другие субъекты договорных правоотношений. В отношении государства как субъекта договорных отношений также действует принцип равенства участников гражданских правоотношениях. Однако, если некоторые нормативные акты расценивать как сделки, то в данном случае принцип равноправия нарушается, т.к. оспаривание условий сделки в порядке искового производства в данном случае невозможно, и для защиты нарушенных прав участников гражданского оборота необходимо оспаривать законность самого нормативного акта. В следующем параграфе будут рассмотрены вопросы имущественной ответственности государства по гражданско-правовым договорам.



[1] Публичные и частные начала в гражданско-правовом регулировании отношений государственной собственности. Дис. ... канд. юрид. наук / Голубцов В.Г. - Пермь, 1999.

[2] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. Монография / Пятков Д.В. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 29.

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 1997 г. N 139-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Совета Федерации о проверке конституционности Федерального закона «О переводном и простом векселе» // СПС «Консультант-Плюс»

[4] Конституционные принципы рыночной экономики. (Развитие основ гражданского права в решениях Конституционного Суда Российской Федерации) / Гаджиев Г.А. - М.: Юристъ, 2004. С. 147.

[5] Принцип равенства как общеправовой принцип российского права. Дис. ... канд. юрид. наук / Чернов К.А. - Самара, 2003. С. 119.

[6] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. Монография / Пятков Д.В. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 36.

[7] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. Монография / Пятков Д.В. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 43.

[8] Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // «Российска газета» от 10, 13 августа 1996 г.

[9] Постановление Правительства РФ от 30 июня 2001 г. N 490 «О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения» (с изм. и доп. от 3 октября 2002 г., 8 августа 2003 г., 1 февраля 2005 г.) // «Российская газета» от 11 июля 2001 г.

[10] Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (с изм. и доп. от 26 ноября 1998 г., 8 июля 1999 г., 21 марта, 28 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 10 января, 2 февраля, 3 ноября, 30 декабря 2006 г., 2 марта, 17 мая 2007 г.) // «Российская газета» от 24 января 1996 г.

[11] Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. Монография / Пятков Д.В. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 84.

[12] Договорное право. Договоры о передаче имущества. Кн. 2 / Брагинский М.И., Витрянский В.В. - М.: Статут, 2006. С. 243.

[13] Федеральный закон от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» (с изм. и доп. от 19 июня 1995 г., 17 марта 1997 г., 6 мая 1999 г., 22 августа 2004 г., 2 февраля 2006 г.) // «Российская газета» от 21 декабря 1994 г.

[14] Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» (с изм. и доп. от 17 марта 1997 г., 12 февраля 1998 г., 30 декабря 2001 г., 24, 31 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа, 2 ноября 2004 г., 2 февраля 2006 г.) // «Российская газета» от 17 января 1995 г.

[15] Федеральный закон от 2 декабря 1994 г. N 53-ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» (с изм. и доп. от 10 января 2003 г., 2 февраля 2006 г.) // «Российская газета» от 15 декабря 1994 г.

[16] Федеральный закон от 27 декабря 1995 г. N 213-ФЗ «О государственном оборонном заказе» (с изм. и доп. от 26 февраля 1997 г., 6 мая 1999 г., 2 февраля 2006 г.) // «Российская газета» от 4 января 1996 г.

[17] Договорное право: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Кн. 3 / Брагинский М.И., Витрянский В.В.. - Изд. испр. и доп. - М.: Статут, 2003. С. 315.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20