www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Налоговые преступления
<< Назад    Содержание    Вперед >>
3.9. Неоднократность налоговых преступлений

Согласно ст. 16 УК РФ, неоднократным признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ. Совершение же двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями Кодекса, может признаваться неоднократным в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.

Отграничить неоднократное преступление от единого, но многоэпизодного (продолжаемого) порой не так просто. Для иллюстрации рассмотрим распространенные в следственной и судебной практике ситуации.

В течение нескольких минут, зайдя в пустую учительскую, Сугробов похитил из сумочек трех преподавательниц по 500 рублей. Хотя вред был причинен собственности не одного, а трех человек (т.е. пострадало несколько непосредственных объектов), хищение не было признано неоднократным, и Сугробова осудили за единое хищение в сумме 1500 руб.

При этом было принято во внимание, что в соответствии с устоявшейся судебной практикой одновременная кража у нескольких потерпевших не требует вменения квалифицирующего признака неоднократности. Применительно к данному случаю следствие руководствовалось п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности", согласно которому "как хищение в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение нескольких хищений чужого имущества если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах"[1].

Глава местной администрации Ястребов одновременно получил от трех арендаторов по 500 долларов США в качестве взятки за предоставление каждому из них нежилого помещения. Он был осужден за неоднократное преступление (т.е. ему вменили получение трех взяток по 500 долларов США, а не одной в сумме 1500 долларов США).

Дело в том, что в соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 3 "О судебной практике по делам о взяточничестве" "одновременное получение должностным лицом взятки от нескольких лиц, если в интересах каждого взяткодателя совершается отдельное действие, следует квалифицировать как преступление, совершенное неоднократно"[2].

Таким образом, схожие, на первый взгляд, ситуации Пленум расценивает по-разному. Получается, что, в частности, единовременность совершения нескольких преступных действий, вопреки разъяснению ряда комментаторов Уголовного кодекса РФ, соглашающихся с описанной судебной практикой по делам о хищениях, не может служить критерием для разграничения продолжаемого и неоднократного преступления. Но каковы же эти критерии?

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции постановления Пленума Верховного Суда N 1 от 14 марта 1963 г.) "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (п. 2 и 5) определяет, что продолжаемыми являются такие преступления, которые складываются из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом - момент совершения последнего преступного действия.

Значит, критериями для отнесения многоэпизодного деяния к числу продолжаемых преступлений являются: сходность способов действия (в рассматриваемой ситуации уклонения от налогов) и единство цели (которая заключается в желании не платить налоги в максимально крупном размере).

Теперь понятно, почему Фокин не был привлечен к уголовной ответственности, а Сысуев и Бабушкин были. Следователь счел способы уклонения последних от уплаты налогов сходными, а неуплату нескольких налогов (видов налогов за один период либо налога одного вида за разные периоды) подчиненными единому умыслу виновных. Именно поэтому неуплаченные налоги он суммировал, что дало возможность установить уклонение в сумме, превышающей крупный размер.

В ситуации же с Фокиным деяние не было признано единым продолжаемым, и размер неуплаты ни в одном самостоятельно квалифицируемом случае не превысил установленной законодателем планки. Поэтому следователь рассудил: поскольку по каждому из вменяемых Фокину эпизодов неуплаты налогов и страховых взносов соответствующая неуплата не превысила крупный размер, а складывать суммы долга казне нельзя ввиду признания деяния неоднократным, а не продолжаемым, состав налогового преступления отсутствует.

Из сказанного следует еще один важный вывод: в случае признания конкретного преступного деяния продолжаемым при исчислении размера уклонения следует складывать суммы неуплаты не только по различным, но и по одному и тому же виду налога (например, суммы неуплаченного НДС за год при том, что этот налог должен уплачиваться помесячно или ежеквартально)[3]

У следствия возникают проблемы и в связи с изменением "рублевого" наполнения МРОТ.

Гражданин Расписный уклонился от уплаты подоходного налога в сумме, превышающей 200 МРОТ на момент наступления предусмотренного законодательством срока уплаты налога (15 июля). Однако затем в результате увеличения минимального размера оплаты труда фактически неуплаченный им налог уже не достигал 200 МРОТ. Расписный заявил ходатайство о прекращении в отношении него уголовного дела за отсутствием состава преступления, т.е. по основанию, полностью его реабилитирующему. Однако следователь в удовлетворении ходатайства отказал, предложив Расписному иное основание прекращения дела вследствие изменения обстановки. Посоветовавшись со своим адвокатом, Расписный с таким предложением согласился.

Два названных основания для прекращения уголовного дела за отсутствием состава преступления п.2 ст. 24 УПК РФ (п. 2 ст. 5 УПК РСФСР на момент рассмотрения дела) и вследствие изменения обстановки ст. 26 УПК РФ (ст. 6 УПК РСФСР на момент рассмотрения дела) - схожи только на первый взгляд. На самом деле, как отметил Конституционный Суд РФ, признавая ст. 6 УПК РСФСР соответствующей Конституции, "прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки хотя и предполагает освобождение лица от уголовной ответственности и наказания, но расценивается правоприменительной практикой как основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и поэтому решение о прекращении дела не влечет за собой реабилитации лица (признания его невиновным), то есть вопрос о его виновности остается открытым"[4]

Предусмотренный ст. 26 УПК РФ "нереабилитирующий" характер оснований для прекращения преследования выражается, в частности, в том, что на основании такого решения лицо, в отношении которого дело прекращается, может лишиться работы (возможны и иные негативные последствия). Понятно, что в каждом случае, схожем с приведенным, для лица, в отношении которого расследуется дело, очень существенно, какое будет выбрано основание для прекращения преследования.

Итак, позиция Расписного основывалась на том, что на момент расследования уголовного дела содеянное им уже не образовывало состава преступления. Ведь размер суммы, которая ему вменялась как сумма уклонения, к этому времени уже не составлял 200 МРОТ. Поэтому, писал в ходатайстве обвиняемый, его действия более не считаются преступными, и дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям.

В постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства Расписного следователь привел следующие контраргументы. Он указал, что содеянное данным гражданином как считалось, так и продолжает считаться преступным в силу положений ст. 9 УК РФ о том, что "преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния". Что же касается уменьшения суммы фактически неуплаченного налога по сравнению с минимальным размером оплаты труда, то это действительно имеет определенное значение для квалификации действий Расписного, но вовсе не в том смысле, что его деяние более не считается преступным. Значение это заключается в том, что с того момента, когда сумма неуплаты перестала превышать крупный размер, определенный в ст. 198 УК РФ, налоговое преступление, являющееся длящимся, прекратилось, т.е. было окончено. С этого момента начал течь срок давности, в течение которого только и возможно привлечь Расписного к уголовной ответственности. А поскольку к моменту вынесения приговора срок давности не истек, Расписного обоснованно осудили по ст. 198 УК РФ.



[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 "О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности"

[2] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 3 "О судебной практике по делам о взяточничестве"

[3] Пастухов И., Яни П. Актуальные вопросы ответственности за налоговые преступления // Российская юстиция. 1999. N 4.

[4] СЗ РФ. 1996. N 45. Ст. 5203.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20