www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Налоговые преступления
<< Назад    Содержание    Вперед >>
5.1. Умышленный характер налоговых преступлений

Уклонение от уплаты налогов- преступление умышленное. В соответствии со ст. 24 УК РФ деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Поскольку в ст. 198 и 199 УК РФ неосторожная форма вины не упоминается, налоговое нарушение, совершенное по неосторожности (например, когда лицо по явной и непростительной невнимательности или небрежности не учло тех или иных положений налогового законодательства), преступлением не признается, однако это не исключает применения налоговых санкций.

Очень важным и практически значимым явился отказ Пленума Верховного Суда РФ от указания в Постановлении N 8 на вид умысла. Такое решение противоречит мнению многих теоретиков уголовного права, которые полагают, что налоговое преступление - "прямоумышленное". Указание на то, что для признания деяния преступным оно должно совершаться только с прямым умыслом, могло повлечь необоснованные отказы следователей и судей от привлечения к уголовной ответственности за налоговые преступления.

Комаров, руководитель коммерческой организации "Юхта Бромель"[1], обвинялся по ст. 199 УК РФ в уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере: по его указанию бухгалтер фирмы внесла в документацию искажения, значительно занизив полученную организацией прибыль. Следователю Комаров заявил, что хотя и пошел на обман налоговых органов, к уголовной ответственности его привлекать, тем не менее, нельзя, поскольку он не преследовал цели неуплаты налогов. Неуплата, утверждал Комаров, была для него дополнительной, второстепенной задачей, тогда как главной целью являлось получение максимально возможной прибыли для развития бизнеса.

Следователь "вошел в ситуацию" и дело в отношении обвиняемого прекратил за отсутствием состава преступления. И лишь после вмешательства прокурора следствие возобновили и дело направили в суд, который вынес обвинительный приговор.

Как же обвиняемый Комаров смог убедить следователя и почему его аргументы не были приняты прокурором и судом?

Согласно точке зрения, приведенной во многих комментариях к УК РФ, большинство экономических преступлений, в том числе налоговые, могут совершаться только с прямым умыслом. Другими словами, уклонение от уплаты налогов может быть расценено как преступное деяние лишь в том случае, если оно совершается с прямым, а не косвенным умыслом. Чем же они отличаются друг от друга?

Как определено в ст. 25 УК РФ, преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Косвенный же умысел подразумевает осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия), предвидение возможности наступления общественно опасных последствий, не желание, но сознательное допущение этих последствий либо безразличное к ним отношение.

Если применить приведенную дефиницию к материальным составам преступлений (т.е. таким, где обязательным элементом являются преступные последствия: при уклонении от уплаты налога - фактическая его неуплата), а именно к обсуждаемому случаю, то разница состоит в том, что при прямом умысле Комаров должен был предвидеть возможность или неизбежность неуплаты в результате представления искаженной документации в налоговые органы неуплаты налога и желать наступления данного последствия. При косвенном же умысле он был бы должен осознавать лишь возможность, но не неизбежность неуплаты, и не желать, а только сознательно допускать указанное последствие либо относится к нему безразлично.

Таким образом, с одной стороны, если по обстоятельствам дела видно, что неизбежная неуплата налога была для руководителя организации очевидна, его отношение к последствиям действий нельзя расценить как косвенный умысел. Однако, с другой стороны, в правовой литературе высказывалась и иная точка зрения, согласно которой в законодательном определении видов умысла сущностным является не интеллектуальный, а волевой элемент. И, стало быть, значимо не то, что лицо предвидит неизбежность либо возможность наступления последствий, а как оно к этому относится с желанием либо только допускает такую вероятность*(7).

И хотя последняя позиция не основана, как представляется, ни на законе, ни на формальной логике, следователь посчитал необходимым принять во внимание доводы Комарова. Прокурор же и суд правильно расценили содеянное руководителем как "прямоумышленное" деяние, поскольку при заведомой неизбежности наступления преступного последствия в виде неуплаты налогов нет оснований говорить об отсутствии у Комарова желания не заплатить налог. Столько же оснований полагать, что может отсутствовать прямой умысел, к примеру, в случае убийства у лица, отрубающего голову жертвы, при том, что главной целью убийцы является не собственно смерть человека, а, скажем, получение наследства или похищение имущества.

В то же время, еще раз подчеркну, Пленум не запретил вменять составы налоговых преступлений при установлении лишь прямого умысла. Умысел преступника теоретически может быть и косвенным.



[1] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20