www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Необходимая оборона (автор: Романов Д.И.)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§1.1. Законодательное и научное определение необходимой обороны в российском уголовном праве

Необходимая оборона – правовой институт уголовного права, который появился вместе с возникновением государства и права и развивался в зависимости от целого ряда условий государственного и социального характера.

Обращаясь к истории института необходимой обороны в российском законодательстве, ученые выделяют следующие этапы его развития[1]:

Первый этап: возникновение института необходимой обороны (XXVII в.в.) На данном этапе происходит зарождение правового института необходимой обороны (первое упоминание о ней встречается в договоре Олега с Византией 911 года). Законодательные памятники этого периода начинают понимать необходимую оборону как право человека на самозащиту. Не допускалось причинение преступнику излишнего вреда, не вызываемого необходимостью предотвратить посягательство. Вместе с тем, институт необходимой обороны еще не получил в это время достаточного развития и имел отдельные черты саморасправы[2].

Второй этап: развитие института необходимой обороны в рамках понимания его как естественного права человека (середина XVII – начало XVIII в.в.). В Соборном уложении 1649 года необходимая оборона получила дальнейшее развитие как правовой институт (расширился круг ее объектов по сравнению с Русской Правдой, правомерной стала считаться защита интересов других лиц). Уложение оставалось на позиции рассмотрения необходимой обороны как естественного права, предоставляя обороняющемуся довольно широкие права, вместе с тем уже достаточно четко отграничивало оборону от мести, не допуская самосуда и излишней жестокости. Условия правомерности необходимой обороны еще не получили в законодательстве этого периода достаточного развития. Так, допуская оборону против насильственных реальных обид, Уложение обошло совершенным молчанием обиды словесные. Тем не менее, уже были выделены особо преступления, посягающие на честь женщин[3].

Третий этап: дальнейшее развитие института необходимой обороны в направлении более четкой регламентации с одновременным ограничением объема реализации этого права (начало XVIII – ХХ в.в.). На данном этапе государство начинает видеть в необходимой обороне посягательство на свои права, попытку ограничения государственной власти, поэтому допускает ее в весьма узких рамках. Так, Воинские Артикулы Петра I, испытавшие на себе влияние немецкой доктрины, значительно ограничили право обороны, понимая ее не как оправдывающее обстоятельство, а как невменяемое, ненаказуемое убийство нападающего. Был резко сужен круг объектов обороны (жизнь и здоровье), причем оборона в Артикулах предстает исключительно в виде самозащиты. Право обороны приобретает субсидиарный характер – она дозволялась только в том случае, если нельзя было избежать посягательства или прибегнуть к помощи начальства. Закон начинает более четко регламентировать условия правомерности необходимой обороны – выдвигаются требования своевременности обороны и соразмерности защиты и нападения[4].

Четвертый этап: начало ХХ века, дореволюционный период. Происходит возврат к пониманию обороны как естественного права. Уголовное уложение 1903 года, подробно регламентируя институт необходимой обороны, рассматривает последнюю как обстоятельство, исключающее не только наказуемость, но и саму преступность деяния. Превышение пределов необходимой обороны, под которым подразумевалась чрезмерность или несвоевременность защиты, влекло за собой наказание только в случаях, особо предусмотренных законом[5].

Пятый этап – советский период. Изменения, коснувшиеся законодательной регламентации необходимой обороны в этот период, достаточно противоречивы. С одной стороны, в первых советских законодательных актах произошел отказ от довольно обстоятельной и подробной формулировки нормы дореволюционного закона. С другой, имели место тенденции к более широкому пониманию необходимой обороны, в частности, к расширению объектов защиты. Впервые в истории уголовного права в них оказались включены интересы государства и общества.

Так, в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 года наличие правомерной необходимой обороны признавалось лишь в причинении насилия над личностью нападающего для защиты своей личности и личности других, если это насилие явилось в данных условиях необходимым средством для отражения нападения или средством защиты от насилия над его личностью или других лиц и если совершенное насилие не превышает меры необходимой обороны. В УК РСФСР 1922 года круг защищаемых при необходимой обороне объектов был расширен за счет «прав обороняющегося» и «прав других лиц». В Основных началах уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик 1924 года круг объектов был расширен за счет интересов государства[6]. В несколько измененной редакции данная норма была воспроизведена в ч.1 ст.13 УК РСФСР 1926 года[7]. Наконец, в Основах уголовного законодательства Союза СССР и союзных республик 1958 года к ним были добавлены интересы общества.

Шагом назад стало понимание в первых законодательных актах этого периода необходимой обороны как обстоятельства, исключающего лишь наказуемость деяния. Впрочем, уже в Основах уголовного законодательства 1958 года такое понимание было устранено и установлено, что действия, предпринятые в состоянии необходимой обороны, не являются преступлением[8].

Шестой этап – постсоветский период, с 1991 года по настоящее время. В рамках концептуального положения о приоритете общечеловеческих ценностей оборона развивается в направлении понимания ее как естественного права человека. На данном этапе право на необходимую оборону находит закрепление в Конституции РФ и уголовном законодательстве как одно из основных субъективных прав человека, из чего вытекает признание его самостоятельного характера. Непосредственно в законе было предусмотрено право гражданина на необходимую оборону независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

В первоначальной редакции ст.37 УК 1996 года звучала так: «1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны…».

Федеральный закон от 14 марта 2002 года «О внесении изменений в ст.37 Уголовного кодекса Российской Федерации» изложил норму о необходимой обороне в новой редакции. В соответствии с частями 1, 2 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. Из формулировки закона следует, что необходимая оборона является, с одной стороны, обстоятельством, исключающим преступность деяния, а с другой - субъективным правом граждан на защиту от посягательства.

Необходимо отметить, что новая редакция ст. 37 УК РФ фактически воспроизводит формулировку ст. 13 УК РСФСР 1960 года (в редакции Федерального закона № 10 от 01.07.1994 года): «Правомерной является защита личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества и государства путем причинения любого вреда посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от нападения, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства»[9].

Однако, по мнению А. Шнитенкова, законодатель был не вполне последователен, внося изменения в статью Закона. «Ему (законодателю – прим. авт.) следовало бы официально определить, какое насилие или угроза его применения являются опасными для жизни. Таким ориентиром может быть примечание к ст. 37 УК, в котором целесообразно указать: «Под насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо угрозой применения такого насилия следует понимать насилие, которое может быть сопряжено с причинением смерти или тяжкого вреда здоровью»[10].

До недавнего времени субъект необходимой обороны находился в ситуации, «когда он не только должен дождаться посягательства, но и определить его направленность (на жизнь или менее ценные блага), характер применяемого насилия, то есть решать те вопросы, которые вызывают трудности даже у специалистов»[11]. Ныне действующая редакция ст. 37 УК РФ предусматривает, что не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (ст. 37 УК РФ в ред. ФЗ № 162-ФЗ от 08.12.2003).

Право на необходимую оборону в равной мере распространяется на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти (часть третья в ред. Федерального закона от 27.07.2006 № 153-ФЗ).

При определении понятия необходимой обороны нужно, во-первых, выяснить природу этого права, а во-вторых, установить связь необходимой обороны с другими институтами права.

Природа права на необходимую оборону трактуется по-разному, но все многообразие объяснений можно в конечном итоге свести к трем подходам, которые можно условно назвать естественно-правовым, социально-политическим и позитивистским.

Естественно-правовая трактовка, восходящая еще к идеям римских юристов, нашла свое отражение в русской дореволюционной правовой мысли. А.Ф. Кони предварил свое замечательное исследование утверждением о том, что «в силу стремления к самосохранению человек старается избежать опасности и принимает все меры к ее отвращению; - он имеет на это право, которое должно быть рассматриваемо как прирожденное».[12] Свое суждение он дополнил философским обоснованием необходимой обороны, в допущении которой «заключается удовлетворение идеи справедливости. Отнять у человека защиту в тех случаях, когда общество ее дать не может, значило бы совершенно уничтожить объективное равенство между людьми».[13] Аналогичный подход можно встретить и в самых современных работах, посвященных этой теме. М.А. Кауфман пишет: «Право на необходимую оборону - это естественное, данное каждому гражданину право. Его естественность состоит в том, что оно не создается государством, но признается и санкционируется им».[14]

Действительно, в основе оборонительных действий лежит присущий каждому индивиду инстинкт самосохранения, поэтому наличие какого-либо запрета на таковые действия, сопряженного даже с самыми суровыми санкциями, будет совершенно бессмысленно. Так как защита понуждается инстинктами самосохранения, родительскими, собственности, альтруизма, стадности, то, по утверждению некоторых авторов, законодателю остается лишь констатировать данный факт, а не вмешиваться в естественные процессы[15]. Однако последовательное проведение естественно-правовой концепции выльется в существенное ограничение права на необходимую оборону, так как эта точка зрения подразумевает направленность на защиту исключительно собственной личности и собственных благ, в то время как закон допускает также защиту других лиц, общественных и государственных интересов.

Узость естественно-правовой трактовки права на необходимую оборону в значительной степени преодолевается в социально-политической парадигме. Именно в системе политических и экономических отношений реализуется правовой статус человека и гражданина. Поэтому государство, используя правовые средства, признает защитную деятельность граждан социально полезной, но ограничивает ее определенными условиями, нарушение которых поставило бы эти отношения под угрозу. Так, В.В. Меркурьев, анализируя природу необходимой обороны, пришел к выводу, что «принципиальное решение вопроса об условиях правомерности необходимой обороны и пределах ее допустимости всегда находилось в прямой зависимости от положения личности в обществе и государстве»[16]. А Н.С. Таганцев утверждает, что «государство, предупреждая посягательство на правоохраняемые интересы, не ограничивается пассивными мерами, оно нередко идет далее и ограничивает свободу предполагаемых нарушителей. По этим соображениям оборона является необходимым дополнением охранительной деятельности государства»[17].

Наконец, позитивистский подход предполагает основание права на необходимую оборону не в инстинктивных свойствах личности и не в публичном интересе, а исключительно в юридических источниках.

В РФ право на необходимую оборону является неотъемлемым атрибутом правового статуса личности. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ сказано, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов является причинение вреда посягающему лицу, которое строго регламентировано уголовным законом. В.В. Меркурьев относит право на необходимую оборону к институту «гражданской самозащиты», базовым принципом которого является вышеприведенная формулировка Основного закона[18]. Аналогичные нормы содержатся в гражданском, а ранее, до введения в действие с 1 июля 2002 года КоАП РФ, содержались и в административном праве. Институт необходимой обороны был предусмотрен ст. 19 КоАП РСФСР 1984 года, однако наличие в Кодексе такой нормы не было практически оправданным. Отличие необходимой обороны в административном праве от аналогичного института в уголовном праве заключалось в том, что степень общественной опасности посягательств, вызывающих право на необходимую оборону, значительно ниже. Такой точки зрения придерживались Н.Д. Дурманов, В.Н. Козак, Н.Г. Шавгулидзе[19]. Однако, многие административные правонарушения, такие, например, как мелкое хулиганство или мелкое хищение, представляют явный вред для общества и должны быть пресечены. Для их пресечения в подавляющем большинстве случаев необходимо причинить такой вред посягающему, который по своим объективным характеристикам будет соответствовать вреду, запрещенному уголовным, а не административным законом (побои, легкий вред здоровью, лишение свободы и др.). Необходимая же оборона по уголовному праву от посягательств, представляющих собой административные правонарушения, не допускается. В ныне действующем КоАП РФ норма о необходимой обороне отсутствует. В результате, пред лицом административно наказуемого посягательства гражданин с правовой точки зрения оказывается фактически беззащитен.

Гражданский кодекс РФ допускает самозащиту как один из способов защиты гражданских прав. Здесь, однако, уместнее говорить не о защите гражданских прав, а о защите от гражданских правонарушений. Право собственности, безусловно, относится к категории гражданских прав, но посягательство на него является уголовно наказуемым и порождает право на необходимую оборону, предусмотренное ст. 37 УК РФ. Для признания вреда, причиненного при самозащите, правомерным необходимо наличие трех условий (согласно ст. 14 ГК РФ). Во-первых, лицо, самостоятельно защищающее свое право, должно являться бесспорным его обладателем. Далее, избранный лицом способ защиты должен быть соразмерен нарушению. И, наконец, этот способ не должен выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. При соблюдении вышеперечисленных условий лицо, причинившее вред в состоянии самозащиты, освобождается от обязанности возмещения убытков. Примером гражданско-правовой самозащиты может служить удержание хранителем переданной ему вещи до уплаты причитающегося вознаграждения.

Таким образом, право на необходимую оборону закономерно вытекает как из самой сущности права, так и из системы правовых норм, определяющих статус личности в российском государстве. Более того, это право коренится в самой природе человека и соответствует базовым ценностям и отношениям современного общества[20]. В этой связи закономерно возникает вопрос о том, можно ли считать необходимую оборону не только правом, но и обязанностью граждан. Подавляющее большинство ученых отвечает на него отрицательно, признавая вместе с тем, что для некоторых категорий граждан необходимая оборона составляет их правовую обязанность[21]. К этим категориям относятся сотрудники органов внутренних дел, военнослужащие, для которых пресечение правонарушений входит в их служебные обязанности. В.И. Ткаченко на этот счет писал: «Осуществление необходимой обороны выступает для граждан обязанностью и тогда, когда посягательство оказывается опасным для жизни лица, подвергшегося нападению, и его пресечение заведомо не было сопряжено с опасностью для этих лиц[22]».

Позиция В.И. Ткаченко, безусловно, была оправданной, поскольку неосуществление обороны в указанном им случае могло квалифицироваться по ст. 127 УК РСФСР как оставление в опасности. В связи с принятием нового УК признаки данного состава изменены. Сейчас мы можем говорить об обязанности осуществления необходимой обороны только в том случае, когда жизни или здоровью лица, в отношении которого другое лицо обязано иметь заботу, угрожает опасность, вызванная посягательством, которое не может быть отражено им самостоятельно, но которое может быть отражено этим другим лицом без риска для собственной жизни[23].

Современный период отмечен ростом преступности: бандитизм, разбои, посягательства на жизнь и здоровье людей, вымогательство, террористические акты приобрели характер национального бедствия. Государство пока лишь разрабатывает программы борьбы с преступностью. Однако отдача оказывается слабой. Часто людям приходится рассчитывать только на самих себя, действовать в состоянии необходимой обороны.

В правовом отношении необходимая оборона - действие, не являющееся преступлением, поскольку здесь отсутствует общественная опасность. Более того, необходимая оборона - действие общественно полезное, так как является одним из способов борьбы с преступностью и защиты неотъемлемых прав человека[24]. Кроме того, необходимая оборона – важное средство предупреждения преступлений, ибо, когда кто-то знает, что ему будет дан отпор, он не всегда станет рисковать. Угроза получить активный отпор, быть убитым или раненым оказывает определенное психическое воздействие на лиц, пытающихся совершить преступление. Такой отпор дополняет возможности государства по обеспечению охраны безопасности жизни, здоровья и собственности граждан, ибо государство не в состоянии предвидеть и предотвратить каждое отдельное правонарушение[25].

Впрочем, не все поддерживают такую точку зрения. Иной позиции придерживаются Н.А. Стручков, И.Э. Звечаровский, А.Н. Берестовой, которые считают, что нормы о необходимой обороне не являются поощрительными, так как они не прибавляют ничего ко всему объему прав людей, не дают им никаких новых благ[26]. По их мнению, действия в состоянии необходимой обороны не влекут за собой положительных уголовно-правовых последствий по сравнению с тем состоянием, в которых субъект находился до совершения названных действий. Они не могут претендовать на роль поощрительных, поскольку не предполагают «сверхисполнение» субъектом своих обязанностей либо достижение им общепризнанного полезного результата. Кроме того, они не предусматривают какого-либо конкретного правового поощрения, закрепленного в праве формы и меры государственного одобрения заслуженного поведения[27].



[1] См., например, Атабаева Т.Ш. Необходимая оборона: теория, законодательство, практика применения. Барнаул: Алтайский государственный университет, 2003. С. 12.

[2] Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. С. 34.

[3] Меркурьев В.В. О праве на необходимую оборону: Исторические и социально-культурные аспекты: Учебное пособие. Владимир, 1999. С. 10.

[4] Атабаева Т.Ш. Указ. соч. С. 13.

[5] Орехов В.В. Указ. соч. С. 37.

[6] Флетчер Дж., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М.: Юристъ, 1998. С. 332.

[7] Ткачевский Ю.М. Институт необходимой обороны // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2003. №1. С.20.

[8] Атабаева Т.Ш. Указ. соч. С. 13.

[9] Собрание законодательства РФ. 04.07.1994. № 10. Ст. 1109.

[10] Шнитенков А. Новая редакция статьи о необходимой обороне требует дополнения // Российская юстиция. 2003. № 2. С. 32.

[11] Гаршин В.Г., Высоцкая Л.Н. Необходимая оборона // Российская юстиция. 2006. №3. С. 18.

[12] Кони А.Ф. О праве необходимой обороны (рассуждение студента Анатолия Кони, написанное для получения степени кандидата по юридическому факультету). М.: Юрид. лит., 1996. С. 3.

[13] Кони А.Ф. Указ. соч. С. 12.

[14] Кауфман М.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. М., 1998. С. 5.

[15] См., например, Меркурьев В.В. Указ. соч. С. 27.

[16] Меркурьев В.В. Необходимая оборона: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Рязань, 1998. C. 11.

[17] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М., 1994. С. 195.

[18] Меркурьев В.В. Необходимая оборона: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Рязань, 1998. C. 12.

[19] Ссылка по: Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М.: Юрид. лит., 1979. С. 26.

[20] Меркурьев В.В. Указ. соч. C. 28.

[21] См. например, Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М., 1979. C. 6.

[22] Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М., 1979. C. 6.

[23] Цветков Ю.А. Необходимая оборона по российскому уголовному праву // СПС КонсультантПлюс. 2002.

[24] Тасаков С. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне // Уголовное право. 2006. № 5. С. 81.

[25] Орехов В.В. Указ. соч. С. 49.

[26] Звечаровский И.Э. Уголовно правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности. Иркутск, 1991. С.46; Берестовой А.Н. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния: Автореф. дис. канд. юрид. наук. СПб, 1999. С. 10.

[27] Орехов В.В. Указ. соч. С. 22.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20