www.allpravo.ru
   Дипломные
Заказать дипломную О коллекции дипломных
Рекомендации по написанию Пополнить коллекцию

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:


Версия для печати

Уголовное право

Дипломные
Необходимая оборона (автор: Романов Д.И.)
<< Назад    Содержание    Вперед >>
§1.3. Признаки необходимой обороны

Ученые выделяют следующие признаки необходимой обороны:

1) с внешней стороны защита выражается в действии;

2) вред должен быть причинен только посягающему;

3) своевременность защиты;

4) цель ответных действий – защита общественных отношений от причинения им вреда;

5) соразмерность защиты[1].

В.И. Ткаченко в качестве первого признака необходимой обороны называет ее основание[2]. Учитывая, что основание необходимой обороны рассмотрено выше, будем принимать во внимание пять указанных признаков.

1. С внешней стороны защита выражается в действии. Бездействие не может пресечь посягательство.

Особенностью защиты является ее активный характер, так как она противопоставляется посягательству и является непременным моментом необходимой обороны. Действия обороняющегося направлены на пресечение общественно опасного посягательства на охраняемые законом интересы, поэтому они должны являться контрнаступлением. Защита заключается в принуждении посягающего лица прекратить посягательство даже путем применения к нему насилия. Таким образом, защита вторгается в сферу охраняемых правом интересов посягающего. Действия же, направленные на парирование ударов, уклонение от них и другие формы пассивной защиты не могут являться необходимой обороной, так как не причиняют вред посягающему, поэтому нельзя согласиться с авторами, которые считают, что правомерная защита при необходимой обороне может выражаться как в активных, так и в пассивных действиях обороняющегося[3].

Профессор И.И. Якубович писал: «если защита выражается в действиях, направленных к отражению удара, то она не является в юридическом смысле необходимой обороной»[4]. Только активная оборона представляет надежную гарантию от предстоящей опасности, так как «оборона, которая сводится только к тому, чтобы отразить удар, не обеспечивает действенной зашиты».

Лишение граждан возможности активно защищаться может привести к ограничению их права на законную защиту, что будет содействовать созданию обстановки безнаказанности для хулиганов, грабителей, насильников и других преступников, что сильно затруднит борьбу с ними, поэтому ст. 37 УК РФ не содержит никаких других ограничительных условий (в том числе невозможность устранения опасности другими средствами, не связанными с причинением вреда), кроме как не превышение пределов необходимой обороны.

К., находясь в квартире, принадлежавшей С., в состоянии алкогольного опьянения из личной неприязни в ссоре вырвала из рук С. кухонный нож и, обороняясь, нанесла ему удар в грудь, от чего С. скончался на месте. Признавая К. виновной в совершении убийства, суд в приговоре констатировал, что она, увидев в руках С. нож, могла реально опасаться за свою жизнь, однако, вырвав из его рук нож, К. не попыталась покинуть квартиру или предотвратить конфликт иным путем, менее опасным для жизни С., а ненавидя потерпевшего, сознательно допуская возможность причинения смерти, нанесла ему со значительной силой удар ножом в грудь. Таким образом, одним из условий, в силу которого суд признал К. виновной в совершении данного преступления, являлось то обстоятельство, что она, имея возможность оставить место происшествия бегством, не сделала этого.

Президиум областного суда отменил приговор, признав действия К. совершенными в состоянии необходимой обороны, поскольку право на необходимую оборону принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти[5].

По содержанию действие состоит в причинении физического и имущественного вреда.

Пьяный П. стал избивать свою жену С. Затем придавил ее к перилам крыльца и начал сдавливанием шеи душить ее. Защищаясь, С. кухонным ножом, которым она чистила картошку, нанесла мужу смертельное ранение. Ее действия суд признал совершенными в пределах необходимой обороны[6].

Имущественный вред при необходимой обороне может состоять в уничтожении или повреждении имущества.

Пьяный А. проник на усадьбу соседа Ш. и стал рвать там цветы. Хозяин пытался выгнать Ш., но он не подчинился. Вызванный на место происшествия сотрудник милиции И. стал утихомиривать виновного. В ответ А. натравил на него свою овчарку. Опасаясь серьезных укусов, И. застрелил собаку[7].

В связи с данным примером является логичным поднять вопрос о том, считать ли возможной необходимую оборону против нападающего животного. В ч. 1 ст. 37 УК РФ предусматривается, что при необходимой обороне вред причиняется посягающему. Под посягающим в уголовном законодательстве подразумевается человек (один или несколько). Не логично было бы рассматривать под посягающим животное, которое вообще не обладает представлениями о правоохраняемых интересах, а действует на основе инстинктов. Животное может являться лишь орудием посягательства, которое использует собственник. В данном случае он и будет посягающим, поэтому причинение вреда напавшему животному будет расценено, как причинение имущественного вреда данному лицу. Совершенное при этих условиях действие является актом необходимой обороны и полностью подпадает под правила, регулирующие правомерность необходимой обороны. Если же животное нападает без влияния человека или является орудием посягательства, но не собственника, а другого лица, то данная ситуация должна рассматриваться по правилам крайней необходимости. В связи с этим должен решаться вопрос о материальной ответственности за вред, причиненный действиями защищающегося, но по правилам крайней необходимости[8].

2. Вред должен быть причинен только посягающему. Причинение вреда третьему лицу, например, вследствие ошибки в посягающем или при отклонении действия, исключает непреступность защиты. Ответственность за такую «оборону» наступает на общих основаниях, т.е. в зависимости от наличия вины. Ст. 37 УК РФ прямо говорит, что необходимая оборона осуществляется «путем причинения вреда посягающему». Это требование закона следует из того, что право на необходимую оборону возникает вследствие общественно опасных действий посягающего, для пресечения которых возникает необходимость в причинении ему вреда. Данное требование имеет принципиальное значение для разграничения необходимой обороны и крайней необходимости. Если при защите вред причиняется лицу, не участвовавшему в конфликте, то ситуация расценивается по правилам о крайней необходимости.

Потерпевшим при необходимой обороне может быть не только лицо, непосредственно исполняющее преступление и иное общественно опасное деяние. Посягающим также может быть организатор, подстрекатель, пособник. Однако против общественно опасных действий этих лиц необходимая оборона допустима только в случаях, когда их действия непосредственно и близко по характеру приближаются к действиям исполнителя[9]. Например, в процессе драки пособник пытается передать заряженное ружье одному из дерущихся для стрельбы в противника. Против таких лиц в процессе осуществления ими общественно опасного деяния оборона вполне допустима.

Следует отметить, что признаком необходимой обороны является лишь такой вред, который причинен посягающему непосредственным физическим воздействием. Если вред наступил в результате собственных действий посягающего, например, в случае, когда он делает движение, чтобы столкнуть человека с лестницы, а последний уклоняется от удара, в связи с чем нападающий по инерции сам летит вниз и разбивается, то вредный результат не может рассматриваться признаком необходимой обороны.

3. Своевременность защиты. Оборона считается своевременной, если она осуществлена в течение того времени, которое занимало посягательство, т.е. с начала общественно опасного действия, которым в умышленных преступлениях является покушение, до его фактического окончания. С фактическим прекращением посягательства исчезает и основание для осуществления необходимой обороны. Этот признак связан с принципом наличности посягательства.

Наличность посягательства означает, что уже возникла непосредственная опасность для жизни, здоровья личности, интересов государства и общества и оборона должна быть применена без промедления, защищающийся не должен ждать.

Наличное посягательство (то есть уже начавшееся, но еще не окончившееся) уже обладает способностью неминуемо, немедленно причинить вред правоохраняемым интересам. Под понятием наличного посягательства понимается «непосредственно предстоящее или уже начавшееся, но еще не окончившееся посягательство»[10].

«Упреждающий удар по нападающему является неправомерным, преждевременным использованием силы, а промедление и действия вслед уже успешно совершенным действиям нападающего являются, в свою очередь, неправомерно запоздалым использованием силы»[11], поэтому правомерная необходимая оборона должна быть своевременной, для этого необходимо определить начальный и конечный моменты посягательства.

Начальным моментом является не только тот момент, когда посягательство уже происходит, уже осуществляется (например, вор уже проник в чужой дом; разбойник, угрожая ножом, требует отдать кошелек и т.п.), но и наличие реальной угрозы посягательства. В.Ф. Кириченко писал: «право необходимой обороны возникает в тот момент, когда нападение может рассматриваться как непосредственно предстоящее»[12].

Лицо имеет право защищаться по правилам необходимой обороны уже тогда, когда по сложившейся обстановке видно, что создалась непосредственная угроза посягательства и оно может немедленно осуществиться. Данное положение содержалось еще в Воинском артикуле Петра I, звучащее в современной редакции следующим образом: «Не дожидайся от соперника первого удара, так как после него, возможно, и защищаться уже будет поздно»[13].

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 г. говорится: «Состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент осуществления посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения»[14].

В одной из коммунальных квартир двое молдаван с подругами распивали спиртное и громко слушали музыку, чем мешали своим соседям. На замечания последних, причем, одной из них оказалась женщина, гастарбайтер отреагировал неадекватно и начал высказывать угрозы, в том числе и сексуального характера, а также угрозы убийства. Не остановился он и после того, как женщина заперлась с мужем в своей комнате. Громко ругаясь, он стал колотить в дверь, за что и получил смертельную пулю от супруга женщины. Когда хозяин комнаты открыл дверь (он оказался охотником, поэтому имел разрешение на хранение ружья), то гастарбайтер увидел перед собой мужчину с ружьем, который его предупредил, что выстрелит, но он не отреагировал и сделал выпад в комнату, и мужчина выстрелил. По результатам проверки было принято решение, что защищающийся действовал в состоянии необходимой обороны[15].

В данном случае охотник действовал в состоянии необходимой обороны, поэтому в его действиях в соответствии со ст. 37 УК РФ отсутствует состав преступления. Он не должен был непременно ожидать начала осуществления нападения. По его субъективному представлению, основанному на всей фактической обстановке данного случая, такое посягательство могло немедленно осуществиться, то есть существовала реальная угроза немедленного, непосредственного нарушения интересов как мужчины, так и его супруги, непринятие с его стороны предупредительных мер поставило бы его в явную опасность. Положение о том, что необходимая оборона возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения, не вызывает у теоретиков уголовного права никаких возражений[16].

Право на защиту не может существовать неограниченное время. Запоздалая защита, как и преждевременная, не исключает уголовной ответственности за причинение вреда нападающему. Недопустима необходимая оборона против уже полностью оконченного посягательства, которое уже прекратилось, не будучи доведено до конца, или уже полностью осуществленного. Таким образом, конечным моментом необходимой обороны является момент фактического окончания общественно опасного посягательства, когда оно закончилось, и опасность правоохраняемым интересам уже не угрожает.

Право на оборону не исключается, если общественно опасное посягательство прекращено лишь на небольшое время, то есть, приостановлено, и может возобновиться в любой момент. Если сложившаяся обстановка дает обороняющемуся основания полагать, что нападающий не оставил своих намерений причинить ущерб, а лишь сделал небольшую передышку (чтобы вооружиться и т. д.) для того, чтобы снова напасть, состояние необходимой обороны не может считаться устраненным. «Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении,… сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства», - п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.84 г.

С этой позицией не согласен С.Ф. Милюков. «В таких ситуациях налицо частный случай извинительной (т.е. не влекущей уголовной ответственности ввиду отсутствия вины), но все же мнимой, а не реальной необходимой обороны», - пишет он[17].

Все же, определяя конечный момент посягательства, необходимо учитывать не только фактические данные, но и субъективный момент, восприятие обороняющимся данной ситуации. Правильно писал И.С. Тишкевич, что «нельзя требовать от обороняющегося такой же хладнокровной ориентировки в моменте окончания посягательства, какая возможна у человека, не подвергшегося посягательству и являющегося лишь очевидцем происходящего»[18].

Есть еще одна проблема, связанная с признаком своевременности защиты, которая долгое время не находит своего законодательного решения. В СМИ неоднократно сообщалось о том, что владельцы дачных участков используют различные способы защиты своего имущества. В одном случае гражданин, с целью проучить воров, опрыскивал выращиваемые на своей даче овощи раствором, в который подмешивал слабительные лекарственные средства. В другом случае владелец оставил в дачном домике алкогольный напиток с содержащимися в нем ядовитыми веществами, от употребления которого умер злоумышленник. Можно привести еще один пример, когда гражданин, с дачного участка которого постоянно совершались кражи, установил на своем участке капкан, в этот капкан и угодил вор. И в теории уголовного права, и в судебной практике единообразный подход к оценке подобных ситуаций не выработан. Многие криминалисты полагают, что такие случаи не вписываются в рамки необходимой обороны, поскольку отсутствуют признаки наличности посягательства. Однако, по мнению А. Шнитенкова[19], эти доводы несостоятельны. Хотя рассматриваемые средства и приспособления и используются в момент, когда посягательство отсутствует, однако они приводятся в действие именно в момент нападения. Приведем характерный пример. Водитель, занимающийся частным извозом и наслышанный о том, что такая деятельность зачастую связана с опасностью нападения, возил под сиденьем своего автомобиля кухонный нож. Однажды, когда он подвозил двух граждан, один из них накинул ему удавку на шею и стал душить, в этот момент водитель успел схватить нож и нанес преступнику смертельное ранение. Хотя нож и был приготовлен заранее, когда посягательство еще не совершалось, тем не менее налицо правомерное причинение вреда в состоянии необходимой обороны. Отличие заключается лишь в том, что здесь непосредственно обороняющийся использует нож, а в приведенных ранее примерах средства и приспособления срабатывают в его отсутствие[20].

В. Кудрявцев и С. Келина предлагали дополнить статью о необходимой обороне указанием на то, что «правила о необходимой обороне распространяются на случай применения технических устройств для защиты правоохраняемых интересов от преступных посягательств при условии, если эти устройства не создавали опасность для лиц, не совершающих общественно опасного посягательства»[21]. К сожалению, пока такие действия, направленные на защиту собственности, суды, как правило, квалифицируют как умышленное причинение вреда здоровью либо убийство с косвенным умыслом. В результате, лица, совершившие противоправные деяния, превращаются в жертв, а законопослушные граждане – в преступников. По мнению С. Тасакова, ссылка, что такие действия не охватываются рамками необходимой обороны, в силу того, что отсутствует наличность посягательства, несостоятельна[22]. Бесспорно, что такие технические устройства и приспособления направлены против предполагаемого посягательства. Однако, несмотря на что они используются в момент, когда посягательство отсутствует, приведение их в действие (срабатывание) происходит именно в момент нападения. Это означает, что в нормальных условиях человеческого общежития эти технические устройства не создают угрозы причинения вреда третьим лицам, т.е. законопослушным гражданам. Никому не запрещено заблаговременно готовиться к необходимой обороне против предполагаемого посягательства. Это соответствует и нормам нравственности.

По мнению ряда других авторов, такие способы защиты собственности не могут быть отнесены к необходимой обороне, поскольку если посягательство не начато, то не может быть и защиты от него. Так, Н. Святенюк квалифицирует подобные действия как совершенные с неконкретизированным косвенным умыслом[23].

Признак наличности посягательства играет важную роль не только для решения вопроса о правомерности необходимой обороны, но и о превышении ее пределов. Так как это превышение может совершаться только во время общественно опасного посягательства на охраняемые законом интересы, и только во время обороны от такого посягательства[24]. Там, где отсутствует состояние необходимой обороны, не может идти речь и о превышении ее пределов.

4. Цель необходимой обороны – защита охраняемых законом благ и интересов от причинения им вреда.

Круг объектов, защита которых допустима при необходимой обороне, определяется в ст. 37 УК РФ. Ими являются любые охраняемые законом интересы:

- личность и права обороняющегося и других лиц;

- охраняемые законом интересы общества;

- интересы государства.

Интересы, не охраняемые законом, не признаются объектами защиты при необходимой обороне. Например, нельзя применить необходимую оборону к человеку, который уничтожает собственное имущество, если он не создает угрозу общественной безопасности.

Защита государственных и общественных интересов может выражаться в предотвращении диверсионного акта, террористического акта и т.п. Объектом защиты при необходимой обороне могут быть также личные и имущественные права и интересы граждан: жизнь, здоровье, половая неприкосновенность и др.

Сложившееся представление о необходимой обороне только как о самообороне, то есть защите только личных интересов, является ошибочным, так как законом предоставляется право защищать не только свои интересы, но и права и интересы других лиц, подвергшихся общественно опасному посягательству. И совсем не обязательно, чтобы лица, подвергшиеся нападению, обратились за помощью. Нежелание потерпевшего защищаться не исключает права обороны со стороны третьего лица. Таким образом, гражданин может принять меры для защиты потерпевшего в результате преступного посягательства путем причинения вреда посягающему, независимо от желания потерпевшего. Данные действия гражданина должны рассматриваться как общественно полезные и правомерные, совершенные в состоянии необходимой обороны прав и интересов третьих лиц.

20-летний П. праздновал Новый год со своим отцом и любимой девушкой, когда узнал, что около магазина на двух его младших братьев напали неизвестные. Мальчики, пытаясь скрыться от преследователей, побежали к дому. Однако четверо молодых людей догнали их и стали жестоко избивать.

На крики братьев выбежал П. и прогнал нападавших. Но через час налетчики вернулись, ворвались в дом и снова начали бить подростков. Чтобы защитить свою семью, П. закрыл больного отца и подругу в сарае, а сам зарядил охотничье ружье и несколько раз выстрелил в разбойников. В результате трое злоумышленников погибли на месте. Четвертый мужчина бросился бежать, но Алексей его догнал, повалил на землю и одним ударом ружья размозжил ему череп. Следствие признало, что П. действовал в состоянии необходимой обороны, хотя и превысил ее пределы[25].

Если посягательство было использовано как благоприятный предлог для сведения счетов, для мести, то причинение вреда посягающему считается преступным. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 августа 1984 г. также указал, что не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий. Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.

5. Наконец, последним признаком является соразмерность защиты. Согласно ч.1 ст. 37 УК РФ защита от нападения, сопряженного с насилием, опасным для жизни, или угрозой такого насилия, признается правомерной при причинении любого вреда нападающему. Что касается других общественно опасных посягательств, соразмерной следует признавать защиту, которая не находится в явном несоответствии с характером и степенью посягательства. По мнению В.И. Ткаченко, «соразмерной следует считать защиту, в результате которой посягающему причинен не только меньший или равный вред по сравнению с общественной опасностью вреда, являющегося результатом действий нападающего, но и несколько больший»[26].



[1] Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С. 305-308.

[2] Ткаченко В.И. Необходимая оборона // Законность. 1997. № 3. С. 26.

[3] Слуцкий И.И. Обстоятельства исключающие уголовную ответственность. Л., 1956. С. 68.

[4] Якубович М.И. Учение о необходимой обороне в советском уголовном праве. М., 1967. С. 37.

[5] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 6. С. 17.

[6] Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996.

С. 306.

[7] Там же.

[8] См., например, Орехов В.В. Указ. соч. С. 61.

[9] Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М., 1979. C. 30.

[10] Тишкевич И.С. Указ. соч. С. 48.

[11] Флетчер Дж. Наумов А.В. Указ. соч. С. 334.

[12] Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. М., 1948. С. 36.

[13] Флетчер Дж., Наумов А.В. Указ. соч. С. 336.

[14] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. №5.

[15] В. Нищенков. Коммунальная самооборона // Аргументы и факты. 13.02.2007.

[16] См., например, Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М., 1979. C. 33.

[17] Милюков С.Ф. Указ. соч. С. 21.

[18] Тишкевич И.С. Указ. соч. С. 59

[19] Шнитенков А. Новая редакция статьи о необходимой обороне требует дополнения // Российская юстиция. 2003. № 2. С. 34.

[20] Там же.

[21] Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, С.Г. Келина. М., 1987. С. 123.

[22] Тасаков С. Нравственные начала уголовного закона о необходимой обороне // Уголовное право. 2006. № 5. С. 83.

[23] Святенюк Н. Квалификация некоторых видов убийств // Уголовное право. 2004. №1. С. 50.

[24] Паше-Озерский Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М., 1962. С. 47.

[25] Л. Субин. Мать просила посадить сына, чтобы спасти ему жизнь // Правда. 08.02.2007.

[26] Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996.

С. 308.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20