www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Рейнгардт Н.В. Необходимая оборона. По изданию 1898г.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
I. (Фазы развития уголовных мышлений)

Находясь под господством чувств, человечество управляется идеями, воплощающимися в действиях.

Совокупность общих идей, руководящих жизнью человечества в известную историческую эпоху, составляет философию последней.

Положительные науки, приводя все наблюдаемые явления в связь с известными законами, то есть с общими фактами, выражающими постоянство в подобии или последовательности, дают объяснение этим явлениям, дают возможность предвидеть их вперед, часто за очень далекое время, и возможность пользоваться ими ради житейских нужд.

Применение положительных наук к последним бесчисленны и разнообразны.

Продуктом прогресса положительных наук явилась положительная философия, создание которой связано с именем гениального французского мыслителя Огюста Конта.

Огюст Конт впервые доказал, что каждая историческая эпоха и ее учреждения являются отражением господствующих идей, подчиненных закону трех фазисов, который заключается в том, что человечество в своем умственном развитии проходит три стадии: теологическую или фиктивную, метафизическую или абстрактную, чтобы перейти в положительную или научную.

В теологическом и метафизическом состоянии преобладает воображение над наблюдением, в положительном господствует наблюдение и опыт.

В виду господства воображения, создания теологии хотя и определенны, но фиктивны, положения метафизики, хотя логичны и остроумны, но абстрактны и неопределенны, далеки от действительности, и только выводы положительной науки отличаются точностью, ясностью и определенностью, вполне согласуются с действительностью и с здравым народным смыслом, представляя притом необходимое руководство для практической деятельности.

Здравый народный смысл, к которому так часто свысока относятся образованные умы, составляет продукт наблюдения и жизненного опыта, а потому процесс здравого народного смысла в сущности ничем не отличается от процесса развития положительной науки и основанной на ней положительной философии.

«Наука, говорит Огюст Конт, составляет всегда простое продолжение здравого смысла. Никогда она на самом деле не создает ни одной существенной доктрины. Теории ограничиваются только обобщением и координацией эмпирических взглядов всеобщего разума, без чего они не приобретут на достаточной прочности, ни достаточной распространенности»[1].

«Истинный философский дух, пишет великий мыслитель в заключительном томе позитивной философии – состоит только в методическом развитии здравого народного смысла на все предметы, которые способен охватить человеческий разум. Настоящее, действительное превосходство истинно философского духа над здравым народным смыслом заключается в приложении к значительному числу специальных случаев общей идеи, выведенной путем осторожной и постепенной спекуляции из наблюдаемых явлений; главный недостаток обыкновенных умов, незнакомых с наукой, состоит не столько в отсутствии правильности и проницательности взгляда, сколько в недостатке способности, которая помогла бы обобщать отвлеченные отношения и установить между различными нашими понятиями точную, логическую связь…

«Между тем как обыкновенный ум стремился схватить из правильных наблюдений различных явлений некоторые отношения, могущие служить для необходимых практических приложений, в то же время философское высокомерие, с презрением относясь к подобной работе, ожидало от сверхъестественного света разрешения непроницаемых тайн. Но, напротив того, истинная философия, заменяя везде отыскание причин исследование законов, тесно соединила самые высшие спекуляции со здравыми народными идеями и установила таким образом между ними тождественность, вследствие чего неравенство оказывается только в степени, что конечно не допускало интеллектуального класса высокомерно отделяя от активной народной массы»[2].

Таким образом, научное и народное мышление являются вполне тождественными, как по средствам, так и по цели, к которой стремятся они и разница между ними не качественная, а скорее количественная, обусловленная разницею в числе фактов наблюдаемых явлений.

Установив законы развития человеческого ума, О.Конт выяснил в связи с ними закон развития человеческой деятельности, которая, представляясь в начале боевой, разделяется на военно-наступательную и военно-оборонительную, переходит затем в мирно-промышленную.

В боевом периоде главную роль играет физическая сила, направленная на борьбу с людьми и на эксплуатацию их, а в промышленном физическая сила направлена главным образом на борьбу с силами природы и на систематическую их эксплуатацию, ради коллективной пользы. Полное торжество мирно промышленной деятельности, находясь в зависимости от развития положительных наук, должно совпасть с наступлением положительного состояния ума человеческого, что составляет удел далекого будущего.

Выяснив законы ума и деятельности, О. Конт показал в связи с ними закон развития общественности, проявляющейся сначала в форме семейной (патриархальной), затем гражданской и наконец универсальной, составляющей общественный идеал новейшей исторической эпохи.

Первобытная эпоха представляла состояние беспрерывной борьбы, т.е. состояние разрушительное деятельности, направленной на устранение посредством насилия тех условий, тех элементов, которые составляли препятствия для жизни первобытного человека.

Из этой борьбы победителями вышли те народы, которые оказались наиболее сильными во всех отношения, как физически, так и морально, восторжествовали например те расы, которые перестали поедать своих пленных, а, обращая их в рабство, стали утилизировать их труд.

Тот фазис общественного развития, в котором явилось рабство, представляет конечно значительный шаг вперед в истории человечества сравнительно с самым первобытным, чисто животным состоянием, когда человек не знал никакой власти над собой, пользовался абсолютной свободой и когда он подчинялся одним только грубым инстинктам, по преимуществу желудочным, под влиянием которых поедал своего ближнего.

В эпоху рабства, когда военнопленным стала сохраняться жизнь, власти человека над человеком был положен первый предел: человек не мог уже быть рассматриваем как предмет потребления.

Подобный шаг в социальном прогрессе обусловлен кроме экономических причин еще и моральными, последствием которых явилось развитие личности, приучившейся подчинять желудочные инстинкты требованиям идеала своей эпохи.

Нравственному и умственному развитию личности содействовала между прочим война, социальная роль которой впервые выяснена О. Контом.

«Война, говорит знаменитый мыслитель, составляет одну из трудных и опасных охот в виду совершенно особенного отношения между добычей и охотником. В этом состоянии все способности, как физические, так и умственные находятся в постоянном напряжении, в виду употребления с обеих сторон насилий и хитрости. Хотя военная жизнь в первобытном состоянии не совсем благоприятствует моральному развитию, вследствие того, что главные побудительные мотивы в ней являлись личные, эгоистические инстинкты, однако же она содействует, хотя и в крайне ограниченном круге, развитию взаимной привязанности, чувству уважения к высшим и даже доброте к низшим. Подобные последствия военной деятельности являются совершенно спонтанейно, потому что означенная деятельность обусловлена все-таки какой-нибудь ассоциацией и без последней существовать не может. Война даже в зачаточном состоянии простого разбойничества требует со стороны отдельных индивидуумов самой полной солидарности, существующей до самого момента достижения цели. Потребность единства для защиты, а в особенности для нападения, настолько чувствительна, что преодолевает все стремления. Таким образом сама собою устанавливается правильная дисциплина, в исполнении которой каждый индивидуум находит гарантию собственного самосохранения.

«Вот почему военная жизнь должна считаться лучшею школою повиновения и главным источником командования»[3].

Песни Гомера представляют прекрасную картину той эпохи цивилизации, когда военно-разрушительная деятельность имела господствующее значение и когда патриархально-родовой быт, достигнув апогея своего развития, составлял переходное состояние к гражданскому.

Это последнее состояние получило окончательное развитие в эпоху полного расцвета греко-римской цивилизации, положившей посредством римского завоевания предел национальной исключительности и давшей начало универсальности, развитию чего в дальнейший период времени содействовало христианство. Феодальная эпоха представляет состояние военно-оборонительной деятельности, направленной на защиту цивилизации против разрушительного движения некультурных народов. В эпоху средних веков, почти во всех странах, живущих под влиянием греко-римской культуры и католицизма уничтожено было рабство, и положено таким образом начало развитию свободного труда, который получил возможность в качестве социальной силы явиться на арену истории, характеризуя, тем самым, начало третьей фазы развития деятельности и третьей фазы развития общественности.

Переход от одного состояния к другому, от одной фазы к последующей, совершается независимо о личной воли, вполне спонтанейно, подчиняясь закону исторического движения, подобно движению светил небесных, которых остановить не может никакая человеческая сила и которые подчинены закону всеобщего тяготения.

Но закон, выражая постоянное отношение в сосуществовании или последовательности, вовсе не говорит об абсолютной неизменности самих явлений, отрицая таким образом возможность всякого влияния человека на явления, подчиненные законом.

Закон говорит только о постоянстве отношений между явлениями, но не о неизменности последних.

Только астрономические явления находятся вне сферы человеческого влияния, все же другие изменяемы и степень изменения зависит, во-первых, от знания законов явлений и, во-вторых, от сложности их.

Наиболее сложные представляются, как показал О. Конт, наиболее изменяемыми и наиболее зависимыми от влияния человека.

Распределяя явления природы в порядке убывающей общности и возрастающей сложности, великий французский мыслитель создал свою знаменитую классификацию наук[4].

Первое место в этой классификации занимает математика, затем последовательно идут астрономия, физика, химия, биология, социология и мораль[5].

Каждая из наук в своем иерархическом положении служит основание для последующей и развивает свои специальные методы. Так математика развивает дедукцию, астрономия - наблюдение, физика – опыт, химия – номенклатуру, биология – сравнительный метод, социология – исторический, а мораль – субъективный. Этот метод заключается в том, что при изучении явления исследователь переходит от общего к частному, от целого к части, от цели к средствам. Субъективный метод представляется довольно сложным: он требует индукции и дедукции, а затем конструкции (построения), представляющей усложненную дедукцию. Таким образом из этого видно, что субъективный метод есть в сущности синтетический, потому что, как говорит О. Конт, «всякий синтез субъективен, так как объективность имеет по существу аналитический характер»[6].

Субъективный метод применяется главным образом в морали, которая разделяется (по Конту) на теоретическую и практическую; первая изучает законы человеческой природы, а вторая дает средства для ее улучшения, ведущие к полному согласованию индивидуальной жизни с коллективной. В практической морали господствует конструктивный вид субъективного метода, причем разыскиваются способы и средства, а затем вырабатываются нормы, содействующие достижению цели коллективности. Явления моральной жизни представляются самыми сложными, а потому согласно закону О. Конта они являются и наиболее изменяемыми. Но эта изменяемость не может быть безгранична, она имеет свои пределы, обусловленные с одной стороны законами человеческого организма, и с другой – внешними причинами.

Могущество человека относительно степени изменения окружающих, ближайших явлений безусловно, как известно, степенью его знания законов этих явлений.

Самые полные, самые обширны знания какими обладает человечество – это астрономические, которые, просвящая ум и давая возможность пользоваться ими для практических целей (календарь, кораблевождение и проч.), вместе с тем показали полное бессилие человека относительно небесных светил, хотя невежественные умы полагают, что при помощи таинственных средств люди в состоянии иметь на них некоторое влияние.

Опытный и образованный медик знает пределы своей власти над человеческим организмом, между тем невежественному уму может казаться, что знахарь способен не только излечивать неизлечимые болезни, но и возвратить к жизни умершего человека. Только недостатком положительных знаний в сферах социальных и моральных явлений объясняется существующий у весьма многих взгляд на возможность при помощи некоторых воображаемых средств сразу изменить социальный строй или нравственную природу человека. Конечно человек и общество изменяемы, но только в известных границах и согласно свойственным им законам, которые необходимо исследовать и изучить при помощи научных методов, чтобы произвести какие-нибудь изменения в означенных сферах.

Одним из средств изменения моральной природы человека представляется уголовное право, главное назначение которого состоит в охранении условий коллективности.



[1] A. Comte – Catechisme positive, p. 223.

[2] Ib/ Philisophie positive, t VI.

[3] A. Comte – Politique positive, t I, p. 57.

[4] A. Comte – Philosophie positive, t I.

[5] A. Comte – Politique positive, t IV.; A. Comte – Catechisme positive.

[6] A. Comte – Politique positive, t I.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20