www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Очерк истории смертной казни в России. Речь, читанная на годичном акте Императорского Казанского университета ордин. проф. Н. П. Загоскиным. // Известия и ученые записки Казанского Университета – 1892 г. - №1. //Allpravo.ru – 2004г.
Содержание    Вперед >>
Обращение

Мм. Гг.!

Выполняя лестное для меня поручение ученой коллегии Императорского Казанского университета занять внимание Ваше на настоящем нашем годичном празднестве - я избрал предметом моей беседы с дорогими гостями историю смертной казни в России.

Да не посетуют на меня дорогие гости за этот выбор темы. Не с целью возбуждения нервов их картинами суровых казней и пыток решаюсь я развернуть перед ними несколько мрачных страниц из исторического прошлого русского народа. Далек я и от мысли бросить какой бы то ни было упрек этому прошлому, тем более, что, пройдя через мрачную эпоху господства смертных казней и других устрашительных кар, наш народ отдал в своем прошлом лишь необходимую историческую дань общему течению, которому, в известную пору своей жизни, следовали все без исключения культурного мира. Можно добавить, к чести нашего исторического прошлого, что эта мрачная эпоха господства устрашительных кар далеко не была у нас такою продолжительною, какою являлась она в государствах западной Европы, и никогда не достигала той ужасающей интенсивности, которая в свое время заливала кровью и застилала дымом костров все государства германо-романского мира.

Великим народам не подобает закрывать глаза перед своим прошлым. Они не должны стыдиться этого прошлого, что бы тем самым иметь право гордиться своим настоящим, - а в вопросе о смертной казни русское уголовное законодательство, как будем мы иметь случай убедиться в этом, всегда шло во главе законодательств великих культурных государств Западной Европы.

Раскроем же смелою рукою это прошлое, последние переживания которого готовы, - как во всем культурном мире, так и у нас на Руси, - уступить место гуманитарным идеалам, под знаменем которых готовимся встретить быстро приближающееся к нам двадцатое столетие жизни человечества, - жизни, обновленной божественным заветом бесконечной и всепрощающей любви!..

Прежде, нежели я приступлю к непосредственному предмету моей беседы, да позволено мне будет представить несколько соображений обще - исторического характера.

Древнейшая пора жизни каждого народа характеризуется господством честных начал, с которыми чувствует себя еще бессильною бороться слабая и облеченная в шаткие и мало - определенные формы государственная власть. Эти частные начала проникают собою самые разнообразные сферы жизни; они с полною силою сказываются и в области воззрений на преступление и наказание. Преступление, до тех пор, пока оно не имеет непосредственным объектом своим само государство, еще не признается злым проявлением воли, направленным против основ жизни всего общества. В нем видят еще не зло абсолютное, не угрожающее интересам и безопасности государства и общества уклонение свободной воли лица с пути нормального и допускаемого правом проявления ее, но главным моментом его ставить нарушение интересов частных, нарушение прав индивидуальных, видят в нем «обиду», причиненную лицу или лицам, непосредственно потерпевшим от правонарушения. В силу такого воззрения, государственная власть и не считает себя призванную брать на себя инициативу преследования преступного деяния до тех пор, пока нет на лицо претензии со стороны потерпевшего, пока этот потерпевший не выступит в роли частного обвинителя - нет и преследования преступника; этим основным положением характеризуется древнейшая форма процесса, обусловливая собою так и простой, гражданской, неправды. Очень естественно, что, при таком воззрении на преступление и на суд, и самое воззрение на наказание также проникнуто частным началом: наказание имеет ближайшею своею задачею лишь удовлетворение чувству мести со стороны потерпевших и восстановление материального зла, причиненного преступным деянием, не преследуя, или почти не преследуя, государственных целей. Отсюда архаический институт кровавой мести и система имущественных пеней, характеризующие собою эту первичною пору развития уголовного правосознания всякого народа, которая может быть названа эпохою господства частного воззрения на преступление и наказание.

В дальнейшем развитии жизни государства в область отношений общественного характера проникает мало помалу государственное сознание, начинающее захватывать собою и самую идею государства, и его задачи, и все его функции. Государство, облекающееся теперь в более определенные и устойчивые формы, окрепшее и усилившееся, стремится подчинить идее своего единства и целесообразности все частное и индивидуальное, закрепив в служении интересам своим все общественные элементы. Не без борьбы, конечно, достигается постепенное торжество идеи государственности над началом индивидуальности, - и эта борьба, в большинстве случаев, глубоко бороздить собою историческую жизнь народа. Она не остается без отражения и в области воззрений не преступление и наказание. И здесь прежнее частное воззрение постепенно вытесняется воззрением государственным, в силу которого основным моментом уголовного правонарушения выступает, в противоположность гражданской неправде, уже не понятие индивидуальной «обиды», не нарушение частного интереса, но нарушение интересов всего государственного общежития, правомерное развитие которого возможно лишь при разумном и согласном с правом пользования каждым членом общества предоставленною ему сферою свободы. Параллельно с этим изменяется и взгляд на наказание: не ограничиваясь удовлетворением интересов потерпевшего от правонарушения, оно стремится оградить интересы и безопасность всего общежития, всего государства, воздействуя на противоречащую правовым устоям его злую волю преступника. Кровавая месть уничтожается, как средство частного возмездия, несовместное с достоинством и авторитетом государств; она становится теперь самосудом, самоуправством, и одна только государственная власть объявляет себя компетентною карать преступника. Все более и более ограничивается и круг имущественных наказаний, взамен которых расширяется круг личных наказаний, падающих уже на самую личность преступника и имеющих своею задачею, так или иначе, воздействовать на злую волю преступника, лишив ее или физической или моральной возможности снова впасть в правонарушение. Устрашение ,- в смысле применения к преступнику таких суровых, мучительных кар, которая были бы в состоянии навести на неблагонамеренных людей страх, ужас, и тем самым удержать их от преступлений .-считается лучшим средством такого воздействия. Самые разнообразные виды смертной казни, членовредительная и телесные наказания - теперь переполняют собою уголовные кодексы, давая им крайне суровую окраску. Этот период - является периодом борьбы окрепшего и осознавшего свои силы государства с элементами, признаваемыми им несовместимыми с его авторитетом и с требованиями государственной целесообразности; эта борьба принимает в высшей степени мрачный, кровавый характер, как принимает его и всякая борьба, производящая на почве грубой силы. «Искоренение», «изведение» преступников, «лихих людей» - основная идея этой борьбы; плаха, застенок, пытка - ее излюбленные орудия. Наряду с старым обвинительным началом и постепенно его вытесняя, для преследования уголовных правонарушений вырабатывается и новая форма процесса - это сыск или розыск(следственный процесс), при котором государство, объявив «изведение» преступников своим личным делом, преследует преступления уже помимо соображений относительно наличности или отсутствия потерпевшего, частного обвинителя; государство считает себя, в лице своего правового порядка, объектом всякого злого проявления воли со стороны сочлена своего и прибегает к самозащите, вступая в борьбу с этою злою волею. Прежний обвинительный процесс выражает теперь тенденцию сделаться преобладающим средством восстановления гражданской неправды; сыск или розыск(инквизиционный процесс)-исключительным средством борьбы с уголовною неправдою, хотя оба вида процесса и не достигают в этом отношении полного разграничения. Таким образом, государственное воззрение на преступление и наказание, господство устрашительной карательной системы и сыскная форма процесса - вот черты, характерные для второго периода развития уголовного права, который может быть назван эпохою господства устрашительных наказаний.

К счастью для культурного человечества, времена сурового господства в области уголовного законодательства и суда чистой системы устрашения - уже сделались во всех цивилизованных государствах достоянием истории. В лице смертной казни, это человечество готовится стряхнуть с себя последние остатки пережитой им эпохи борьбы государственной идеи за свое существование. Широкое развитие идеи правового государства, сильного своим нравственным авторитетом и уже не нуждающегося в борьбе с собственными гражданами своими; возрождение в половине XVIII-го столетия гуманитарных учений и попытки построения на почве этих учений систем нравственности и права; успехи физиологии, психологии и психиатрии, заставившие глубже разобраться в сложном вопросе о свободной воле человека, а следовательно и в вопросе о творящих преступления аномалиях этой свободной воле, наконец мрачный опыт минувших веков, рождающий убежденность в безрезультатности и даже в отрицательных последствиях устрашительной карающей системы, - все это, вместе взятое, дало новое направление и доктрине уголовного права, и законодательствам, и уголовной практике. Лучшие представители человеческого ума и знания стали пытаться глубже разобраться в господствующей уголовной системе, подвергнуть анализу сами понятия преступления и наказания, как в их отвлеченной идее, так и в ее приложении к действительной жизни - и в результате явилось высокогуманное сознание того, что не устрашение, не искоренение и не истязание преступников должно лежать в основе современной карательной системы, но исправление преступника, а в некоторых случаях и его врачевание. Поэтому, - утверждает современная доктрина уголовного права, - не должны и не могут иметь места в кодексах и в уголовной практике такого рода кары, которые рассчитаны на грубый эффект устрашения, путем уничтожения дарованной человеку Божеством жизни и причинения ему бесцельных страданий. Это новое направление, не замедлившее отразиться и на законодательствах цивилизованных народов, открывает для культурного мира новый период в развитии уголовного права и уголовной практики, который характеризуется наименованием эпохи господства исправительных наказаний. Человечество только вступает в эту эпоху. Все ее будущее впереди.

Новое и стоящее на уровне современной культуры цивилизованных народов воззрение на преступление и наказание и, в частности, на смертную казнь - тесно связано с памятью славного человека, имя которого навсегда останется золотыми буквами начертанным на скрижалях истории человеческой культуры.

Тяжелые времена переживали европейские народы в первой половине XVIII-го века. Казалось, что человечество, забыв Божественный завет: «Не убий и заповедь бесконечной любви к ближнему, напрягало всю свою изобретательность к тому, что бы придумывать злейшие способы уничтожать, под высокою и чистою эгидою правосудия, себе подобных. Эшафоты, виселицы, колеса и костры омрачали своим присутствием городские площади, содрагая нервы граждан видом нечеловеческих мучений; инквизиция и тайные судилища теряли счет ежедневным жертвам своим; застенки переполнялись мнимыми или действительными преступниками, у которых вырывали здесь сознание посредством злейших адских пыток, какие могло только придумать исступленное изуверство.

И в эту то мрачную пору разнесся от края до края цивилизованного мира смелый, исполненный могучей силы убеждения, голос, резко и авторитетно восставший против суровости уголовных кодексов и уголовной практики того времени. Этот голос высказал беспощадное осуждение современной ему карательной системе и, в частности, смертной казни.

Голос этот принадлежал молодому итальянскому публицисту Цезарю Беккариа, вступившему в 1764-м году с своим бессмертным трактатом: «Dei delitti e delle penne»,т.е. «О преступлении и наказаниях». Смертная казнь и жестокие устрашительные наказания должны быть, безусловно, исключены из уголовных кодексов, - возвестил здесь Беккариа. Эти кары бессильны не только уничтожить, но бессильны хотя бы только уменьшить преступность в народе. Напротив: такие кары, как смертная казнь, лишь ожесточающая нрава деморализуют общество, - и, следовательно, делают людей более восприимчивыми в смысле преступности. Не уничтожать преступников и не устрашать общество безнравственным видом казней призвано государство: оно должно стараться предупреждать саму возможность преступлений, а для этого обязано распространять в народных массах образование и предоставлять каждому члену общества пользование теми правами и условиями, которые необходимы ему для удовлетворения целей физического и духовного существования. Если же член общества впал в преступление, в таком случае не мстить, не создавать ему «око за око, зуб за зуб» должно государство, но должно направить свои усилия к исправлению его злой воли, к его нравственному совершенствованию. Смертная казнь должна быть отменена, - заключает Беккариа, - как не отвечающая ни религиозным, ни теоретическим, ни практическим целям наказания...

Впечатление, произведенное мыслями Беккариа на умы современников, может быть названо колоссальным, потрясающим, неслыханным. Трактат его переводился почти на все европейские языки, комментировался, выдерживал целые ряды изданий. Он не примянул оказать и практические результаты. Некоторые государи под впечатлением его приостановили действие смертной казни в своих владениях. Вопрос об отмене смертной казни делается предметом открытого обсуждения в обществе, с кафедр, в залах законодательных собраний. Уголовные трибуналы ссылаются на мысли Беккариа и кладут их в основу своих приговоров. Русская императрица Екатерина II строит на учении итальянского криминалиста уголовную часть своего знаменитого «Наказа комиссии для сочинения проекта нового Уложения» и делает попытку назвать Беккариа в Россию...

Трактат Беккариа подорвал самым бесповоротным образом веру в правомерность, устрашительную силу и практическую целесообразность смертной казни. Его учение произвело коренной переворот в этом направлении и в науке, и в законодательстве, и в общественном мнении. Цивилизованный мир несколько вздохнул от ужасов казней и застенков, так как со второй половины XVIII-го века законодательства всех образованных народов пошли быстрыми шагами к постепенному ограничению у себя смертной казни. Последние сто лет дали культурному миру уже 99 процентов отмены смертной казни за различные преступления, в которых они были раньше излюбленною карательною санкциею. Даже в Англии, - этой, как метко выразился проф. А. Ф. Кистяковский, «классической стране смертной казни», - где еще в конце XVIII-го столетия смертная казнь назначалась в 160-ти случаях, и там она в настоящее время назначается лишь за наиболее тяжкие государственные преступления и за убийство с умыслом. Тоже самое наблюдается и во всех других цивилизованных государствах: везде смертная казнь выражает стремление быть пониженною до минимума, а в некоторых государствах (например в Голландии, Португалии, Румынии, Мексике и некоторых штатах и кантонах Северно-Американской и Швейцарской республик) от этого вида наказания уже и теперь совершенно отказались.

Оставаясь вполне чуждыми патриотического фрондерства, неуместного ни в чем, а тем более в области науки, мы, русские, можем с национальною гордостью указать на то, что в вопросе об ограничении смертной казни мы за последние полтораста лет не только не отставали от цивилизованных народов Западной Европы, но даже шли в этом направлении впереди их. Мы в своем месте увидим, что серьезная попытка фактической приостановки действия смертной казни наблюдается в нашем отечестве еще за несколько лет до появления в свет знаменитого трактата Беккариа; что применение смертной казни было ограничено у нас если не юридически, то фактически, в течении всей второй половины XVIII-го столетия; что и юридически смертная казнь явилась у нас ограниченною на много лет раньше, сравнительно с законодательствами великих западноевропейских держав, идущих во главе развития современной цивилизации.

Смертная казнь чужда правовому мировоззрению русского народа, как чуждо ему и суровое отношение к преступнику вообще. «Повинную голову меч не сечет» - говорит русская пословица. Русский народ из глубины веков унаследовать себе воззрение на преступление, как на «грех», «прегрешение», «несчастие. «Несчастные», «несчастненькие» - так до сих пор называет наш народ присужденных к наказанию преступников, готовый поделиться с таким «несчастненьким» последним трудовым грошом своим...

Смертная казнь долго не признавалась памятниками древнего русский светского права: она остается, чужда им до самого конца XIV-го века. Смертная казнь явилась на Руси наказанием заносным, привитым извне, и вынуждена была вести долгую борьбу с основами русского правового миросозерцания.

Тем не менее и русскому народу довелось пройти в своей исторической жизни через мрачную эпоху господства устрашительных наказаний, с смертной казнью во главе. Эта суровая эпоха с полною силою отливается в Уложении царя Алексея Михайловича и достигает своего апогея в Воинском Уставе императора Петра I-го. Только со второй четверти XVIII-го столетия начинается в нашем отечестве реакция против смертной казни и русское уголовное законодательство вступает в вопрос о смертной казни на путь развития, который сводится к постепенному ее отрицанию, в смысле возвращения к основам исконного русского правовоззрения на этот вид карты.

Я смею надеяться, что только что высказанные мною положения в достаточной степени оправдаются нижеследующим очерком истории смертной казни в России.

Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20