www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовное право
Гольденвейзер А. C. Преступление - как наказание, а наказание – как преступление. Этюды, лекции и речи на уголовные темы. 1908. // Allpravo.ru - 2004.
<< Назад    Содержание   
Дело о похищении замужней женщины.

Из «Зари» за 1880 г. № 42.

Вчера, 20 декабря, в заседании киевской судебной палаты слушалось совершенно своеобразное дело по обвинению мещанина Купиченко и дворянки Глухаревой—первого: в похищении последней с ее согласия от мужа ее и последней: в согласии на таковое похищение. Черниговским окружным судом оба обвинены и приговорены к тюремному заключению: Куличенко— на девять месяцев, Глухарева—на три. Дело поступило в палату по отзыву обвиняемых. Доклад дела происходил на основании 3 п. 620 ст. уст. угол. суд. при закрытых дверях. По окончании доклада был объявлен перерыв на пять минут, в течении которого публика была снова допущена в зал. По возобновлении заседания защитник обвиняемых кандидат прав А. Гольденвейзер произнес следующую речь:

В виду 889 ст. уст. уг. суд. настоящее дело должно быть рассмотрено не во всем своем объеме, a лишь в части, a именно лишь в той части, на которую принесен отзыв. По частной жалобе г. Глухарева Куличенко и г-жа Глухарева были привлечены к уголовной ответственности по 1582 и 1585 ст. улож., т. е. за похищение замужней женщины по отношению к Куличенко, за согласие на похищение по отношению к Глухаревой и за прелюбодейную связь по отношению к ним обоим. Но последнее обвинение, в виду состоявшегося по нем оправдательного приговора суда и в виду не принесения на эту часть приговора со стороны частного обвинителя отзыва, отпало. Осталось одно первое обвинение по 1582 ст. Но, хотя второе обвинение отпало, оно не должно быть оставлено без внимания палатой; напротив, я нахожу, что в нем был центр тяжести обвинения и что за оправданием Куличенко и Глухаревой в прелюбодеянии падает и обвинение в похищении. Я нахожу, что с отпадением второго обвинения уничтожился состав преступления по обвинению в похищении. Этим я не хочу сказать, чтобы не было мыслимо одно обвинение кого-либо по 1582 ct.; a то, что если обвинение предъявлено было по 1582 и 1585, то с оправданием по 1585 оказывается невозможным применить к деяниям Куличенко и Глухаревой и 1582 ст. Таким образом возражения мои против решения черниговского окружного суда сводятся главным образом к критике юридической стороны его и это я нахожу чрезвычайно благоприятным обстоятельством для себя лично и даже для палаты. Мне было бы чрезвычайно щекотливо входить в подробное рассмотрение фактической стороны дела, п. ч. это неизбежно привело бы к разоблачению семейных тайн супругов Глухаревых и завело бы нас в такую область, которая должна оставаться неприкосновенною не только для посторонней публики, но даже и для лиц, участвующих в судебном рассмотрении дела. Конечно, вина в этом должна была бы пасть на супруга Глухарева, так как ему угодно было сделать свое семейное дело достоянием общественного мнения.

Итак, два слова только о фактической стороне дела. Во 1-х, я обращу внимание палаты на то, что Куличенко обвиняется в похищении Глухаревой, жившей на станции железной дороги, по железной же дороге. Такая обстановка, мне кажется, совершенно исключает понятие похищения даже с согласия жертвы. Для того, чтобы признать кого-либо виновным в похищении, нужно, чтобы похититель хоть насколько-нибудь был причастен к устройству обстановки побега. A то, что это за похищение: пришел один из многочисленных поездов на ст. Бобровицу, Глухарева вышла из комнаты, села в вагон и уехала. Где же тут похищение? Неужели в том, что вместе с нею был Куличенко? Но ведь она могла уехать одна и без Куличенко, какое же это было бы тогда преступление? Надо было обвинителю доказать по крайней мере, что Куличенко снабдил ее деньгами на билет, что ли; иначе же нельзя ни в чем видеть реального участия Куличенко в побеге Глухаревой. Может быть она действительно поехала к нему, но тогда все-таки не будет доказано участия Куличенко в побеге ее; может быть он и похитил предварительно сердце Глухаревой, но это явление никакими статьями уложения не предусмотренное. Во 2-х, я укажу на те два, так сказать, домашних условия, которые были заключены между супругами Глухаревыми, содержат в себе согласие их оставить друг друга в покое и предоставляют каждому из них свободу жить, где и как угодно. Условия эти представлены к делу и признаны Глухаревым за писанные им собственноручно. На них не выставлено числа; но нельзя сомневаться в том, что они состоялись до ухода Глухаревой от мужа, так как после того она к нему в дом более не возвращалась; муж же после ее ухода немедленно обратился к властям за содействием в поимке беглянки. Конечно, с точки зрения 1529 ст. 1 ч. X т. эти условия не имеют никакой юридической силы, как клонящиеся к расторжению брачных уз; но, думается мне, в уголовном процессе они от этого не теряют своего значения. Основное юридическое правило гласит: Volenti non fit injuria, т.е. отказавшийся от своего права не может жаловаться на нарушение его. A так как преступление, предусмотренное 1582 ст., наказуется как нарушение прав мужа, то в том разе, когда это нарушение совершено с его согласия, он не может требовать уголовного наказания для нарушителя. Он не лишается права требовать гражданским судом водворения жены его в общее с ним местожительство; но он лишен безусловно права преследовать жену уголовным порядком за уход от него, так как это преступление уголовно частное, т. е. такое, которое наказуется только по жалобе потерпевшего лица, a volenti non fit injuria.

Перехожу к юридической стороне дела. Здесь прежде всего мы сталкиваемся лицом к лицу с буквальном смыслом 1582 ст. Статья эта гласит: когда похищение замужней женщины было не насильственное, a учинено с ее согласия, то за сие похититель и похищенная, по жалобе мужа ее, подвергаются и т. д. Буквальный смысл этого закона возбуждает большое недоумение, которого не сумел осилить черниговский окружный суд. Что такое похищение?—это или преступление против личности, если оно совершено с насилием, против ее согласия, или преступление имущественное. Так как здесь согласие входит в состав преступления, то приходится это деяние рассматривать с точки зрения имущественных правонарушений. От этого дело становится нелегче. Во 1-х, при таком взгляде приходится женщину рассматривать как объект похищения, как неодушевленный предмет, а, во 2-х, этот предмет приходится подвергнуть наказанию, т. е. карать вещь за то, что ее похитили. Еще более затруднительно определить момент, когда по отношению к этой вещи преступление должно считаться оконченным. При неодушевленном объекте преступление окончено, когда похититель из чужого владения против воли собственника перенес его в свое владение: положил в карман, унес из квартиры и проч. Здесь же момент этот неуловим. В самом деле, когда уход Глухаревой из квартиры должно признать превратившимся в участие в своем собственном похищении? выходить из квартиры она имеет сама по себе право, не испрашивая на то каждый раз разрешения мужа; сесть в вагон она также точно имеет всегда право и, наконец, уехать она также всегда может, предоставив супругу отыскивать ее в гражданском суде исковым или исполнительным порядком, как ему будет угодно. Когда же уход этот превратился в преступление,—когда она доехала до станции Носовки или до самого Нежина?—Очевидно, что в этом направлении мы ни к какому удовлетворительному разрешению вопроса не придем. Черниговский окружный суд старается приурочить это преступление к другому моменту, заимствованному из понятия воровства—кражи, a именно к представлению о тайном похищении; поэтому он в своем решении приводит все данные судебного следствия, доказывающие, что уход Глухаревой совершен без ведома и согласия мужа, как-то: она приказала служанке не говорить мужу, что она уезжает, Куличенко просил кого-то не рассказывать Глухареву, что он прибыл на ст. Бобровицы, он при этом чуть ли не был замаскирован и проч. Но что же сказал бы суд, если бы Куличенко и Глухарева явно, на глазах мужа, сели в вагон и уехали, на что они имели несомненное право? тогда, оставаясь последовательным, пришлось бы уже рассматривать это как открытый грабеж. Таким образом и этот путь оказывается непригодным для нашей цели.

Для правильного понимания состава преступления, предусмотренного 1582 статьею, мне кажется, надо остановиться, не выходя из сферы тех же имущественных преступлений, на совершенно ином моменте. Как известно, по отношению к этим преступлениям существует три различных теории: теория завладения, уноса и пользования похищенною вещью. Теории эти, конечно, известны палате и мне поэтому нет надобности останавливаться на отличительных чертах их. Наконец, вербальное значение этих названий само характеризует их различие. Одни теоретики говорят, что для того, чтобы признать, что вещь похищена, достаточно, чтобы похититель завладел ею; другие утверждают, что для этого необходимо, чтобы он унес ее; третьи, наконец, требуют, чтобы похититель утилизировал вещь, употребил ее в свою пользу. Наш сенат придерживается самой строгой из этих теорий-теории завладения. Но это взгляд его на преступления имущественные в тесном смысле. Относительно 1582 статьи им не был еще высказан никакой взгляд, так как такой случай ни разу еще нё восходил не его рассмотрение. В одном лишь решении уголовного кассационного департамента, которое я укажу ниже, говорится мимоходом об этой статье.

Я полагаю, что трудно не согласиться с тем, что по отношению к данному преступлению разумно может быть применена только теория пользования. В чем может заключаться пользование замужней женщиной со стороны похитителя, с ее согласия, понятно каждому. Но только в таком пользовании должно видеть центр тяжести преступления, предусмотренного 1582 ст.; только здесь лежит нарушение прав мужа. Оттого закон так строго карает это преступление. Виновен по закону не тот, кто похитил тело женщины, a тот, кто вместе с ее сердцем, выражаясь словами Виргилия, rapuitque pudorem—похитил стыд ее. Такое толкование статьи 1572 с моей стороны не произвольное. Подтверждение этому я нахожу в 1549 ст., первая часть коей говорит о похищении незамужней женщины для вступления с нею, против воли ее, в брак, a вторая часть кратко гласит: когда ж похищение учинено с согласия похищенной, то и проч. В первой части выдвигается вперед цель преступления—пользование, во второй части о цели не говорится, но очевидно, только для избежания повторения. Такое же соотношение нельзя не усмотреть между 1582 и предшествующей ей 1581 статьями. В решении 1875 г. за № 457 по д. Карповича уголовный кассационный департамент сената, толкуя 1549 ст., говорит, что для применения ее не требуется, чтобы похититель непременно достиг своей цели, но необходимо доказать, что он имел эту цель при похищении; тут же между прочим говорится о том, что статья 1582 предусматривает только похищение с противозаконною целью.—Переходя к определению цели, с какою Куличенко мог похитить Глухареву, я, в виду решения окружного суда, оправдавшего их по 1585 ст., не могу признать, чтобы этою целью было противозаконное пользование Глухаревою, так как, имей они таковую, им ничто не мешало достигнуть ее потом, когда они находились вместе; но суд отверг это обвинение.

В виду всего вышеизложенного я нахожу, что Куличенко и Глухарева по существу и по 1 п. 771 ст. уст. угол. суд. в особенности, за отсутствием состава преступления, должны быть избавлены от позорного наказания, к которому они приговорены судом. И. кажется мне, что с совершенно спокойною совестью можно здесь сказать: если они в чем согрешили, то пусть их за это судит Бог. Палата после десятиминутного совещания вынесла приговор, коим Куличенко и Глухарева на основании 1 п. 771 уст. угол. суд. признаны по суду оправданными.

<< Назад    Содержание   




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20