www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовный процесс
Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Москва, 1913. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Показания свидетелей (128-129).

§ 128. Наибольшую роль в современном процессе, среди доказательств, играют свидетельские показания. Часто они являются единственными доказательствами по делу.

Свидетель есть лицо, призванное судебным органом рассказать о воспринятых им тех или иных фактических обстоятельствах дела. Свидетелем может быть только физическое лицо.

Свидетелей следует отличать, с одной стороны, от обвиняемых, которые также могут сообщать суду о своих восприятиях тех или иных фактов дела, a с другой стороны, — от экспертов. Как показывает самое название, обвиняемым является лицо, привлеченное по делу в качестве совершившего, единолично или вместе с другими, составляющее предмет этого дела преступление. Обвиняемый не может быть как-либо принуждаем к даче показания и не несет ответственности за ложное показание. Его показание имеет иное процессуальное значение, разъясненное в предшествующем §, и оценивается по иным началам, чем свидетельские показания. Это различие между обвиняемым и свидетелем не лишено практического значения. Его следует иметь в виду при решении вопроса, можно ли вызывать в качестве свидетелей лиц, которых имеется в виду привлечь в качестве обвиняемых, или которые уже привлечены к суду в качестве соучастников преступления? Иногда следователи, не собрав еще достаточных данных для привлечения подозреваемого лица в качестве обвиняемого, сначала допрашивают его в качестве свидетеля. Это, конечно, неправильно, потому что таким образом этот мнимый свидетель до известной степени принуждается к показанию и не пользуется процессуальными правами обвиняемого. Но в качестве свидетелей по делу своих соучастников могут быть допрашиваемы такие лица, о которых уже состоялся приговор, обвинительный или оправдательный, или дело о которых прекращено за отсутствием улик (67/743).

От эксперта свидетель отличается, 1) тем, что он, так сказать, дается самым событием, которое воспринял и которое должно служить содержанием его показания; в этом смысле свидетель — незаменим, эксперт же заменим. 2) Свидетель должен лишь сообщить о том, что он видел или слышал; эксперт же призывается для того, чтобы дать заключение, т. е. указать те выводы, которые на основании известных специальных знаний можно сделать из определенных фактов.

Всякому свидетелю, — по предварительном удостоверении, путем соответствующих вопросов, в его личности и отношениях к участвующим в деле лицам, a также предварительно спросив стороны, не имеют ли они возражений против допущения свидетеля к допросу, — председатель сначала напоминает об ответственности за лживые показания и предлагает рассказать все, что ему известно по делу, не примешивая обстоятельств посторонних и не повторяя слухов, неизвестно от кого исходящих. При этом, как правило, прежде всего допрашиваются потерпевшие от преступления, потом свидетели, указанные обвинителем, и, наконец, те, на которых сослался подсудимый[1]. После того, как свидетель кончил рассказ, председатель предоставляет сторонам задавать свидетелю вопросы, причем сначала допрашивает свидетеля та сторона, по ссылке которой он призван к допросу, a затем — противная сторона. Каждая сторона может предлагать свидетелю и вторичные вопросы в разъяснение ответов, данных на вопросы противной стороны (ст. 719—720 и 723 y. y. с). Затем, «если ответами на вопросы сторон предмет показания не вполне объяснен, то председатель, или члены суда, с разрешения председателя, или же присяжные заседатели, через того же председателя, могут предложить свидетелю вопросы дополнительные» (ст. 724 y. y. с). Каждый свидетель может быть передопрошен в присутствии других свидетелей или поставлен с ними на очную ставку, но без повторения присяги» (ст. 726 y. y. с). Судебные Уставы допускают так называемый перекрестный допрос свидетеля, при котором при допросе свидетеля одной стороны другая может, с своей стороны, предложить вопрос для разъяснения сказанного, a затем, первая сторона может предложить новые вопросы в разъяснение ответов, данных на вопросы противной стороны, и т. д. Составители Судебных Уставов видели в перекрестном допросе свидетеля «одно из самых действительных средств к обращению внимания его на все то, что в известных ему обстоятельствах по предмету его свидетельства может служить не только к обвинению, но и к защите, или, наоборот, не только к защите, но и к обвинению»[2]. Как правило, свидетели допрашиваются порознь (ст. 699 y. y. с). Но они могут быть поставлены и на очную ставку с целью согласования их показаний и уличения того, кто показал неверно. Очная ставка разрешается судом; но неразрешение ее не составляет повода кассации (69/412; 71/1256: 74/372; 72/305 и др.). Очная ставка должна быть разрешаема судом лишь после того, как исчерпаны все меры для получения от свидетеля правдивого показания[3]. Как перекрестный допрос, так и очная ставка должны быть производимы с большою осторожностью, для того, чтобы они не превращались в нравственную пытку для свидетеля. Свидетель является в суд для выполнения известной общественной повинности; к нему надо относиться с уважением, избегая всего, могущего его обидеть или унизить.

§ 129. Свидетельство на суде есть гражданская обязанность. В случае неявки без уважительных причин свидетель подлежит денежному взысканию, a иногда и приводу. Согласно ст. 641 y. y. с, «в случае отсрочки заседания за неявкою кого-либо из свидетелей, показание коих имеет существенное в деле значение, суд делает распоряжение: или о повторении вызова неявившемуся свидетелю, или о приводе его установленным порядком». Судебный следователь может подвергнуть свидетеля приводу, если последний, без законных к тому причин, не явится после посылки ему вторичной повестки (ст. 438 y. y. с). Мировой судья может подвергнуть приводу свидетеля, без уважительных причин не явившегося второй раз по делу с преступном деянии за которое в законе положено тюремное заключение (ст. 69 y. y. с). Что касается размеров денежного взыскания за неявку без уважительных причин, то мировой судья может подвергнуть свидетеля взысканию не свыше 25 p., следователь — не свыше 50 p., a общие судебные места, за неявку к судебному следствию, — не свыше 100 р. Кроме денежного взыскания неявившийся свидетель подвергается еще платежу издержек, причиненных отсрочкой, вследствие неявки, заседания вызванным в суд лицам (ст. 643 y. y. с). Но если неявившийся свидетель в течение 2 недель со дня объявления ему о наложенном взыскании, представит уважительные оправдания своей неявки, то он освобождается от взыскания (ст. 70, 440, 644 y. y. с).

Явившись в суд, свидетель обязан дать правдивое показание о всем, что ему известно по делу. Он не может отказаться от дачи ответов на вопросы, клонящиеся к обнаружению противоречия в его показаниях или несообразности их с известными обстоятельствами, или же с показаниями других свидетелей, но он не обязан отвечать на вопросы, уличающие его самого в каком-либо преступлении (ст. 722 y. y. с). Стороны должны, однако, с уважением относиться к свидетелю, хотя они имеют право предлагать свидетелю и вопросы о таких обстоятельствах, которые доказывают, что свидетель не мог показанного им ни видеть, ни слышать, или, по крайней мере, не мог видеть или слышать так, как о том свидетельствует (ст. 721 y. y. с).

Прежде допроса свидетели приводятся к присяге и клянутся показывать сущую о всем, им известном, правду и не утаивать ничего им известного (ст. 713 y. y. с). От присяги освобождаются: 1) священнослужители и монашествующие всех христианских вероисповеданий, a также настоятели и наставники общин старообрядческих согласий, — и 2) лица, принадлежащие к исповеданиям и вероучениям, не приемлющим присяги; вместо присяги, они дают обещание показать всю правду по чистой совести (ст. 712 у. с. с; ст. 35 отд. I Выс. указа 17 октября 1906 г.). Сенат разъяснил, что неотобрание при допросе свидетелей, неприемлющих присяги, торжественного обещания составляет существенное нарушение (73/749, 67/25).

К свидетельству под присягой не допускаются безусловно: 1) отлученные от церкви по приговору духовного суда; 2) малолетние, не достигшие 14 лет; 3) слабоумные, не понимающие святости присяги и 4) лица евангелического исповедания, пока они не конфирмованы (ст. 95 и 706 y. y. с).

Не допускаются к свидетельству под присягой, в случае предъявления какою-либо стороной отвода от присяги: 1) лишенные всех или всех особенных прав и преимуществ; 2) потерпевшее от преступления лицо; 3) боковые родственники подсудимого в 3 или 4 степенях и свойственники подсудимого в первых двух степенях; 4) муж, жена, родные братья или сестры, родственники в прямой линии и свойственники в двух первых степенях потерпевшего лица; 5) состоящие с участвующими в деле лицами в особых отношениях — по опеке, усыновлению, управлению одним из них делами другого, или состоящие с ними в тяжбе; 6) евреи по делам принявших христианство евреев, a также старообрядцы; сектанты и последователи изуверных учений — по делам бывших их единоверцев, обратившихся в православие; 7) наследники подсудимого, когда он судится за преступление, разрушающее права состояния (ст. 707—708 и 96 y. y. с).

Муж или жена подсудимого, родственники его по прямой линии, восходящей или нисходящей, его братья и сестры могут отказаться от свидетельства, но, если не пожелают воспользоваться этим правом, то допрашиваются без присяги (94 ст. и 705 y. y. с). Эти лица образуют первую категорию лиц, на которых не лежит обязанности свидетельства. Закон предоставляет им свободный выбор между свидетельством и отказом от свидетельства.

Но есть еще несколько категорий лиц, которые безусловно не допускаются к свидетельству как присяжному, так и бесприсяжному. Это: — 1) безумные и сумасшедшие, 2) духовные лица (священники, настоятели и наставники старообрядческих согласий) — в отношении к признанию, сделанному им на исповеди; 3) защитники подсудимых — в отношении к признанию, сделанному им доверителями во время производства о них дел (93 ст. и 704 y. y. с.). Вряд ли можно согласиться с безусловным устранением от свидетельства душевнобольных. Конечно, к их показаниям надо относиться с особой осторожностью, но иногда эти показания могут быть ценны. Надо заметить, что присяга свидетелей является общим правилом, — из которого допущены вышеперечисленные исключения, — лишь при рассмотрение дел по существу, на судебном следствии. При предварительном следствии свидетели приводятся к присяге лишь в следующих исключительных случаях: 1) Когда свидетель собрался в дальний путь и возвращение его может замедлиться; 2) когда свидетель находится в болезненном состоянии, угрожающем опасностью его жизни; 3) когда свидетель имеет жительство вне округа того суда, которому подсудно дело, и притом в такой отдаленности от места судебных заседаний, что ему, без особенного затруднения, явиться в суд невозможно (ст. 442 y. y. с).

Свидетели приводятся к присяге согласно правилам их вероисповедания, православные — православным священником, a неправославные — духовным лицом их вероисповедания; если же в месте заседания суда такового нет, то — председателем суда. Свидетелям же светского звания, допрашиваемым без присяги, председатель суда делает увещание, дабы они, отрешась от всякого влияния на них вражды, дружбы или страха, говорили одну только правду, не увеличивая и не уменьшая известных им обстоятельств. Каждому свидетелю перед допросом председатель напоминает об ответственности за лживые показания (ст. 711, 714 — 717 у. у. с).

Свидетельские показания, как и все другие доказательства, оцениваются судом по внутреннему убеждению. Указать какие-либо объективные признаки, по которым суд мог бы отличать правдивое показание от лживого, невозможно. Судья должен оценивать свидетельское показание по всем конкретным его особенностям и по связи его с другими обстоятельствами дела. При этом он должен обращать внимание на нравственную личность свидетеля (его судимость или отсутствие таковой, его образ жизни, род занятий, его образование и т. д.), поскольку она выясняется из дела, на его отношения к участвующим в деле лицам, на отчетливость и обстоятельность его показания, на его близость к преступному событию (очевидец, не очевидец), на логичность и гармонию отдельных частей показания и на соответствие показания другим данным дела.



[1] Ст. 700—703, 716, 718 y. y. с. Председатель может изменить порядок допроса свидетелей, указанный в ст. 700. См. ст. 701 y. y. с.

[2] Устав уг. судопр. изд. Госуд. Канцел. стр. 260.

[3] Соед. Прис. 20 янв. 1883. См. Судебные Уставы, изд. Щегловитова. 1913 г. стр. 503, под ст. 726, разъяснение 7-е.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20