www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовный процесс
Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Москва, 1913. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Показания экспертов (131-133).

§ 131. Эксперты суть лица, приглашаемые к следствию или суду для дачи заключения об определенных фактах, для познания которых требуются специальные знания и особая подготовка. Эксперты могут быть приглашаемы как органом, производящим предварительное следствие, так и судом. Они приглашаются не для сообщения о воспринятом ими, как свидетели, a для дачи заключений об известных фактах, для указания тех выводов, которые могут быть сделаны из этих фактов. Они приглашаются, как лица, обладающие специальными сведениями, которых недостает следователям или судьям, — какими-либо специальными научными знаниями, опытностью в каком-либо искусстве, ремесле и т. п.

Процессуальное значение экспертизы спорно. Некоторые считают экспертизу особым видом свидетельского показания и называют экспертов учеными свидетелями (напр., Kappapa, Грольман, многие английские писатели, из наших процессуалистов—Шавров[1] и др.). Но между экспертом и свидетелем существует ясное различие, которое и отмечено выше (§ 127). Другие полагают, что эксперты суть judices facti и мнения их обязательны для суда; по крайней мере, такой взгляд отстаивается относительно врачебной экспертизы[2]. «Эксперты, основывающие свои заключения на какой-либо науке, говорит г. Владимиров (Уч. о док., стр. 197), суть научные судьи, приговор которых является решением специального вопроса в деле».

Этот взгляд неправилен по следующим основаниям:

1) исключая мнение экспертов из числа доказательств, подлежащих оценке судьи по внутреннему убеждению, и признавая за ним известное предустановленное значение, он противоречит основным началам современного процесса и возвращает нас к формальной теории доказательств, к счастью, уже похороненной;

2) если судья не имеет тех специальных сведений, которые есть y эксперта, то отсюда не следует еще, что судья совсем не может произвести оценки заключения эксперта. Судья может логически проверить это заключение, его соответствие посылкам, из которых оно выведено, его обоснованность, путем расспросов эксперта о положениях его науки или требованиях его искусства или ремесла. Такая логическая проверка вполне доступна судье.

3) Судья не только может, но и должен критически отнестись к заключению эксперта, так как он несет нравственную ответственность за постановляемый им приговор.

4) Положения врачебной науки далеко не всегда бесспорны и достаточно определенны. Эксперты часто противоречат друг другу. Как же быть судье в случаях этих противоречий? Обратиться к какому-либо высшему медицинскому учреждению или к третьему эксперту? Но ведь мнение последнего, — которое может и не совпасть ни с одним из предшествующих, — будет для судьи лишь третье мнение.

5) Если придавать обязательное для судьи значение врачебной экспертизе, то последовательно нужно было бы распространить эту обязательность и на всякую другую экспертизу. Врачебная экспертиза ни по своей важности для дела, ни по своей достоверности не имеет никаких преимуществ перед другими видами экспертизы.

Наиболее правильным надо признать господствующий взгляд, согласно которому экспертиза является особым, самостоятельным видом уголовно-судебных доказательств.

§ 132. Эксперты должны быть приглашаемы в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии (ст. 112, 325, 1160 y. y. с). Если судья случайно обладает специальными сведениями, нужными для производства в данном случае экспертизы, это не освобождает его от обязанности пригласить эксперта, так как, без нарушения основных принципов процесса, нельзя совмещать обязанности судьи и эксперта. Статья 693 гласит: «сведущие люди не могут быть избраны из лиц, участвующих в деле или состоящих по делу свидетелями, судьями или присяжными заседателями».

Решение вопроса, нужно или не нужно вызывать в том или ином случае экспертов, зависит от суда. Решение это не подлежит проверке в кассационном порядке (74/225, 72/1129 и др.). Однако, в уклонение от этого взгляда, сенат признал, что суд обязан прибегнуть к экспертизе при определении достоинства кредитных билетов не грубой подделки, в делах о телесных повреждениях, при сличении почерков, сходство которых принимается за основание для обвинения (67/123, 72/814, 70/684, 68/541). Назначить новую экспертизу суд может по замечанию сторон или присяжных заседателей, или по собственному усмотрению (ст. 692 y. y. с).

Во время предварительного производства, стороны могут просить о вызове экспертов, для объяснения какого-либо предмета или для проверки сделанного уже испытания, по тем же правилам, какие установлены для вызова свидетелей, не указанных обвинителем (ст. 578, 557 и 560 y. y. с. см. выше, стр. 33-34).

В качестве экспертов могут быть приглашаемы: врачи, фармацевты, профессора, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особенную опытность (ст. 326 y. y. с.). Экспертами могут быть лишь лица, имеющие все качества достоверных свидетелей. Они подлежат общим со свидетелями правилам относительно присяги. (ст. 327, 694 y. y. с).

Решение вопроса, кого именно пригласить в качестве эксперта, зависит от суда; в определении судебной палаты о предании суду также могут быть указаны лица, которые должны быть вызваны в суд в качестве экспертов (ст. 538 y. y. с). Стороны также могут просить о вызове определенных лиц в качестве экспертов. При этом, в случае отказа суда, стороны могут заявить о приглашении определенных лиц в качестве экспертов за свой счет; такое приглашение обставлено теми же условиями, как и приглашение свидетелей, причем подсудимый должен заявить о том в срок, указанный в ст. 578, 557 сл., 576 y. y. с. (71/1867). Суд может, однако, пригласить в качестве экспертов и других лиц, чем те, на которых указали стороны (ст. 692, у. у. с). Сенат разъяснил, что отказ в вызове указанных подсудимым экспертов не имеет значения, если 1) был вызван один из этих экспертов и не было заявлено отводов против экспертов, избранных судом, причем в допросе экспертов было соблюдено начало равноправности сторон (77/95) и 2) если сторона, не получив извещения суда об отказе в вызове указанных ею экспертов, не заявила об этом на суде и не возражала против допроса экспертов противной стороны (75/569). Число экспертов на суде законом не определено.

В некоторых случаях свобода выбора экспертов ограничена законом. Так,

1) судебный следователь, для осмотра и освидетельствования мертвых тел, разных телесных повреждений, следов насилия и общего состояния здоровья потерпевшего или обвиняемого, обязан пригласить судебного врача, т. е. уездного, городского или полицейского врача, и только в случае, если судебный врач не может явиться, может быть приглашен другой врач (ст. 336—337 y. y. с).

2) Повивальные бабки не могут быть приглашаемы для самостоятельного судебно-медицинского освидетельствования женщин, но могут быть призываемы в качестве помощниц судебного врача.

3) Освидетельствование безумных и сумасшедших в окружном суде происходит в присутствии суда через врачебного инспектора (в Москве — начальника врачебного управления) или его помощника и 2 врачей, — по назначению врачебного отделения губернского правления. В окружных судах, находящихся не в губернских городах, означенное освидетельствование может производиться и без участия врачебного инспектора или его помощника; в таком случае окружному суду предоставляется пригласить по собственному избранию еще третьего врача (ст. 355 и прил. y. y. с).

4) В делах о преступлениях против имущества и доходов казны, следователь должен пригласить в качестве экспертов кого-либо из служащих в казенном управлении; но ему не возбраняется пригласит, вместе с должностными, и частных лиц, известных своими специальными сведениями (ст. 1160 у. у. с.).

§ 133. Явка в качестве эксперта составляет общегражданскую обязанность. За свой труд эксперты получают известное вознаграждение[3]. За неявку, без уважительных причин, вызываемый в качестве эксперта подвергается известному денежному взысканию (не свыше 25 р. ст. 328, 114 y. y. с). Это взыскание слагается, если подвергшийся ему, в течение 2 недель, со времени сообщения ему определения о наложенном взыскании, представит удостоверение об уважительных причинах неявки (ст. 324 y. y. с). При этом, в отношении лиц, состоящих на государственной службе, должно быть принимаемо в уважение и удостоверение начальства о служебных занятиях, препятствовавших их явке (ст. 329 y. y. с).

Подобно свидетелям, эксперты, прежде представления объяснений на суде, приводятся к присяге (ст. 694; 713—717 y. y. с). До принятия ими присяги, стороны могут отводить их по неимению ими тех качеств, которые требуются от экспертов законом, т. е. качеств достоверных свидетелей (ст. 694 y. y. с).

Следователь или суд должны поставить экспертам известные вопросы, выяснение которых и составляет задачу экспертизы. Следователь может предложить экспертам эти вопросы и словесно (ст. 332 y. y. с).

На предварительном следствии экспертиза, как правило, производится в присутствии следователя и понятых, «когда к тому не встретится особых препятствий» (ст. 331 y. y. с). В случае сомнения в правильности заключения экспертов или при разногласии в мнении их, следователь может пригласить других экспертов или обратиться к соответствующему высшему специальному установлению с представлением о командировании новых экспертов, или же отправляет в это установление самый предмет исследования, когда это возможно (ст. 334 y. y. с).

На судебном следствии эксперты, если возможно, производят исследование в заседании суда, в отдельном помещении и, в последнем случае, обязаны представить суду обстоятельный отчет об оказавшемся. В случае сомнения в правильности заключения экспертов суд, по заключению сторон, присяжных заседателей или по собственному усмотрению может назначить новую экспертизу (ст. 692 y. y. с). Эксперты, производившие освидетельствование или испытание на 'предварительном следствии, могут быть вызваны судом для объяснения их заключения; впрочем, эксперты, производившие судебно-химические или микроскопические исследования не в месте судебного следствия, не вызываются в заседание суда для объяснений, a заменяются местными врачами и фармацевтами (ст. 691, 691 y. y. с). Это правило распространяется и на должностных лиц кабинета научно-судебной экспертизы, в случае рассмотрения дела не в месте нахождения кабинета.

Суд должен предоставить экспертам все способы для ознакомления с делом, напр.. допустить их к обозрению дела во время приготовительных к суду распоряжений (68/944), оставить их, с согласия сторон, в зале заседания на все время судебного следствия (72/263, 72/974, 73/713), если суд признает это нужным, и допустить совещание экспертов (69/298). Экс-перты могут, через председателя суда, предлагать вопросы свидетелям и подсудимым (99/5, 74/47), но, когда допрос свидетеля касается специального предмета, председатель может признать более удобным предоставить самим экспертам формулировать вопросы и предлагать их свидетелям (71/1399, 75/416, 76/160, 99/5). По представлении экспертами заключения, им могут быть, с разрешения председателя, предложены вопросы, как судьями и присяжными заседателями, так и сторонами (ст. 695 у. у. с.).

Законом 25 июня 1912 года при прокуроре с.-петербургской судебной палаты, вместо существовавшей раньше судебно-фотографической лаборатории, учрежден кабинет научно-судебной экспертизы, в котором исследования по уголовным делам производятся бесплатно (ст. 986 y. y. с. прим.). Заведывание этим кабинетом возложено на особого управляющего и его помощников; служебное положение этих лиц приравнено: положение первого — положению товарища прокурора палаты, a вторых — товарища прокурора суда. Однако, министру юстиции предоставлено, при назначении на эти места, отступать от условий для назначения на прокурорские должности, указанных в ст. 202 и 210 уч. с. уст. (ст. 4293 уч. с. уст.). Кроме означенных лиц, при кабинете состоят техники по вольному найму. В кабинете производятся исследования по уголовным и гражданским делам посредством фотографии, дактилоскопии, химического и микроскопического анализов и иных приемов, за исключением исследований, производимых врачебными отделениями губернских правлений (ст. 4291 уч. с. уст.). С требованиями о производстве исследований и даче заключений судебные установления должны обращаться к прокурору с.-петербургской судебной палаты (ст. 4294 уч. с. уст.).



[1] Шавров, Экспертиза в уголовном суде. Вестник Права. 1899, Сентябрь.

[2] В нашей литературе главным представителем этого взгляда является г. Владимиров (у. с. стр. 197 сл.; также его ст. О значении врачей экспертов 1870). Такую же точку зрения в отношении врачебной экспертизы развивают, напр., Сербский (в его Суд. Психопатологии. В 2 Законодат. о душевнобольных. 1897), и нек. др.

[3] Ст. 977 сл. y. y. с.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20