www.allpravo.ru
   Электронная библиотека
О библиотеке юриста FAQ по работе с библиотекой
Авторское соглашение Пополнить библиотеку

Web allpravo.ru
Новости
Электронная библиотека
Дипломные
Юридические словари
Тесты On-line
Рекомендации
Судебная практика
Расширенный поиск
ЮрЮмор
Каталог
 

ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ


Email:

Анонсы

Новая публикация:

Казанцев В.В. Криминалистическое исследование средств компьютерных технологий и программных продуктов




Версия для печати
Уголовный процесс
Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Москва, 1913. // Allpravo.Ru - 2004.
<< Назад    Содержание    Вперед >>
Цель дознания (152).

§ 152. Дознание составляет y нас главную часть досудебного исследования дела (§ 67), но его не исчерпывает. Это важно иметь в виду при выяснении целей и пределов дознания. Иногда понятию дознания придают такой широкий смысл, при котором оно обнимает чуть не все досудебное исследование, напр., и принятие тех или иных мер пресечения заподозренному способов уклоняться от следствия, и сохранение следов преступления и т. п.; при таких условиях цели дознания определяются весьма неясно, расплывчато и широко[1]. На самом деле принятие мер пресечения и принятие мер к сохранению следов преступления составляют особые моменты досудебного исследования, точно так же, как и следственные действия полиции.

Составители Судебных Уставов разумели под дознанием „первоначальные изыскания, производимые полициею для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до нее слухов и сведений о преступлении, или о таких происшествиях, о которых, без разысканий, нельзя определить, заключается или не заключается в них преступление (дознание происшествий)[2]...

Цель дознания двоякая: во-первых, выяснить, совершилось ли известное происшествие и заключает ли оно в себе признаки преступления и, если—да, то какого, подсудного ли единоличным судьям или общим судебным местам, a также на кого падает подозрение в совершении этого преступления. Свойства происшествия должны быть выяснены лишь настолько, чтобы можно было определить, есть ли основание сообщать о нем судебной власти и куда, по подсудности, должно быть направлено сообщение о нем. Во-вторых, в задачи дознания входит собрание сведений о том, где находятся доказательства, которые могут быть добыты судебным органом, производящим предварительное следствие[3].

Нельзя не признать, что в законе дознание недостаточно отчетливо и резко отличается от предварительного следствия, благодаря чему на практике не всегда легко определить, где должно кончиться дознание. Этот недостаток нашего устава уголовного судопроизводства не раз отмечался в литературе (см., напр., Обнинский, Спорные границы полицейского дознания и предварительного следствия. Юрид. В. 1884, стр. 512; также Квачевский, Об уголовном преследовании, II, 197).

Так как сведения о многих преступлениях не доходили бы до судебных властей без содействия близкой к населению и многочисленной по составу полиции, то закон обязывает чинов полиции сообщать судебной и прокурорской власти о совершившихся преступлениях. Но так как, с другой стороны, необходимо возможно щадить время и силы органов судебной власти и возможно предохранять их от совершения ими понапрасну служебных действий, то закон и возлагает на полицию обязанность предварительно выяснить основания для начатия судебного производства. Этим судебная власть предохраняется от действий, которые могли бы быть ею совершены без нужды и даже иногда ко вреду для ее достоинства. Закон требует, чтобы полиция сообщала о происшествии мировому судье, или следователю и прокурору, лишь когда ей ясно, что это происшествие заключает в себе признаки преступления. Если же это сомнительно или если полиция узнала о происшествии по слуху (народной молве) или вообще из источника не вполне достоверного, то, прежде сообщения о таком происшествии, она должна удостовериться через дознание: действительно ли то происшествие совершилось и заключаются ли в нем признаки преступления (ст. 253 y. y. с.).

Вторая цель дознания — собрать сведения, где находятся доказательства, которые могут быть добыты лицом, производящим предварительное следствие — вытекает из того общего значения, которое закон придает дознанию, как предварительному исследованию, долженствующему возможно облегчить первые шаги судебной власти, когда последняя приступит к данному делу.

В силу этого взгляда на дознание, как на помощь судебной власти, закон, между прочим, предписывает полиции сообщать следователю и все дополняющие ее дознание сведения, собранные ею по делу (ст. 255 y. y. c.), a также предоставляет следователю право поручать полиции производство дознаний и собрание справок, по сделанным им указаниям (ст. 271 у. у. с.). В пользу того вывода, что дознание должно преследовать и отмеченную выше вторую цель, можно привести еще то соображение, что по делам менее важным, подсудным мировым судьям, полиция, между прочим, должна им сообщать: на кого падает подозрение и какие на то есть доказательства. «Очевидно, замечает г. Макалинский, нет никакого основания освобождать полицию от собрания по возможности тех же сведений по делам, более важным, подсудным окружному суду, до прибытия следователя на место происшествии»[4].

Составители Судебных Уставов также держались вышеуказанной точки зрения.

Так, они, между прочим, говорят: «Содействие полиции будет нередко необходимо судебному следователю для первоначального удостоверения как о том, что дошедшие до него сведения о преступных происшествиях действительно основательны, так и для собрания разного рода справок о подозреваемых, прикосновенных к делу лицах и свидетелях». «Поэтому, судебному следователю должно быть предоставлено право возлагать собрание всех этих сведений на полицию (ст. 271), которая, по самому существу своих обязанностей, поставлена в постоянное и не-посредственное соприкосновение с народонаселением» (Устав уг. суд. в изд. Гос. Канцелярии, стр. 121).



[1] Довольно неясно, напр., намечены понятие и цель дознания проф. Фойницким, у. с. II (1907), стр. 387—388, и Розиным, у. с. стр. 409: «Под дознанием, согласно этому,—говорит г. Розин (ibid), разумеются меры, принимаемые указанными в законе органами для установления, по горячим следам, события преступного деяния, его намечающихся юридических черт и предполагаемого виновника». «Меры эти должны собрать тот необходимый материал, на который может опереться обвинение».

[2] Устав уг. суд. в изд. Госуд. Канцелярии, стр. 112.

[3] Ср. Макалинский, у. с. ч 2, стр. 19—20.

[4] Ibidem, ч. 2, стр. 20.

<< Назад    Содержание    Вперед >>




Карта сайта Вакансии Контакты Наши баннеры Сотрудничество

      "ВСЕ О ПРАВЕ" - :: Информационно-образовательный юридический портал ::allpravo © 2003-20