Распечатать

<На главную страницу портала>
<На главную страницу библиотеки>



Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Москва, 1913. // Allpravo.Ru - 2004.



Виды вопросов (202-206). / Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. Москва, 1913. // Allpravo.Ru - 2004.


§ 202. На суде ставятся следующего рода вопросы:

во-первых, главный вопрос о виновности подсудимого в том деянии, за которое он предан суду. Этот вопрос обнимает три более частных вопроса, образующих его составные элементы: совершилось ли событие преступления? Было ли оно деянием подсудимого? Должно ли оно быть ему вменено в вину? Все эти вопросы соединяются в один совокупный вопрос о виновность, когда никем не возбуждено сомнения ни в том, что событие преступления совершилось, ни в том, что оно должно быть вменено подсудимому в вину, если будет признано его деянием. В случае какого-либо сомнения по какому-либо из этих вопросов они должны быть поставлены отдельно (ст. 754 y. y. с.). При этом такое разделение этих вопросов может иметь место как по ходатайству участвующих в деле лиц, так и по усмотрению суда.

Согласно разъяснениям сената при дроблении главного вопроса необходимо руководиться следующими правилами: в случае сомнения в событии преступления присяжным должны быть предложены 2 вопроса: о событии преступления и виновности в нем подсудимого. То же должно иметь место при требовании гражданского истца о выделении вопроса о событии преступления (77/18, 84/13, 84/14 и др.), или в случае необходимости такого расчленения вопроса для определения ответственности соучастника (70/1077, 71/1309, 76/207 и др.) в случае сомнения относительно вменения присяжным должны быть предложены 2 вопроса: об учинении преступления подсудимым и о наличности причины, устраняющей по закону вменение (68/499, 68/135 и 69/830). В случаях, когда сомнение касается как события преступления, так и вменения его подсудимому в вину, должны быть поставлены все три вопроса, на которые распадается совокупный вопрос о виновности (84/14, 84/13, 85/4).

§ 203. За главным вопросом ставятся вопросы дополнительные, если судебное следствие дало для того основание. Дополнительными называются такие вопросы, которые ставятся на случай отрицательного решения главного вопроса. На судебном следствии могут обнаружиться данные, серьезно расходящиеся с выводами обвинительного акта и требующие постановки иных вопросов, для которых обвинительный акт не дает оснований. Такие вопросы могут быть поставлены судом, однако, с одним ограничением, о котором говорит ст. 752: «о преступном деянии, не предусмотренном в обвинительном акте, но обнаруженном при судебном следствии, вопросы не предлагаются, если оно по закону подвергает наказанию более строгому, чем деяние, в том акте определенное». В этом случае суд должен обратить дело к предварительному следствию, если это окажется нужным и к составлению обвинительного акта по всем преступным действиям подсудимого (ст. 753 y. y. с.). Статья 752 говорит о таком случае, когда на судебном следствии обнаружилось иного рода преступление и, притом, наказуемое строже, чем предусмотренное в обвинительном акте. Правильнее было бы вообще не допускать постановки вопросов о преступлении, относящемся к иному роду преступных посягательств, чем предусмотренное в обвинительном акте, безотносительно к большей или меньшей его наказуемости. Под иного рода преступлением в данном случае следовало бы разуметь посягательство на иной объект или, хотя и на тот же объект, но представляющее собою иного характера воздействия на него. В самом деле, в подобном случае имеется совершенно иное обвинение, которое следует подвергнуть всей установленной для обвинений данного рода предварительной подготовке и дать защите подготовиться к борьбе с ним. Но если на судебном следствии обнаружились лишь квалифицирующие обстоятельства или обстоятельства, указывающие на иной характер участия подсудимого в деянии, то обращение дела к предварительному следствию следовало бы предоставить усмотрению суда.

§ 204. Кроме главных и дополнительных существуют еще частные или специальные вопросы, которые касаются того или иного отдельного обстоятельства, особо увеличивающего или уменьшающего степень виновности (ст. 755 у. у. с.). Наш устав уголовного судопроизводства проводит различие между обстоятельствами, влияющими на меру наказания в пределах той же степени, и особо увеличивающими или уменьшающими вину обстоятельствами. Ст. 755 уст. уг. суд. говорит, что «за главным вопросом: виновен ли подсудимый в том преступном деянии, которое составляет предмет обвинения, постановляются частные вопросы о таких обстоятельствах, которые особо увеличивают или уменьшают степень виновности». «Об обстоятельствах, имеющих влияние на определение лишь меры наказания в пределах одной и той же степени, вопросы не предлагаются». Сенат разъяснил, что вопросы должны ставиться только об обстоятельствах особо влияющих на ответственность и что такими обстоятельствами должны считаться обстоятельства, входящие в состав законных признаков преступления и изменяющие его свойства и, притом, указанные в постановлениях о данном преступлении (наприм., цена похищенного при краже, место совершения грабежа и т. п.) (1866/3; 1867/218; 1868/232; 1868/339; 1868 809; 1869 151; 1869/232; 1869/478; 1870/295; 1872/107 и др.). Но об известном обстоятельстве не может быть поставлен вопрос, если это обстоятельство влияет на определение меры наказания в пределах одной и той же степени.

Частные или специальные вопросы можно подразделить на 2 категории:

1) такие, которые суд обязан поставить даже при отсутствии ходатайства о том сторон. Таковы: а) вопрос о степени приведения злого умысла в исполнение, если событие преступления не вполне совершилось (ст. 757 у. у. с.); б) о степени участия каждого подсудимого, в случаях, когда преступление совершено несколькими лицами в соучастии (ст. 758 у. у. с.) ; в) вопрос о разумении в отношении подсудимых моложе 17 лет (ст. 759 y. y. с.).

2) Вторую категорию составляют частные вопросы, которые должны быть поставлены судом при своевременно заявленном ходатайстве о том участвующих в деле лиц. К этой категории относятся вопросы об обстоятельствах, влияющих на уголовную ответственность, однако, не в пределах лишь той же степени наказания, a также об обстоятельствах, по которым содеянное не должно быть вменено подсудимому в вину. «Суд, говорит статья 763 y. y. с., не может отказать подсудимому в постановлении вопроса об одной из причин, по коим или содеянное не вменяется в вину, или же наказание уменьшается или вовсе отменяется, если причина эта принадлежит к числу указанных в законе».

§ 205. В постановке вопросов на суде с присяжными к на суде без присяжных есть разница. Присяжным не ставится вопросов о наказании. Старая доктрина, противополагавшая вопросы факта и права и считавшая присяжных призванными разрешать лишь вопросы факта, в настоящее время утратила свое значение. Теперь ясно, что те и другие вопросы неразделимы, и вопрос о вменении в вину, разрешаемый присяжными, заключает в себе и юридические элементы. На место теории факта и права выдвинулась новая теория — «виновности и наказания», согласно которой присяжные решают вопрос о виновности, a коронные судьи — о наказании. На этой точке зрения стоит к наш устав уголовного судопроизводства. Так, по ст. 801 y. y. с. председатель должен разъяснить присяжным относящиеся к делу законы и юридические правила оценки доказательств, т. е., значит, присяжным предоставляется разрешение вопросов с ясно выраженными юридическими элементами. На то же указывает и ст. 812 у. у. с., согласно которой, между прочим, в своем ответе присяжные могут прибавить слова «с предумышлением», или «без предумышления», т. е., значит, могут устанавливать обстоятельства юридического свойства.

На суде без участия присяжных заседателей, — кроме перечисленных выше,—одновременно ставятся вопросы о наказании подсудимого и других законных последствиях преступления, на суде же с участием присяжных заседателей эти вопросы о наказании ставятся после разрешения ими вопросов о виновности и по выслушании объяснений сторон в отношении к предметам, изъятым из ведомства присяжных (ст. 761 y. y с.). В делах, рассматриваемых судебными палатами с сословными представителями, вопросы о виновности и о наказании подсудимого ставятся совместно; но нарушение этого правила отдельною постановкою тех и других вопросов, как не могущее иметь последствием стеснение прав подсудимого, не может быть кассационным поводом (79/27).



https://allpravo.ru/library/doc1897p0/instrum3553/print4060.html
"ВСЕ О ПРАВЕ" © :: Информационно-образовательный юридический портал ::
Аllpravo.Ru 2021г. По всем вопросам пишите:info@allpravo.ru